Дирижер Синайский: «Мы жили в эпоху Валдиса Зариньша – вот в ней моя скромная роль…»

Известный во всем музыкальном мире дирижер Василий Синайский, в семидесятые-восьмидесятые годы возглавлявший главный оркестр Латвии, вновь в Риге. Он записал за несколько дней альбом памяти композитора Петериса Плакидиса. А также презентовал сдвоенный альбом, посвященный памяти его коллеги, некогда первой скрипки Латвийского Национального симфонического оркестра Валдиса Зариньша. Кстати, выступая на презентации альбома Зариньша, министр культуры Латвии Даце Мелбарде особо поблагодарила Маэстро за то, что он стал и спонсором альбома, «установив таким образом памятник нашему великому скрипачу».

- Василий Серафимсович, что для вас означает это событие?

- Это совершенно особое событие. Посмотрите на фотографию, которая украшает этот двойной альбом, и вы увидите, насколько вдохновенное лицо у Валдиса Зариньша! Я считаю важным сказать, что вы все вместе должны гордиться, что в вашей стране родился и жил такой человек.

- Как вы с ним познакомились?

- Конечно, когда я в 1976-м пришел в оркестр, его еще не было в этом коллективе. Он работал в камерном оркестре. Там играли, конечно, выдающиеся музыканты и некоторые из них еще здравствуют и так приятно, что пришли сегодня на презентацию альбома.

Извините за такое слово, но Валдиса в симфонический оркестр я переманил. Просто я считал, что в нашем большом оркестре должны играть только самые лучшие музыканты. И скажу честно, это далеко не тайна, что Валдиса было довольно-таки просто уговорить. При внутренней сдержанности он был очень подвижен, всегда стремился к новому и быстро ответил согласием.

- Сколько записано вами и Валдисом произведений? 

КОНТЕКСТ

Василий Синайский родился в 1947-м в республике Коми, где отец Василия был репрессирован как сын священнослужителя (в семье Синайских в нескольких поколениях были церковные регенты). В середине 1950-х годов разрешили вернуться в Ленинград. Профессиональное образование получил в Ленинградской консерватории, которую окончил в 1970-м, продолжил обучение в аспирантуре.

В 1971-1973 годах Василий Синайский работал вторым дирижером симфонического оркестра в Новосибирске. В 1973-м 26-летний дирижер принял участие в одном из самых сложных международных соревнований — конкурсе «Фонд Герберта фон Караяна» в Западном Берлине, где получил первое место и золотую медаль. Вскоре получил приглашение дирижера Кирилла Кондрашина стать его ассистентом в оркестре Московской филармонии (работал в 1973-1976).

В 1976 году был приглашен главным дирижером Государственного симфонического оркестра Латвийской ССР (ныне - Латвийский Национальный симфонический оркестр). Работал с ним до 1989-го. Помимо классики, оркестр исполнял практически все новые сочинения латышских композиторов. С 1976-го преподавал симфоническое дирижирование в Латвийской государственной консерватории. В 1981 году получил звание «Народный артист Латвийской ССР».

В 1989-м переехал в Москву. С 1990 по 1991 годы возглавлял Симфонический оркестр Белградской филармонии. С 1991 по 1996 год - главный дирижер Симфонического оркестра Московской филармонии. В 2000-2002 годах руководил Симфоническим оркестром России. В 1996 году он стал главным приглашенным дирижером Филармонического оркестра ВВС. Синайский был также главным приглашенным дирижером Филармонического оркестра Нидерландов (с 2002 года). С 2007 по 2011 год был главным дирижёром Симфонического оркестра Мальмё в Швеции. С 2010 по 2013 год Василий Синайский художественный руководитель и главный дирижер Московского Большого театра.

В 1999 году Василий Синайский стал лауреатом Большого Музыкального приза Латвии.

Живет в Москве и Амстердаме.

- После этого было сыграно столько всего самого разного! Я только сегодня узнал, что на Латвийском радио существует 250 соответствующих записей. Все основные концерты! Вот мы сыграли Брамса, и я ему говорил, а теперь давайте подумаем о Бетховене. И иногда для этого ему надо было подумать несколько лет, он был очень сосредоточенным. Он все хранил внутри себя и, наверное, от этого были и сложности – прежде всего психологические.

Вы знаете, как несправедливо судьба к нему отнеслась… В самом расцвете сил он перестал играть и как он героически это перенес. Было много печальных событий… Я считаю, что крайне несправедливо к нему отнеслась Латвийская консерватория… Хотя Валдис был замечательный педагог. Валдис всегда внимательно слушал, всегда мог объяснить, что нехорошо, и показать, порекомендовать, как улучшить.

Валдис много ездил. У нас есть с ним фотография, где мы с ним в знаменитом большом зале Ленинградской филармонии им. Шостаковича. По-моему, мы там играли концерт Ромуалда Калсонса. Все латышские композиторы, которые писали какие-либо скрипичные произведения, сюиты, концерты – они перед собой видели прежде всего облик Валдиса Зариньша в качестве будущего исполнителя. Они сразу слышали его звук, видели его вдохновенный поворот головы – это было по-настоящему огромная индивидуальность.

Мне естественным показалось увековечить его исполнение в альбоме. Год назад мы его похоронили. И что после этого? Память о музыканте остается в звуках. Это все же счастье, что писатель остается в своих книгах, живописец – в картинах, а после музыканта остается память и звуки.

Иногда я слышу воспоминания о моем первом педагоге, профессоре, великом дирижере Илье Мусине от молодых людей, которым по возрасту при жизни Мусина могло быть только два или три года… Ну, так получается по датам. Или то же самое о дирижере Кирилле Кондрашине, у которого я начинал ассистентом в симфоническом оркестре Московской филармонии и о котором я вдруг слышал от молодых хористов Большого театра, когда я там работал главным дирижером. Поэтому память надо все-таки фиксировать – прежде всего делами и настоящим отношением к выдающимся деятелям культуры.

- И одновременно вы сейчас в Риге записали альбом из произведений Петериса Плакидиса…

- Он тоже был мой друг и тоже ушел из жизни чуть более года назад. И я уверен, что дирижер Нормунд Шне, выступивший сейчас в качестве звукорежиссера, великолепно смонтирует диск. Я рад, что оркестр отнесся к идее записать произведения Петериса на диск с огромным интересом и энтузиазмом. Настолько с большим энтузиазмом оркестр отнесся, что мы даже запись завершили на день раньше запланированного – не потому что халтурили, как раз наоборот… Это был истинный энтузиазм!

Так что только в делах, в записях звуков память о музыканте существует. И это важно и для оркестра, и для будущих поколений, для молодежи. Для тех, кто никогда не видел Валдиса Зариньша… Но теперь они могут услышать эти хотя бы четыре концерта из архивов Латвийского радио. Это скрипичные концерты Яна Сибелиуса и Белы Бартока (первый диск сдвоенного альбома) и скрипичные концерты латышских авторов Гундариса Поне и Ромуалда Калсонса (второй диск).

Конечно, можно было бы выпустить побольше его записей… Валдис очень любил Брамса, например. Я участвовал практически во всех его концертах, так что остается еще огромное поле деятельности…

Самое главное, что эти диски можно и нужно дарить своим детям, внукам. Многие из нас помнят самого Зариньша и его человеческие качества, об этом стоит рассказывать, кто это был.

Я повторяю все время, что все мы жили в эпоху Валдиса Зариньша – вот в ней моя скромная роль.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно