«Жизнь началась с новой страницы» — одесский музыкант

Даугавпилс на один вечер превратился в маленькую Одессу. Это случилось в рамках фестиваля «Музыкальный август», когда на сцену в парке Андрея Пумпура вышел одессит... нет, не Мишка, а Феликс Шиндер. И отжег с местными ребятами: форшмак с Привоза был в каждой песне. Можно сказать, что Даугавпилс, некогда еврейский город, вспомнил свой прежний культурный код.

За день до концерта Rus.LSM.lv встретился с Ф. Шиндером и после разговора отвел его в синагогу — куда ж еще податься приличному еврею?

Феликс, вы выступали во многих странах и вообще любите путешествовать. Вас что-нибудь связывает с Латвией?

— С Латвией меня связывает целая цепочка событий. Во-первых, дочь моего прадеда училась в музыкальном училище Даугавпилса. Во-вторых, по маминой линии есть родственники из Риги. Я периодически участвую в частных мероприятиях в Юрмале, мне там очень нравится. В Даугавпилсе я впервые. Последние полгода я провел во Франции и, приехав в Даугавпилс, вижу, что он похож на Украину — от выражения лиц до товаров в ближайшем торговом центре. Еще — температура, каштаны, липы... Я не люблю торговые центры во всем мире, меня это просто бесит. Хорошо, что у вас церковь сохранилась (мы разговариваем в отеле Homelike, рядом находится костел святого Петра в веригах — Л. В.). Вообще — спокойный город.

Вы одессит в нескольких поколениях, так? Ваш альбом «Шалом бонжур!» намекает на ваше происхождение?

 — Да, мои предки по папиной линии пришли в Одессу вместе с войсками Суворова — это были евреи, снабжавшие армию мясом. По маминой линии еврейские предки приехали в Одессу в начале прошлого века.

Альбом «Шалом бонжур!» — намек не только на мое происхождение, но и на многонациональность Одессы. Одессе дали жизнь десятки национальностей, но меня связывает семейная история именно с французами и евреями. И я люблю историю Одессы. Ее градоначальник Дюк де Ришелье сделал город жемчужиной на французский манер.  Все одесситы, мне кажется, до сих пор признательны ему за это. А евреи — это юмор, это одесская супержилка. Еврейская Одесса — огромный пласт истории города.

Как в Вашу жизнь вошла война?

— Из-за войны я уже полгода живу во Франции. Жизнь во многом началась с новой страницы и больше никогда не будет такой, как раньше. До войны я случайно оказался в Лондоне и остался в Европе. Тут я могу давать концерты и помогать тем, кому в Украине это надо.

Ну, а сейчас — постоянный стресс, потому что не ясны многие бытовые моменты. Мы — все украинцы — верим в победу, и каждый старается, как может, жить в новых реалиях.

В современной Одессе осталось что-то от того мира, который описан в «Ликвидации», «Жизни и приключениях Мишки Япончика», в одесских анекдотах, наконец? Или та Одесса — это своего рода навсегда утраченная Атлантида?

— Люди, которые формировали одесскую мифологию, в большинстве своем эмигрировали — они свободные, предприимчивые, в советском мире им было тесно. Одесский колорит — это люди, а не только архитектура с пляжами. Настоящих одесситов осталось мало, многие одесские штучки стали объектом спекуляции, но это правильно — город должен зарабатывать. Одесский флёр окончательно не исчез, но искать атмосферу «Ликвидации», сейчас приехав в город, по-моему, не стоит. Хотя в двориках Молдаванки всё еще можно интересно поговорить и увидеть много интересного — нужно смочь увидеть.

Вы поете одесские песни, классику своего рода, и сочиняете свои. Что больше нравится? И поете ли вы украинские песни?

— На одесских песнях я учусь. В консерватории ведь преподают классику, чтобы вкус воспитать, я же непрерывно воспитываюсь фольклором Одессы — каждый год нахожу что-то новое. Еще я блюз люблю и не теряю надежды его когда-нибудь спеть, но ... всё-таки, наверное, не буду — моя биография другая, с Америкой не связана. Я исполнял несколько украинских народных песен, но не думаю, что это мое.

Ваша группа «Деньги вперед» (колоритное название — Л. В.) не смогла приехать с вами. Вы будете выступать с даугавпилсскими музыкантами...

— Группа «Деньги вперед» была мною распущена в позапрошлом году: я просто вырос из нее, и моим личным амбициям стало тесно в рамках группы. Я собрал новых музыкантов, которые мне нравятся, которые отвечают моим нынешним музыкальным запросам. Добавил скрипку, контрабас. Но я приехал один, часть моих ребят не может выехать из Украины. Обстоятельства такие, какие они есть. Сейчас сложное время — все от чего-то оторвались, некоторые — от всего.

Здешние музыканты — хорошие профессиональные ребята. У нас репетиции по пять часов. Но всё-таки играть еврейскую музыку лучше с теми, у кого она замешана в крови, тогда концентрация будет выше. Это я уже придираюсь (смеется).

Ваши планы в будущем связаны только с музыкой? Вы в кино снимались, рассуждали о развитии туризма в Одессе, биологию с детства любите. Или всё-таки — только музыка?

— Я орнитолог даже. Однако буду делать всё, чтобы остаться в музыке. Я уже записал часть нового альбома. Буду осваивать новые форматы понятные Европе. Но, возможно, и чем-то другим займусь. У меня очень предприимчивая жена, она уже предлагала мне во Франции кормить людей варениками. Я вначале смеялся, но в последнее время призадумался — может, это и не такая сумасшедшая идея.

Вареники — это нечто стабильное...

— Это мне нравится — стабильные вареники (смеется). Я и в Одессе хотел открыть какой-нибудь ресторан с музыкой — небольшой, уютный. В принципе всё это возможно.

Вы хотите, чтобы ваша дочка стала певицей или актрисой?

— Она должна делать то, к чему у нее лежит душа. Если бы мой папа на меня давил, то я бы стал ювелиром или шил бы что-нибудь. Каждый человек должен сам выбрать. Дочке полтора годика, она любит танцевать. Я просто надеюсь, что у нее будет хороший вкус, это важно.

Каким вы видите себя через 20 и 40 лет?

— Через 20 лет, я надеюсь, у меня еще будут волосы на голове... Хочу записывать новые песни, которые нравятся людям, хочу продвинуться в сочинении песен, чтобы у них появились более глубокие смыслы. И не хотелось бы при этом прогибаться под форматы. Дети мне нравятся. Если купить квартиру во Франции, то можно думать о втором ребенке.

Через 40 лет я хотел бы видеть себя живым и здоровым, и чтобы люди думали обо мне хорошо и приходили бы в гости. Хочу ли быть знаменитым? Да хоть завтра согласен (смеется), только не в обход этики.

И в конце разговора — любимый еврейский анекдот...

— Из тех, что можно напечатать, такой. Ходит Рабинович по городу и расклеивает белые листы бумаги. Ему говорят: «Зачем ты расклеиваешь листы, на которых ничего не написано?» Он отвечает: «А что писать? И так всё ясно...». На злобу дня буквально — есть белое, есть черное; есть добро, есть зло. Зло сейчас провоцирует даже добрых людей растворять какие-то добрые качества. Хотелось бы, чтобы добро побеждало, чтобы люди отдавали себе отчет в том, что они делают.

P. S. Вместе с Ф. Шиндером выступала даугавпилсская группа CON FUOCO: Роман Сайковский (кларнет), Мария Пискунова (аккордеон), Евгений Силиванов (гитара), Алмаз Шагапов (контрабас) и Артур Рудзитис (ударные). Прозвучали «Сегодня Сонечка справляет аменины», «Мама, я жулика люблю», «С одесского кичмана сбежали два уркана», «Лимончики», «Семь сорок», «Шаланды полные кефали», «Мурка», «Хава нагила» и многое другое.

Многочисленная публика подпевала, подтанцовывала и кайфовала. Прекрасно танцевали участницы ансамбля «Авива» Даугавпилсской еврейской общины, а одна из украинских слушательниц подарила Шиндеру свежеиспеченный яблочный пирог — от всей души и чистого сердца.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить