Год Даны Бйорк во главе Русского театра: «Руководитель — это одинокий волк»

Вот уже год актриса Дана Бйорк — директор Рижского Русского театра имени Михаила Чехова. О том, как театр выстраивает свою художественную политику, в каком направлении развивается и как ей самой работается в новой должности, Дана Бйорк рассказала в интервью «Домской площади».

Год Даны Бйорк во главе Русского театра: «Руководитель — это одинокий волк»Андрей Хуторов

    «Театр начинается не с вешалки, а с человека! — опровергла она расхожее утверждение. — Потому что человек приходит сюда — за творчеством, за вдохновением, за мыслью, глубиной. Иногда — чтобы расслабиться. Улыбнуться. Главное, чтобы была мысль и эмоция. Поэтому мы и ходим в театр, поэтому театр и существует.

    А гардероб, вешалки — это важно с точки зрения культуры. «Театр начинается с вешалки» — это та культура, которую, быть может, некоторая часть общества начинает забывать.

    Это когда мы приходим в театр – переобуваться в сменную обувь в осенне-зимний период. Это было бы прекрасно! Это говорит о культуре и воспитанности человека.

    Быть может, прийти в театр с цветами — даже не зная, кому ты эти цветы хочешь подарить, но уже с предощущением, что наверняка понравится актер, актриса, быть может, режиссер – да хоть билетер, который пропускает тебя в зал! Само по себе это ощущение такого театрального праздника, особенности, которая отличает повседневную рутину от этого похода в театр и которая во многом могла бы помочь нам вернуться к этой забытой культуре».

    По словам Бйорк, коллектив Русского театра – очень дружный, это люди, которые «работают во имя театра, а не просто для зарабатывания денег». И то, что в последнее время все чаще на афише с репертуаром появляются наклейки «Все билеты проданы» — их заслуга.  

    «Это говорит о замечательной работе всей команды и о любви зрителя к нашему театру. Сомневаюсь, что мы идем на поводу у зрительских вкусов! Сейчас в театре происходит большая перемена. Театр выстраивает свою художественную политику. И организационную — свою. Мы практически нащупали этот стержень: мы можем найти здесь и классические постановки, и современные формы, и новаторство, и эксперименты, и музыкальные спектакли.

    Мы – театр с двумя крыльями. Старейший русский театр Латвии — нам 135 лет, — и старейший русский театр за пределами России. У нас есть свои обязательства перед нашим зрителем, который ходит годами и хочет видеть на сцене классический спектакль в классическом понимании. То, что на данный момент современное течение называет давно забытым прошлым. Но мы обязаны такой спектакль на нашей сцене держать, потому что у нас есть свои традиции и обязательства перед русской культурой и русским театром.

    Традиции, классика – это одно крыло. И есть второе: если мы хотим жить в ногу со временем и развиваться, чтобы о Русском театре говорила не только Рига, Латвия, но и Европа, а может быть, и  мир, — то мы должны так же активно использовать второе крыло, современное течение. Это — эксперименты, новые поиски, и мы этим тоже начинаем активно заниматься.

    В конце этого сезона или в начале следующего мы откроем еще одну площадку вне стен театра. Это будет совсем экспериментальная платформа, где театр сможет позволить себе хулиганить. Делать то, чего мы не можем позволять себе на большой сцене, в стенах нашего театра. Мы – птица с двумя крыльями».

    Миссию Рижского Русского театра Бйорк видит в сохранении традиций русской культуры и русской театральной традиции в Латвии. Было приятно, говорит она, когда на больших гастролях московские критики восхищались прекрасным русским языком латвийских актеров – тем, насколько правильный и богатый язык зрители слышат со сцены.

    Актриса – или менеджер? По признанию Бйорк, ей сложно ответить, что ей ближе — так же сложно, как когда спрашивают, «кто ты, русская или латышка».

    «Я и то, и другое! Заканчивая свой рабочий день как директор, я выхожу на сцену как актриса и думаю: слава богу, у  меня сегодня спектакль! Все эмоции я могу выложить здесь, всё отдать, делать что угодно из того, что именно сцена позволяет и требует. Пробую — получается? Получилось? Замечательно! В этом есть движение. Ты не стоишь на месте в очень комфортных обстоятельствах — ты выходишь за зону комфорта и не боишься проявить смелость в подаче чего-то нового в новом формате».

    В новой должности Бйорк уже освоилась, и главный вывод по итогам первого года, по ее словам, такой: «Руководитель – это одинокий волк».

    «Как бы я ни старалась со всеми дружить, всех поддерживать — стоит только принять какое-то решение, идущее вразрез с эмоциональностью коллектива, ты сразу становишься одиноким волком».     

    Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, Дана Бйорк, отработав в Русском театре им. М. Чехова 8 лет, в конце прошлого года стала его директором — после ухода прежнего руководителя Эдуарда Цеховала, бессменно возглавлявшего театр почти 30 лет. При этом ее назначение состоялось по итогам трех туров конкурса, проводимого Министерством культуры. Цеховал перед своим уходом раскритиковал Минкульт за то, что тот «напустил туману» вокруг выбора его преемника.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Культура
    Культура
    Новейшее
    Интересно