Даугавпилсский музыкант осуществил мечту — играть джаз в Бразилии

«К нам на фестиваль Jazz Joy Spring никогда не приезжали из Бразилии, а в этом году приехали», — сказала мне заместитель руководителя Управления культуры Вита Вилевко. Правда, тут же добавила: «Один из них, Александр Райчёнок, в Даугавпилсе жил и учился...» А я вспомнила, что десять лет назад разговаривала с даугавпилсским «молодым львом джаза», как его окрестила литовская пресса. Он мечтал попасть в Бразилию. Каким образом исполнилась мечта — и что из этого вышло?

— Да, с мечтами надо быть осторожными: они имеют обыкновение сбываться, — задумчиво говорит Александр. — Я в Германии познакомился со своей будущей женой, она оказалась бразильянкой. В Германии я практически ежегодно участвовал в одном проекте, можно сказать, был там музыкальным директором. Она тоже участвовала. Ну, я и подумал — в Литве я уже долго живу, почему бы не поменять страну?

— Почему вы из Даугавпилса в Вильнюс уехали?

— С пяти лет я играл на пианино, с 13-ти — на саксофоне. Закончил даугавпилсскую школу №13, занимался у Гринбертов — отца и сына. Замечательная школа, замечательные педагоги. Но в тот момент, когда я школу закончил, в вузах Латвии — ни в одном — не было джазовой кафедры, а в Вильнюсе такая кафедра была. Вот я в 1998 году и уехал. Уехал и остался. Жил и работал в Литве 15 лет. А в 2013-м поехал в Бразилию, вначале посмотреть, потом — жить.

— Получается, Латвия — не джазовая страна?

— Раньше она была не очень джазовой страной, сейчас всё меняется. Много молодых талантливых музыкантов, которые поучились за рубежом и вернулись, прекрасно играют. Тут ситуация улучшается.

— Только в джазе улучшается?

— Я редко бываю в Даугавпилсе, три с половиной года не был.

Хорошеет город, он и раньше был хороший, теперь еще лучше, но людей становится меньше.

Это очевидно, я в каждый приезд вижу. За событиями в Латвии я по возможности слежу через Интернет. Меня многое не радует, многое, я считаю, происходит неправильно. Мне не нравится политика отрицания, когда всё, что было раньше, объявляется плохим. Раньше плохо, а теперь хорошо? По-моему, это неправильный путь.

Надо в прошлом искать хорошее и добавлять его в настоящее, таким образом модернизировать настоящее.

— Какая она, Бразилия? Как в известном фильме — «много диких обезьян, и они как прыгнут...»?

— Обезьяны, да, живут. Не везде, конечно, но есть.

Бразилия — это другая планета, трудно объяснить. Всё другое — воздух, небо, солнце, песок, трава, деревья, еда. Люди тоже другие,

очень открытые, дружелюбные, даже иногда слишком. В Европе могут не понять. Кстати, те бразильцы, которые пожили в Европе, отличаются от других. Они более сдержанные, что ли... А так — сразу в гости зовут практически незнакомого человека. И телевизору верят. Не оценивают информацию критически, не анализируют, просто верят.

Я живу в столице, она так и называется — Бразилиа. Социальное расслоение сильное, работы в стране много, и страна богатая. Если много и хорошо работать, то будешь хорошо жить. Многие бедняки работать просто не хотят — им тепло, они всегда улыбаются, не унывают, еда на деревьях растет — можно манго сбить и покушать. Сколько денег надо для нормальной жизни? Я не знаю. Всё зависит от привычек. Если так, без особых излишеств, то на двоих — четыре, четыре с половиной тысячи евро в месяц. Меньше очень трудно.

Я три раза участвовал в бразильских карнавалах. Очень веселое действо, особенно радуется молодежь. В каждом городе своя система, в Рио на карнавале я еще не был, а у нас в Бразилиа едешь на грузовике, играешь, народ внизу танцует, веселится, пиво пьет. Иногда и драки бывают, но полиция следит за порядком. Перьев в нарядах у нас мало, они есть, но не так ярко всё представлено, как в Рио-де-Жанейро, например. Там всё рассчитано на туристов.

В Бразилиа есть небольшая русская диаспора, несколько десятков человек, в основном это женщины из России, которые вышли замуж за бразильцев. Ну, и сотрудники российского посольства, мне приходилось работать с посольством, очень хорошие впечатления остались. Латышской или литовской речи я ни разу не слышал.

— Вы по Латвии скучаете?

— Скучаю по родителям, они в Даугавпилсе, в гостях у меня пока не были — сложный перелет, посмотрим, может быть, когда-нибудь... По нашей домашней еде скучаю, там нет сметаны, кефира, много чего нет. Хлеб совсем не такой, как у нас. По маминой еде я скучаю. Жена учится готовить потихоньку наши блюда, борщ уже замечательно получается. Она тренер по пилатесу, мастер капоэйра; можно сказать, живет спортом. Я и по Литве скучаю, литовский язык не забыл.

— А португальский выучили?

— Конечно! Я много езжу с выступлениями по Бразилии, во всех главных городах уже побывал. Пределы страны не покидаю — она очень большая, работы хватает. Европа далеко. На данном жизненном этапе Бразилия — моя страна.

— Я вас 10 лет назад спрашивала — вы при помощи саксофона с Богом не разговариваете, как герой хорошего фильма «Такси блюз»?

— Ничего не изменилось:

я по-прежнему через саксофон с Богом не разговариваю. Я так глубоко не копаю, я лишь играю красивую музыку.

Кажется, получается. Какие-то любимые стили и произведения назвать не могу, мне всё нравится. Я просто люблю музыку.

— В Европу не думаете вернуться?

— Не планирую. Латвия вообще не рассматривается: тут с работой будут проблемы. В Европе придется опять начинать с нуля — зачем мне это? Я вот думаю о покупке квартиры в Бразилиа, а еще лучше — дома. Если про творческие планы, то развиваться — и всё. Путь-то верный, много хороших проектов, пресса бразильская пишет обо мне, на телевидении недавно был. Направление правильное, перспективы есть. И

я неизменно счастливый человек: и десять лет назад вам это сказал, и сейчас скажу. Руки-ноги на месте, любимая работа — что еще надо?

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Интересно