100 знаменитых латвийцев

Анатолий Соловьев и Александр Калери: из Риги к звёздам

100 знаменитых латвийцев

Братья Дукурсы: честность в спорте важнее победы

Мирдзе Мартинсоне: кино как генетический код

«Хочется снова смеяться». Мирдза Мартинсоне об ожидании новой роли и новой любви

На ее счету полсотни ролей в кино, около сотни ролей в театре. Кинокартины с ее участием после выхода на экраны посмотрели десятки миллионов зрителей. Героиня нового выпуска программы Латвийского радио 4 «100 знаменитых латвийцев» — рыжеволосая красавица Мирдза Мартинсоне.

Как рассказала актриса, ее папа рижанин, а мама из Латгалии, где они познакомились и куда часто ездили отдыхать.

«Я тоже каждое лето ездила. Я родилась в Риге. Папа и мама познакомились в Латгалии, папа был в армии, пограничником. Где-то на балу — знаете, раньше были такие? Я еще успела побывать на таких балах, где были танцы, играла гармонь. [...] Братья были моложе, а меня брали с собой на танцы. Мне было только 13 лет. Когда ко мне подходили и приглашали, я убегала, я боялась. Потом уже я полюбила танцы. Мне так нравилось! Я могла не разговаривать, главное — почувствовать вальс. Если хороший актер — то вообще прелесть», — говорит Мартинсоне.

Многие девочки мечтают стать актрисой или петь на сцене. И Мирдза была не исключение. Хотя поначалу выбрала себе другую стезю, собиралась стать химиком.

«Девочки, бывают, стоят перед зеркалом, когда мамы нету дома — надевают платье, мамины туфли, губы красят, поют у зеркала. Так это начинается. А потом, уже в средней школе, меня интересовала химия, математика.

Я очень хорошо училась, потом даже поступила в политехнический университет, но мне один один учитель сказал: «Мирдзочка, не туда, не туда...» Оказывается, он был астрологом и нумерологом.

Он первый пробудил во мне интерес к астрологии и нумерологии — всем этим делам, которыми сейчас многие увлекаются. [...] В то время этим заниматься так нельзя было... Он был учителем математики. Но в конце урока всегда рассказывал нам об астрологии, о других вещах. Все так хорошо учились, чтобы поскорее наступили эти 15 минут. Из-за этого его и уволили. Я потом его встречала, несколько раз бывала у него, он смотрел мои карты. Вернер Страупе был моим наставником, который меня заинтересовал этим делом. Я поступила в актерскую студию. Педагогом был главный режиссер театра «Дайлес» Лининьш, он сказал: «После актерской студии поступай на театральный факультет». Так все началось», — вспоминает Мартинсоне.

Актриса хорошо помнит свою первую роль в театре. Она сыграла Шарлотту в пьесе «Ночь игуаны» американского драматурга Теннесси Уильямса.

«Моими первыми партнерами были Харийс Лиепиньш, Вия Артмане... Я была в таком стрессе, так волновалась. Потом уже пошли роли. Мама всегда все это записывала, рецензии вырезала, а думала — кому это нужно?

У меня все это где-то лежит в одном чемодане, однажды решила — сожгу все, зачем это нужно, кому это надо? Макулатуру эту детям оставлять, что ли, все эти фотографии бесконечные... Но мне сказали — «Нет, пусть останется». Может быть, опубликую, там есть очень интересные фотографии со своей историей», — говорит актриса.

У Мирдзы Мартинсоне очень большой творческий багаж — около сотни ролей в театре. Только за последние пару месяцев она вышла на сцену в двух премьерных спектаклях. А со спектаклем «Любовные письма» давно объездила всю Латвию, была и в Америке, и в Ирландии.

В художественных фильмах, которые на разных каналах крутят до сих пор, она предстает перед зрителем, то как роковая красавица, то светская львица, то простая учительница. При этом часто в остросюжетных картинах она — женщина, вокруг которой бушуют страсти. Многие смотрели детективы «Смерть под парусом», «Незаконченный ужин», «Ждите Джона Графтона», «Малиновое вино» и, конечно же, «Мираж», в котором главные герои в конце истории прыгают со скалы. 

Все эти фильмы сразу после выхода на экраны посмотрели десятки миллионов зрителей. Многие из них в 90-ых выпустили на видеокассетах, а в 2000-е годы, учитывая зрительский интерес, записали и на DVD. Одним из сериалов, который стал особенным для самой актрисы, была «Душечка Моника».

«Это судьба. Мама моя умерла, ее звали Моника. И на следующий год я получаю роль Моники и «сердечко»... Я считаю, что это с неба такой подарок мама мне сделала. Или кто-то»,

— делится актриса.

Мирдза Мартинсоне до сих пор получает письма от поклонников. Все больше с просьбой дать автограф. После фильма «Мираж» ей писала вся страна, в любви признавалась вся мужская половина населения. А работать тогда приходилось очень много.

«Когда я была молодой, мне все было по силам. Утром репетиция в театре, потом — на радио и на телевидение, ночью — съемки. Все было, потому что были мама и папа.

Я даже не знаю, когда у меня успели родиться дети. Мама и папа мне очень помогли, я могла жить только искусством и не думала о деньгах. [...]

Хочу пожаловаться немножко. Где мои кавалеры?.. У меня дома столько писем, ну столько писем, особенно после «Миража»! Со всего Советского союза. И красивые письма, и любовные письма...

[...] Про автографы отдельная история — где я только их раньше не оставляла. На спине, на груди, на руках, на лбу, на белой рубашке — говорю, что скажет жена? «Она будет рада!» [...] У меня есть свои идеи, может, кто-то услышит и захочет быть моим компаньоном. Мне так хочется в кино, и хочется в хорошее кино, какой-нибудь исторический фильм, чтобы опять показаться публике... Ну, вот жду. Звезды помогут», — смеется актриса.

Мирдза Мартинсоне и сейчас готова работать. Она ждет и свою роль, и снова хочет влюбиться.

«Я хочу уладить свою жизнь. Я хочу быть счастливой, любимой. Потому что у меня нет сейчас любимого человека. И... хочется смеяться. Я давно не смеялась. Как в молодости, палец покажут — и все смеются. Я давно так не смеялась. Хочется лучшей жизни», — признается Мартинсоне.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно