Анна Ранцане: Латгальский язык — уже не уникальное явление, это часть латышской культуры

Поэтесса Анна Ранцане — символ современной литературы, журналистики, общественной и культурной жизни Латгалии. Она – постоянный член жюри, а также неоднократный лауреат ежегодной премии латгальской культуры «Бонюкс».

Поговорили о конкурсе, номинантах и лауреатах, а также о важности популяризации латгальских культурных ценностей и их влиянии на культурные процессы Латгалии в будущем.

— Скажите, какие новые имена и таланты раскрыл «Бонюкс»2021 года?

— Я хочу сказать, что работа жюри каждый год становится все труднее и труднее, сложнее, потому что из этих всех заявок выделить 30 лучших очень сложно, а из 30-ти выделить 10, самых-самых, это, даже можно сказать, невозможно. Но все-таки это нужно делать, и всегда кое-что, кто-то остается за бортом, кто достоит внимания. Я, может быть, в начале скажу, кто остался без награды. Очень жалко книгу Игоря Плича и Петериса Корсакса о латгальской фотографии, которая вышла в прошлом году. Еще я бы отметила и выставку, которую проводил Латгальский музей Резекне, она посвящена юбилею Валерии Сейле. Те 10, которые стали лауреатами — это самые яркие, самые звездочки. В этом году, можно сказать, что установилась такая тенденция: латгальский язык — это больше что-то не уникальное, это часть и можно сказать, значительная, латышской культуры в целом. И латгальская литература тоже может занять равноценную нишу в латышской литературе, так же, как и искусство, которое создается в Латгалии, музыка, концерты.

— Вы сказали, что очень много было подано заявок. Уточните, пожалуйста — вот за один раз численно, сколько этих заявок всего подается?

— Это больше сотни. Был один год, когда было около двухсот заявок примерно. Хочу отметить, что из этих десяти был такой сюрприз. Это нельзя сказать, что это поэтесса, нельзя сказать, что это поэт, но это литературная мистификация Мария Цейсла. Ее стихи или его стихи, мы этого не знаем. Это псевдоним, но за этим псевдонимом могут быть или одна, или две, или три личности. Очень талантливые личности. Стихи Марии Цейслы, которые в прошлом году появились в Фейсбуке, вызвали такое всеобщее внимание, и эти стихи читали или пытались прочесть даже те, кто до сих пор не читал по-латгальски. Также я хотела бы отметить книгу и не только книгу, творчество Аннеле Слишане, она не только прозаик. Ее книга «Tuoraga stuosti”. Она и художник, она рисует, и еще ткет — она создавала покрывала из разных природных материалов: цветов и трав. Она живет очень далеко от городов, около границы с Россией, но когда у нее побываешь, чувствуешь, что вот именно здесь и есть центр мироздания. Близость к природе, близость к миропониманию, очень интересно, очень четко выражено, ее философия мне очень близка.

— Вы говорили, что сложно было оценить, и с каждым годом жюри работать все труднее и труднее. Я так понимаю, что в жюри по оценке заявок и номинантов «Бонюкса» тоже большое количество специалистов и экспертов приглашаете, порядка нескольких десятков? Интересно, конечно, как проходит оценка этих работ, насколько единодушны вы, члены жюри, в оценке этих работ, или же возникают горячие споры?

— Вы совершенно правы. Эти разногласия иногда довольно острые, но мы уже второй или третий год встречаемся в удаленном режиме с теми, кто живет в Риге или в других городах. Это легче, но и в формате Zoom эти споры тоже такие довольно острые, потому что первую очередь конкурса проходит так: мы все читаем, знакомимся с этими работами и заявками. Потом из этих всех-всех отбираются лучшие. Это уже делают организаторы, отбирают 30 из этих всех. Все 30 обсуждаем, пытаемся убеждать друг друга, аргументировать, это, конечно, сложно. И потом отбираются 10, это, конечно, уже тайное голосование. Все это отправляем организаторам, и тогда они как-то формулой вычисляют. Бывает, что и член жюри не может голосовать, если он как-то связан с этой работой, чтобы не было конфликта интересов. Это важно для объективности. Отобранные работы мы узнаем уже только на самом мероприятии. То есть для нас это тоже интрига и сюрприз.

— Анна, вы сама неоднократно были лауреатом латгальской премии и награждались статуэткой «Бонюкса». Сколько их у вас уже, и напомните, аз какие работы вы были удостоены этой награды?

— Как сказал мой внук, в этом году у меня награды не будет, потому что на полке уже нет места. Полка это небольшая. У меня, кажется, 4 награды. В прошлом году «Бонюкс» был за концертное представление Latgolys freska, но это не только мой «Бонюкс», он просто у меня стоит. Он для Зигбарта Клявы, для радио и всех-всех исполнителей и актеров, музыкантов, кто был задействован в представлении. В позапрошлом году я получила «Бонюкс» за свою книгу о Терезии Броке Aiz ezera balti bērzi..., выдающемся режиссере, легенде нашей хоровой музыки, и, можно сказать, легенде Латгалии. Еще был «Бонюкс» за книгу стихов “Prīca i klusiešona” и за книгу стихов Pylni kārmani dabasu… Bezdelīgu pasts. Стихи сейчас приходят очень-очень медленно, хотя в последнее время, после всех событий, которые сейчас происходят, и которые не дают спать, не дают покоя, ко мне опять приходят стихи, но они очень тяжелые. Мой однокурсник Александр Ирванец, с которым мы учились вместе в институте литературы в Москве много лет назад, из Ровно, но последние годы жил в Ирпене. Они выбрались из Ирпеня по этому мосту жизни, и он мне прислал свои стихи, которые он посвятил этому мосту жизни. И я очень хотела бы эти стихи перевести на латгальский язык.

— Анна, что для вас значит эта награда «Бонюкс»? Понятно, что для деятелей культуры Латгалии она своего рода латгальский «Оскар». Влияет ли вообще эта премия на культурные процессы в Латгалии в будущем, стимулирует ли это к такому творческому вдохновению, смотря и слушая, что делают другие?

— Да. Можно так и сказать, действительно, «Бонюкс» - это латгальский «Оскар». Конечно, она вдохновляет. Это оценка своих же людей, это очень важно. Я помню, как эту статуэтку уже много лет назад приняла дирижер Терезия Брока, как ей вручили этого «Бонюкса». Она подняла эту глиняную статуэтку, поцеловала и сказала: «Это самая большая моя награда. Это даже больше, чем Большой музыкальный приз.

— В связи с этим интересно — вы уже коснулись этой темы — есть ли интерес к латгальской культуре в целом, в нашем государстве, в Риге, в других регионах страны?

— Я думаю, что с каждым годом этого интереса все больше.

— Во всяком случае, то, что очень заметно — латгальскую музыку, поп-группы Латгалии, очень популярны во всей Латвии. Поэтому, может, еще читать не все умеют, потому что это специфическая литература. Но, наверное, все-таки, удастся заинтересовать всех остальных, правда?

— Я думаю, да. Потому что это мероприятие, церемония вручения «Бонюкс», уже второй год транслируется по Латвийскому телевидению, и, как говорили, интерес большой из Курземе и Видземе, жители смотрят, интересуются.

— И в заключении я хотела процитировать вас, прочла это в одном из ваших интервью, вы сказали так: «Латгалия — это ворота между востоком и западом, культурой и языками, вероисповеданиями и традициями. Важно, чтобы мы вместе искали ключ от ворот». Как вы думаете, этот ключ уже найден?

— Дорога — это всегда прекраснее, чем конец дороги. Мы всегда в пути.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить