Эксклюзив: Янтарь, магия солнечного камня

В апреле в Калининградском  областном  музее янтаря гостила выставка «Что у янтаря на уме?», представлявшая ювелирные украшения, созданные современными латвийскими художниками. Она была организована при поддержке Канцелярии консульского отдела Посольства ЛР в РФ  в Калининграде и рижской галереи Putti.

Коллекция была частью зарубежной культурной программы в рамках Председательства Латвии в Европейском Союзе и прибыла в Калининград из Женевы, чтобы затем отправиться  в Японию и Великобританию.

На днях в рижской церкви св. Петра начала работу уникальная выставка «Янтарный берег России» из собрания Калининградского  областного музея янтаря, которая  будет доступна для посетителей до 16 июня.  

В качестве координатора и менеджера нового проекта выступила аспирант Балтийского федерального университета им. И. Канта, специалист отдела организации выставок  Ирина Кривонос. Года два назад она уже привозила в Ригу коллекцию  работ калининградских художников, тогда и познакомилась с продюсером Уной Янсоне. Та захотела получить экспозицию янтаря из калининградского музея, через некоторое время нашла на нее деньги — и вот она в Риге.  А сотрудничество продолжается. Теперь россияне хотят пригласить латвийских мастеров  на  масштабную Межднародную биеннале авторских изделий из янтаря «Алатырь» (старорусское название солнечного камня), открывающуюся 22 июня в Калининграде.

Окно в прошлое

Правда, такие раритетные экспонаты, как  янтарь весом более четырех килограммов, мы тут не увидим, потому что их просто нельзя вывозить. Но выставка роскошная и демонстрирует солнечный камень во всей его красоте и разнообразии.

Композиция Л.Н. Серебряковой «Старое дерево».

 

Моим гидом по экспозиции в церкви св. Петра стала заместитель директора калининградского по научной работе Ирина Торопова.

«Наш естественно-научный раздел, — поясняет она, — показывает  образцы натурального янтаря, которые демонстрируют его богатую цветовую гамму и различные природные формы. В том числе,  форму капли, которая получалась, когда смола не скапливалась на коре, а скатывалась в почву или воду. Капли крайне редко встречаются, и это очень дорогие образцы. Музей выставляет их в естественном природном виде, но художники иногда обрабатывают».

А еще в одной из витрин, под лупами, помещены инклюзы, и можно разглядеть включения личинок, паучков и прочей мелкой живности, которая обитала на планете 40-45 миллионов лет назад и попала в этот в янтарный плен. Таков возраст янтаря. Идентификацией включений занимается музейный палеонтолог. В калининградской коллекции имеются, например, такие раритеты, как перо ископаемой нелетающей птицы  диатрима, фрагмент тела ящерицы, стрекоза… Крайне редкие инклюзы, потому что ящерица и стрекоза достаточно тяжелые и сильные существа, чтобы выкарабкаться из застывающей смолы.  

«Это как окно в прошлое, — продолжает Ирина. — Как памятник, который мы ставим на городской площади. Тут эстетика, трагическое, научное преломляются так, что возникает сложное чувство. И в обработанном виде подобный камень дороже обычного янтаря, иногда на порядок. Очень редки инклюзы самой янтареносной сосны. Может попасться даже образец с включением еще неизвестного науке живого существа, а это уже научное открытие!  Такого у нас в музее пока не произошло, но среди наших инклюзов  есть и такие, каких нет в других, и ученые приезжают к нам, чтобы на них взглянуть».

Воссоздание шедевров

В художественной части экспозиции разместились авторские работы современных художников последних 15-20 лет. А  также выполненные специалистами очень высокого класса  научные  реконструкции утраченных предметов. Или же копии тех, что  сохранились и находящихся в собраниях России и Западной Европы.

Ф.А. Красавцева. Брошь.

 

Научная реконструкция  — очень важная часть работы калининградского музея, тем более, что когда-то в городе существовала знаменитая Кёнигсбергская коллекция, бесследно исчезнувшая во время Второй мировой войны. Сейчас накоплен опыт работы с янтарем, восстановлены многие старинные технологии его обработки.  И это позволяет калининградским и питерским художникам, по оставшимся фотографиям и эскизам, воссоздать  шедевры и представить их в объемном материальном виде.

У музея нет своих мастерских. В области имеется Янтарный комбинат, выпускающий серийную и художественную продукцию, и есть художники, работающие с янтарем. Приглашая питерских мастеров, музей лишь предоставляет им материалы, а выполняют они заказ у себя в Царскосельской мастерской, под Петербургом.

«Дело в том, — поясняет Топорова, —  что янтарь остается живым буквально до конца своих дней. Но, увы, стареет, становится все более хрупким и, в конце концов, может просто рассыпается, исчезнуть физически. Поскольку постоянно происходит окисление, меняется внутренняя структура, что влечет за собой изменения  цвета, характера поверхности. И научная реконструкция – очень актуальная область для изделий из янтаря, которые спустя  несколько столетий могут быть утеряны навсегда».

В одной из витрин размещены современные шкатулки  и реконструкции старинных ларцов. Сегодня применяются новые технологии обработки янтаря, о которых в 17-18 века и не слыхивали. Скажем, в шкатулке «Золотая рыбка» калининградского художника Серова солнечный камень использован как материал для витража. Здесь  металл соединяет различные фрагменты тонких пластин из янтаря, создавая  живописный рисунок. А вот и более традиционная комбинация. На внутренних поверхностях прозрачных пластин сделан рисунок, который из-за толщины янтаря становится объемным и при различном угле зрения или падения света создает различные пространственные эффекты. Иногда такие пластины даже специально делали выпуклыми и за счет кривизны поверхности они работали как линзы.  

Янтарю можно придать множество декоративных эффектов, и используя фольгу, которую кладут под камень. И если посмотрим на виртуозную композицию «Одуванчик» известного калининградского художника Воробьева, на янтарном листке увидим божью коровку. Причем, когда смотришь спереди, букашка ярко-красная, подойдешь сбоку — становится прозрачно-желтой.   

Уникальный балтийский янтарь

Вообще, янтарь с  незапамятных времен производил какое-то магическое воздействие, привлекал  своим  солнечным блеском, мягкостью, платичностью.  Его можно пилить, резать, сверлить, шлифовать. Он достаточно вязок, хорошо полируется. Первые предметы культа, амулеты, украшения, делались не только из кости и дерева, но и из янтаря. Именно он,  как и золото, был одним из первых материалов в культуре, которые стал обрабатывать человек.

«Естественно, речь о народах, которые когда-то населяли территории, прилегающие к Балтийскому морю, — поясняет Торопова. — В других регионах мира есть янтареподобные смолы — копалы, но их  возраст уже не 40-45 миллионов, а всего около двух миллионов лет. У них другие химический состав и строение и поэтому это, по сути, не янтарь. Балтийский янтарь, или сукцинтит по-научному, является уникальным материалом, такого в мире нет больше нигде».

О. М. Бадмаева. Ларец.

 

В разное время стоимость янтаря, в зависимости от цвета и прозрачности, была разной. В глубокой древности, например, римляне и китайцы, особенно ценили очень прозрачный красноватый янтарь. В зависимости от моды, может быть очень популярен и поэтому более дорог желтый янтарь медовых оттенков. Одно из представленных в экспозиции ожерелий собрано из разноцветных янтарных бусин, от густо-красных — до желтых, белых, голубоватых и даже зеленоватых. В природе все процессы в зеленовато-голубых янтарях (пиатра) происходят довольно интенсивно, и такие камни постепенно приобретают традиционный солнечный цвет

Янтарь уникален в любом качестве. То есть небольшой кусочек так же неповторим, как и крупный. У каждого свое сочетание: прозрачность-непрозрачность светло-желтых, темно-коричневых  оттенков… Так и тянет применить эти удивительные эффекты в ювелирном изделии так, чтобы это соответствовало названию, которое могут иметь брошь, серьги, подвеска или миниатюрная скульптура. Все это природные куски янтаря. Художник только снял корочку окисления, отшлифовал, отполировал — и вот уже почти прозрачный камень сияет и переливается удивительными фантастическими узорами и полутонами. Так и хочется воскликнуть: какой тонкий вкус, какое  богатое воображение!

В экспозиции представлены и, что называется, классика жанра, и эксперимент. Например, тончайшей работы модель парусника создана в традициях эры самих парусных судов. А так как при нагревании из янтаря можно тянуть тонкую нить, то и «канаты» этой миниатюрной копии тоже янтарные.

Молодые художники предлагают свои идеи.  Скажем, обыграв такие имена янтаря, как электрон, электрум,  солнечный камень, подчеркивающие некую светоносность удивительного материала, они подошли к теме с юмором, придумав… «электрические лампочки» с янтарными деталями.  

«Но сегодня фирменный знак калининградских художников, — рассказывает Ирина Топорова, — преобладающие камнерезные работы.  Эта мелкая пластика, предметы интерьера, быта – своего рода скульптуры. Иногда это очень выразительная крупная вещь, которая говорит о мастерстве именно резчика по янтарю. Как, например, представленное в нашей рижской экспозиции католическое распятье или подсвечники.  Калининградкий художник Геннадий Лосец  своим трубкам, табачницы и мундштукам часто придает очень своеобразную форму —  животных, людей, мифологических персонажей».

Объединяющий мир

«Калининградский музей янтаря часто организует подобные выставки в России и за рубежом, — продолжает Ирина. — К янтарю есть интерес, мы этому рады, мы готовы показать его.  Горды, что именно в нашей области самое крупное месторождение  янтаря и мы единственные в мире добываем его буквально  промышленным, карьерным способом.  Десятками и сотнями тонн в год. Наш музей сегодня – это одно из ярких культурных мест города. Его коллекция насчитывает более 14000 единиц хранения. Ежегодно проводим 1200 экскурсий, организуем около 30 выставок и проектов.

Одним  из самых интересных и масштабных событий с 2004 года стала Международная биеннале авторских изделий из янтаря «Алатырь» (старорусское название солнечного камня. Условие участия — янтарь должен составлять в композиции изделия не менее 50 процентов. Приглашаются художники со всего мира, и  уже сложился коллектив авторов, которые приезжают из года в год — из Дании, Польши, Латвии, Литвы. Много российских мастеров.  Иногда присоединяются и американские, и японские художники.

«Янтарь как материал объединяет мир на самом деле, — убеждена Ирина Торопова. — Уникальность солнечного камня питает интерес, который не имеет национальных границ».   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить