ФОТО: Из истории Курземе. Ловись, рыбка! Прибрежный лов столетие назад

Рыбаки прибрежного лова были в Курземе всегда — с тех пор, как тысячелетия назад на берегах прохладного Балтийского моря поселились люди. Менялись снасти и приемы лова, способы заготовки рыбы… О том, как это было в 1920-30 годах, рассказывает очень интересная фотовыставка Лиепайского музея. Разместилась она в Доме рыболовных сетей Piestātne в Юрмалциемсе — чудесном местечке на самом берегу моря.

Для начала — о самом Доме рыболовных сетей Piestātne. Юрмалциемс — это одно из тех многочисленных мест на побережье, где всегда жили рыбаки.

«Дом сетей был построен в 1958 году, чтобы объединить рыбаков под одной крышей, они могли хранить тут свои снасти, привезти сюда улов, взвесить и транспортировать дальше. Здесь обычно рыбаков ждали помощники, которые помогали разобрать сети и пойманную рыбу, и потом везти ее на рынок или в коптильню», — рассказала Rus.LSM.lv одна из основателей и руководителей общества Jūrmalciema Valgums Расма Павела.

Сейчас в Юрмалциемсе четыре предприятия, занимающиеся коммерческим ловом, есть и отдельные рыбаки. Всего восемь лодок, хотя были времена, когда здесь было 30 лодок. Когда-то были и моторки, и весельные лодки, сейчас только моторки…

«В 2019-м этот дом обновили с мыслью, что рыбаки здесь тоже будут работать, а интересующиеся смогут прийти и посмотреть, как всё происходит. А мы — наше общество — могли бы рассказывать, как когда-то работали рыбаки-прибрежники», — говорит Расма Павела.

Сейчас тут есть две фотовыставки — будни рыбаков-прибрежников в 1960-70-х, зафиксированные Улдисом Бриедисом, и фотографии на рыбацкую тему Петериса Яунземса, тоже из старых мастеров. Петерис ушел в Вечность прошлым летом, но на открытии выставки успел побывать.

Расма Павела чуть ли не всех рыбаков на этих фотографиях называет по именам. Вот, к примеру, бородатый здоровяк с длинными волосами — ну просто викинг — натруженными руками вынимает улов из сетей, на заднем плане суденышко Briga. Это Лаймонис Силис. Петерис Яунземс поместил этот снимок на обложку своей книги Piemares īstenieki. Еще на одной фотографии — отец и сын Зиемелисы. Сын Янис выучился в мореходке на моряка дальнего плавания, но вернулся в Юрмалциемс и стал рыбаком-прибрежником. Арвис Зиемелис до сих пор в море ходит, один из старейших сейчас рыбаков. А вот фотография лодки Kurzeme — это последняя из 14-ти лодок, изготовленная местным мастером. На ней ходил в море местный потомственный рыбак Арвид Кадегис.

Еще в Доме сетей есть разные снасти — с пояснениями о принципах использования и старыми фотографиями. Есть фрагмент корпуса старинного судна, вероятно, парусника. Его выбросило на берег в 2011-м неподалеку, в пяти километрах от Юрмалциемса.

Расма Павела признается, что о такой выставке фотографий, которую сейчас привез в Дом сетей Лиепайский музей, мечтала давно — мол, одно дело рассказ, а другое, когда слушатель может увидеть фотографии, иллюстрирующие всё сказанное.

«Очень хотелось что-то в цифровом формате, чтоб людям можно было показать. И когда мне позвонили, что Лиепайский музей нам привезет свою экспресс-выставку, мне оставалось только воскликнуть, что мечты материализуются!», — улыбается Расма Павела.

В Лиепае, к сожалению, давно уже нет филиала музея о рыболовстве и мореходстве, многократные попытки возродить его пока успехом не увенчались. А ведь в фондах Лиепайского музея — очень много предметов, документов и фотографий о рыбаках-прибрежниках и рыболовном промысле. Нынешняя выставка в Юрмалциемсе — одна из возможностей хоть немножко богатств показать широкой публике.

«Юрмалциемс — один из крупных и аутентичных рыболовецких поселков в Южной Курземе. И у нашего музея возникла идея выделить наиболее характерные из них — Ницу, Бернаты, Перконе, Папе, Юрмалциемс. И, конечно же, Лиепаю, где тоже было очень много рыбаков. В городе было немного иначе, поэтому очень интересно сравнить, как было в Лиепае и как — в других местах», — рассказала Rus.LSM.lv историк Лиепайского музея Алена Крижевич.

На сайте Лиепайского музея очень интересно о прибрежном лове рассказано. Так что мы с Аленой Крижевич поговорили о тех аспектах, которые там не упомянуты.

«Рыбаки в основном работали сами по себе, кооперативы были редкостью. Сначала в общества, потом в кооперативы рыбаки организовывались от Юркалне до Ниды, но рыбаки продолжали работать и индивидуально. В то время очень дорогим было строительство моторной лодки или покупка снастей, поэтому рыбакам было необходимо кооперироваться. Дальнего лова в те времена попросту не было, точней, всё только начиналось, первый большой корабль — Bru — появился в Риге в 1930-х, ходили в Атлантику за сельдью, но затея не окупилась. Так что лов вели рыбаки-прибрежники. Работали командами по 3-6 человек. Ловили салаку, треску, другую рыбу. Сетями и другой снастью. Метод ловли корзинами очень интересен. Вот как раз такая корзина со всеми снастями. На каждый из крючков насаживалась наживка — ночью ловили на мелководье рыбку-песчанку. Или мелкую кильку брали. Резали на кусочки. И нанизывали. Работа была очень кропотливой, делали ее в основном женщины, у них хватало терпения и усердия. По 120-250 крючков на каждом из шнуров. Их еще потом надо было разложить в определенном порядке. Таким «корзиночным» методом обычно ловили треску. Корзины погружались в воду на пути следования косяков рыбы и — вытаскивались через какое-то время уже с уловом. Тогда трески было очень много, не то, что сейчас. Это была самая дешевая рыба!», — рассказывает Алена Крижевич.

Сети для ловли рыбы ставили рядами. Каждая сеть по 70-90 метров, у одного рыбака по 5-6 сетей. В общем, команда одной лодки ставила по несколько километров сетей. Еще были большие неводы, гораздо больше сетей. Так, на все Бернаты был один такой огромный невод. Вытащить его вместе с уловом было непросто. Рыбаки обвязывались специальными деревянными креплениями из нескольких элементов — получался своеобразный пояс. От него идет веревка к большому морскому неводу. Так тянуть на берег сеть гораздо легче, чем просто руками.

Улов или сами на продажу везли — среди прочих фотографий есть снимок на набережной Торгового канала в Лиепае, рыбаки с лодок торгуют свежей рыбой. Другой способ реализации — через посредников, хотя те старались максимально сбить цену.

Улов не только продавали в свежем виде, но и заготавливали рыбу впрок. В 1930-х в Лиепае построили общую для всего Лиепайского рыболовецкого общества фабрику по переработке рыбы. Была сушка рыбы, коптильня, цех по изготовлению рыбной муки, цех по засолке рыбы…

«Но очень многие вплоть до 1940-х сами занимались сушкой рыбы, засолкой, копчением. Для современного человека самым интересным процессом, пожалуй, будет сушка. Так заготавливали треску. Тогда треска была большая, не в пример нынешней. Делали филе, связывали попарно и закидывали на жерди. Немного похоже на то, как белье на веревках развешивают. Камбалу тоже сушили. Но филе из нее не сделаешь, так что потрошили, за хвостики попарно связывали и тоже — на жерди. Ставили их поблизости от сарайчиков, в которых рыбаки держали свои снасти. Берег, дюны, ветерок обдувает… Так лиепайчане делали. А в Нице — попросту во дворах», — рассказала Алена Крижевич.

Фотографии о жизни и работе рыбаков-прибрежников в 1920-30-х из фондов Лиепайского музея в Доме рыболовных сетей Piestātne в Юрмалциемсе можно увидеть до 18 сентября включительно с 16.00 до 20.00.

Но — если публика проявит интерес — выставка Лиепайского музея останется в Piestātne дольше.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще