#LV99плюс На подпольных сборищах пишут любовные письма

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года он позволит со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Автор — один из виртуальных (но не фейковых!) персонажей, «появившихся» на свет для участия в проекте #LV99плюс — реконструкции современными средствами событий, разворачивавшихся 100 лет назад в Латвии и в регионе.

ПЕРСОНАЖ

Андрей Калниньш, 17 лет (родился 20 июня 1900 года).

Сын владельца садоводства в Цесисе. Идеализирует латышских стрелков и мечтает к ним присоединиться. Родители категорически против — в особенности мать (один ее сын, Мартиньш, погиб в Рождественских боях). Отец Андрея состоит в Латышском крестьянском союзе. В рамках проекта #LV99плюс Андрей ведет дневник и делает записи в Facebook.

Свершилось! Вчера* я был на подпольной вечеринке! Ее устроили в Рацкаском поместье. Нас с Фрейманисом туда провел Тощий, задружившийся с парой стрелков.

Хотя Исколат такие сборища и запретил, не сказать, чтоб стрелки вечеринку пытались как-то скрыть. Поместье красиво осветили, уже на подходе к дому слышалась развеселая музыка.

За вход брали 50 копеек, и никого особенно не интересовало, что мы еще молодые и зеленые.

Помещение для танцев было ужасно маленьким, и яблоку было негде упасть. Некоторых девушек мы раньше видели на улицах города. Оркестрик тоже был знакомый — играли те же музыканты, что исполняли траурный марш на похоронной церемонии. В остальных комнатах за столами сидели праздные кутилы, заливавшие за воротник всяческие напитки.

Сперва мы вели себя весьма скромно, и некоторое время только наблюдали за происходящим. Толком и не знали, что делать.

Все изменилось, когда подошел какой-то толстый стрелок и сказал, что пора бы нам уже повеселеть.

Он нас пригласил за свой столик, где сидели несколько бойцов и пара дам. Стрелок представил нас как своих новых друзей и предложил выпить за крепкую дружбу.

Крепость дружбы поддерживали самогоном, который, как оказалось, сами стрелки и гонят. Тосты повторялись достаточно часто, и мы уже начали основательно хмелеть. Тогда одна из сидевших за столом девушек поинтересовалась: как же так, чего же мы дам не идем искать. Пора бы нам обучаться искусству обольщения.

Чтобы начать, она попросила всех троих написать ей любовное письмо — победитель получит поцелуй.

Нам троим пришлось взяться и что-то сочинить. Непростая задача — и наши лица, разрумянившиеся от выпивки, стали совершенно красными. Но собутыльники никаких возражений не допускали.

Я много читал, как надо писать любовные письма, и решил, что буду следовать примерам средневековых бардов.

Как-никак, требовалось показать свою духовную, платоническую любовь, а не плотское вожделение. Нельзя было, чтобы девушкины ухажеры приревновали.

Когда мы все отдали свои письма, дама его одно за другим открыла и громко зачитала, еще усилив наше смущение. Тощий накалякал какие-то глупости, и письмо вызвало несколько взрывов хохота. Эпистола Фрейманиса была более утонченной.

Когда девушка начала читать мое письмо, с каждым словом во мне росло чувство стыда.

Хотелось свалиться под стол и не видеть и не слышать происходящего.

Прочитав, девушка должна была выбрать фаворита. И произошло невероятное — состязание выиграл я. В качестве приза мне полагался поцелуй. Дама подошла и поцеловала меня в лоб, а потом дружески обняла. У меня сердце почти из груди выпрыгнуло. Я очень смутился и оробел, но был все же приятно взбудоражен. Не знал, куда деться. Сидел, полностью обалдевший, и все, даже Тощий, начали надо мной смеяться.

ПРОЕКТ

#LV99плюс включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в сети Facebook.

В течение вечера девушка еще время от времени надо мной посмеивалась, но я действительно не знал, что делать.

От самогона думать и что-то делать было все труднее. Вечер так и продолжался, пока меня совсем не развезло. Я перестал что бы то ни было понимать. В какой-то момент я заснул за столом и очнулся только, когда Фрейманис меня растолкал и сказал, что пора домой. Снаружи была темная ночь, трудно было сказать, который час. Пошатываясь, я добрался до дома и пробрался в свою комнату. Рухнул в кровать и немедленно уснул.

Когда мама будила, сказал, что очень болен, и продолжил спать.

Теперь головная боль наконец-то прошла, но я способен думать только о вчерашней девушке.

Не знаю ни как ее зовут, ни где ее искать, но образ ее не покидает мои мысли.

(* 1918 год, 14 февраля. Запись в дневнике.)

История
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно