«Из его мозга можно сделать двух Эйнштейнов». О великом раввине из Даугавпилса

Ровно 85 лет назад, 9 марта 1936 года, тысячи даугавпилчан вышли на улицы города. Нет, они не хотели выразить недовольство властью, они хотели проводить в последний путь ребе Рогачёвера — раввина Иосифа Розина (1858-1936). Розин не был уроженцем Даугавпилса, но прослужил в нем почти 40 лет, здесь же и похоронен. Могила уцелела до наших дней.

«Розин родился в Рогачёве Могилевской губернии, отсюда и прозвище — Рогачёвер, — начинает рассказ историк, создатель и директор музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии» Иосиф Рочко. — Сейчас Рогачёв — город в Гомельской области Беларуси. Семья будущего раввина была религиозной, мальчик очень рано погрузился в Тору и прославился как вундеркинд. Когда Розину исполнилось восемь лет, учителя отказались учить ребенка, посетовав, что он обогнал их в развитии. Родной город пришлось покинуть, дальнейшее образование Розин получал в Слуцке и Шклове, в 1881 году после женитьбы он поселился в Варшаве, там изучал Тору день и ночь. А в 1889 году молодой раввин получил приглашение стать главным раввином хасидской общины Динабурга».

С тех пор Рогачёвер покидал Двинск только однажды: община эвакуировала его в Петроград, когда началась Первая мировая война. В Петрограде в 1915 году Розину довелось встретиться с Николаем II по случаю преподнесения царю свитков Торы. При приближении царя раввин закрыл глаза и стал шептать молитву, восхваляя Бога за дарованную возможность узреть главу государства. В начале 1925 года Розин окончательно вернулся в Даугавпилс.

«Рогачёвер непрерывно работал. Он обладал феноменальной памятью и острым умом, довольно резким и порой нетерпимым характером. Розин часто повторял: “У меня нет времени”. Он никогда не ходил, только бегал. Горожане видели, как раввин стремительно пробегал от дома до синагоги, а затем обратно. На ветру развевалась его могучая грива: Рогачёвер с детства не стриг волосы, одна из версий — он не хотел прерывать изучение Торы даже на те несколько минут, которые пришлось бы сидеть без кипы перед парикмахером. Даугавпилчане-христиане прозвали Розина “сумасшедшим раввином”, но при этом уважали, называли одновременно и “настоящим раввином”. Да и если бы не уважали, не пришли бы на похороны — там не только евреи собрались.

Он ценил не фанатизм, а любовь к познанию. И за словом в карман не лез. Как-то Рогачёвера спросили, что лучше — сначала взять рюмку и помолиться или наоборот. Розин ответил: “Раньше возьми рюмку, ибо лучше взять водочки и думать о молитве, чем молиться и думать о водке”», — рассказал И. Рочко.

Раввин Розин написал много книг. При жизни он опубликовал пять томов своих комментариев к Маймониду (выдающемуся средневековому философу и богослову-талмудисту) и другие работы. После смерти ученики подготовили к изданию ряд трудов учителя. Алтер Фукс, ставший главным хасидским раввином Даугавпилса после Розина, вместе с дочерью Рогачёвера Рахелью Цитрон сфотографировал рукописи и успел отослать их в Нью-Йорк. И Фукс, и Цитрон погибли при ликвидации Браславского гетто в июне 1942 года.

В декабре 1931-го во время визита в Даугавпилс Розина посетил великий еврейский поэт Хаим Нахман Бялик. Он дал такую характеристику раввину: «Из мозга Рогачёвера можно было бы сделать двух Эйнштейнов. В нем есть несравненная уникальность и к нему надо относиться как к величайшей духовной ценности еврейского народа».

«В 1936 году И. Розин заболел, уехал на лечение в Вену и там умер 5 марта. За честь похоронить его у себя спорили общины Австрии, Польши и Даугавпилса. Спор был решен в пользу города, где Розин прослужил много лет. По сообщению газеты “Сегодня”, в похоронах раввина приняло участие десять тысяч человек. Гаона похоронили между захоронениями рабби Меир Симха и остатками 25 свитков Торы, пострадавших от пожара. В 1939 году на могиле Рогачёвского раввина был поставлен памятник по проекту местного архитектора Натана Кирша. Смерть раввина вызвала траур во многих еврейских общинах мира. Поминальные богослужения прошли в ряде стран, в том числе в Палестине. Ежегодно в годовщину смерти гаона в Даугавпилсе и других местах проводились богослужения в его память», — пишет И. Рочко в первой части своей книги «Знаменитые евреи Латгалии».

Старое еврейское кладбище, где покоился Рогачёвер и другие знаменитые и не очень евреи, в 70-х годах прошлого века было уничтожено, но по просьбе еврейской общины часть захоронений перенесли в так называемую еврейскую секцию коммунального кладбища.

«Раз в год мы сюда приходим, вспоминаем умерших, проводим кейверовес. Я знаю, что в Москве живут правнуки Рогачёвера, но они в Даугавпилс никогда не приезжали. По крайней мере, мне об этом ничего неизвестно. А вот немногочисленные туристы-хасиды, посетив синагогу и музей, устремляются на могилу Розина, он очень важная для них личность.

Лет пять назад наш музей получил в подарок от рижского музея “Евреи в Латвии” портреты трех раввинов, жизнь которых была тесно связана с Даугавпилсом. Кроме Рогачёвера, это Меир Симха (1843-1926), служивший здесь тоже почти 40 лет, талмудист и автор многочисленных книг, и Авраам-Ицхак Кук (1865-1935), уроженец Гривы, ныне входящей в состав Даугавпилса, создатель философской школы религиозного сионизма, первый главный ашкеназский раввин Палестины. Автор портретов — современный израильско-американский художник Тимур Цаку (Timur Tsaku)», — завершил рассказ глава музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить