Разделы Разделы

Из истории Вентспилса. Как пропить миллион рублей, но вкусно пообедать

В старинном портовом местечке первый кабачок появился в XVI веке. Город рос, во времена Российской империи можно было полакомиться изысканными блюдами в роскошных ресторанах. И в XX веке было множество заведений на самые разные вкусы. Перед Первой мировой горожане общими усилиями за год пропили невероятную сумму в миллион «царских» рублей.

«Все кабаки уже закрыты» (Jau visi krogi ciet...). Эта «Ночная песенка прохожего» (Gājēja naktsdziesmiņa) группы Pērkons сегодня, когда закрыто вообще всё, и кафе-рестораны работают только навынос, стала очень актуальной. Именно с этой цитаты начала свой рассказ об истории заведений общественного питания Вентспилса историк Вентспилского музея Стелла Линденберга.

Первые упоминания о кабаке в Виндау относятся к 1539 году, скорей всего, речь идет о заведении на правом берегу Венты под названием «Сарканмуйжа» или «Кабак на плоту» (Plosta krogs). Тогда комтур Виндау Вильгельм фон Эцбах дал городку право держать на реке плот с канатом и право на земельный участок на другом берегу, где это плавсредство можно было хранить.

«Сведения о том, что в городке были кабаки и таверны, есть и в более поздних источниках, уже времен Курляндского герцогства. Так, в документе 1761 года запрещается в кабаках продавать хлеб, в 1777-м году указывается, что во время богослужений все питейные заведения должны быть закрыты. Нищим в кабаках находиться запрещалось. Еще мы знаем, что трактирщики могли торговать и табаком, а одним из напитков был кофейный пунш», — рассказывает Стелла Линденберга.

Сохранился рисунок Виндау, сделанный в 1729 году голдингенским (кулдигским) врачом Иоганном Вейгандом. На стороне Парвенты видна переправа и группа зданий — судя по всему, это и есть тот самый кабак Сарканмуйжи.  

В начале XX века в Виндау начинается стремительный экономический расцвет. В городе открываются роскошные рестораны. Один из них был в гостинице Royal.

«Заведение в своих рекламных объявлениях предлагает номера с красивыми видами на море, бильярд, изысканное меню — устрицы из Дании, спаржу из Франции, омаров, крабов, рагу из черепахи», — перечисляет Стелла Линденберга.

И добавляет, что в 1901 году даже был стишок об отеле Royal за подписью Р. Таутмилиса-Берзиньша.

Viesi dzer tur labu alu, arī naktsmājas tie dabū.
Zināms, kas to visu bauda, naudas maks tam arī šķauda

(Много пива там ты выпьешь и легко ночлег найдешь
Но известно — за всё это платишь звонкой ты монетой.)

«Вторым подобным элегантным заведением был ресторан в гостинице Roma. В газетах того времени можно прочесть, что его посещали высокие гражданские и военные чины из Москвы и самого Санкт-Петербурга, а также богатые коммерсанты из разных стран Европы, и крупных городов Курляндской и Лифляндской губерний. Захаживали сюда и капитаны судов», — рассказывает Линденберга.

Не было недостатка в ресторанах и прочих заведениях для публики попроще. Например, в усадьбе Пухерта (в районе нынешней Большой площади) и Кургаузе рестораны были с оркестрами и танцевальными залами. Многие городские общества открывали у себя буфеты. И конечно, полно совсем уж непритязательных мест — пивнушек и прочих кабаков, где можно было просто, быстро и эффективно напиться. В основном они находились на улице Ганибу.

«По данным статистики, в 1914 году в Виндаве было 98 кабаков — то есть по одному на каждые сто жителей, включая женщин и младенцев! А горожане пропили за год миллион рублей!»,

— приводит данные Стелла Линденберга.

В первой половине XIX века в Российской империи стремительно росли производство и продажа спирта, в наших краях — монополия немецких помещиков. Для реализации своей «пьяной продукции» они арендовали кабаки, в поместьях Виндавского уезда было по корчме на каждые 10 вёрст. В адресной книге 1900 года упоминаются кабаки в Лечи, Злеки, Сарнате и многие другие.

В 1900 году Российская империя ввела государственную монополию на производство спирта и водки. Правительство выплатило местным помещикам компенсации за утрату привилегий в размере 1,1 миллиона рублей.

«В первые годы после Первой мировой, то есть уже во времена Первой Республики, кабаков в Вентспилсе стало намного меньше — около двух десятков. Местные газеты писали, что по данным Государственного статистического управления, по уровню пьянства вентспилсчан опережают жители Риги, Лиепаи и Елгавы», — отмечает Стелла Линденберга.

Лучшими по-прежнему были рестораны в отелях Royal и Roma, к ним присоединились рестораны гостиницы Rīga, а также в Вентмале. Предлагались дешевые и вкусные горячие и холодные блюда, тут же были буфет, бильярд, радовали публику и музыкальные программы. Заведения категорией пониже были при гостиницах Bristol, Marss, Komerc, Dzimtene. Большой популярностью пользовались буфеты в Доме латышского общества, а в летний сезон — в Луна-парке. Моряки больше всего любили захаживать в три трактира: Laima, Pie Andreja, Londonas Asinsdesa.

«Не всё было гладко! Город даже пережил забастовку всех ресторанов, кафе и кабачков. В январе 1931 года городская дума увеличила налог для заведений общественного питания и — и все они закрылись на несколько месяцев!

Горожане нашли выход — ездили в кабаки Кулдиги»,

— рассказывает Линденберга.

В первые послевоенные годы, уже при советской власти, в Вентспилсе были очень популярны так называемые «рыбацкие кабачки», их расцвет пришелся на 1950-е.

«Один из них, на улице Каптейню, в народе назывался “Корея”. Как раз в начале 1950-х была война в Корее, и

один рыбак, зайдя в жутко прокуренное и очень шумное помещение, воскликнул — “Да здесь как в Корее!”. Так название и прижилось.

А буфет в деревянном киоске на улице Васарницас прозвали “Вифлеемом”. Старшее поколение поясняет: в окнах киоска всегда горел свет, и он манил к себе, словно Вифлеемская звезда. Еще работали Garais krogs, Baltais kiosks и Zaļais kiosks. Все они находились в конце порта, там, где начинался и заканчивался рабочий день рыбаков. И все эти заведения принадлежали рыбацкому кооперативу. Зарплаты рыбаков тогда были одними из самых высоких, а так, через кабацкую стойку, часть этих денег можно было вернуть», — поясняет Стелла Линденберга.

В 1964-м там же открылся ресторан Baltika, он сразу завоевал славу лучшего в городе, и особенной любовью он пользовался среди все тех же рыбаков. Есть истории о том, как

туда после лова заваливались полными командами, в высоких сапогах и водонепроницаемых куртках.

«Тормозки» с обедом, которые жены заботливо давали мужьям по утрам, ставили в рядок у входной двери.

Чуть позже в центре Вентспилса открылся ресторан Kosmoss. Он перенял славу лучшего места в городе и сохранил ее до конца советских времен. Сюда захаживали и иностранные моряки со своими дамами, криминальные авторитеты и т.д. С тех времен и до сих пор живы истории о мытье ног в шампанском, судорожном уничтожении долларов, когда в двери уже ломились «органы», и другие легенды.

В 1970-х в Парвенте построили ресторан Karavella, его посещали наши моряки. В сентябре 1986 года выходившая в США на латышском языке газета Latvija писала в небольшом репортаже из Вентспилса — мол, иностранные моряки собираются в «Космосе», местные — в «Каравелле», собираться вместе не позволяет ЧК.

В советское время хорошей кухней славился ресторан на железнодорожном вокзале, были несколько неплохих кафе, ресторан Sārtās buras. Тогда в Вентспилсе было в ходу выражение: «Каравелла поднимает Алые паруса и уходит в Космос!»

Во всех ресторанах были особые дни с «живой музыкой». В конце 1980-х, на излете СССР, открылось кафе Ventspils в так называемом здании «мавзолея» — торговом центре на проспекте Лиела, а также Štrālzunde на тогдашней улице Плата.

«Исследователи советского времени пишут, что в конце 1950-х рестораны перестали быть доступными лишь для избранной публики, и их время от времени могли посетить все», — отмечает Стелла Линденберга.

Когда советская власть рухнула, стали открываться новые рестораны и кафе, старые кабачки переименовывались. Но ни одно из популярных заведений советских времен не выдержало испытания капитализмом.

  • Rus.lsm.lv выражает огромную благодарность историку Вентспилсского музея Стелле Линденберге, специалисту музея по связям с общественностью Маруте Эйстере, и, конечно, Вентспилсскому музею за предоставленные уникальные фотографии из фондов.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить