Холокост в Даугавпилсе: 80 лет назад в городе было создано гетто

Тотальное истребление еврейского населения началось в первый же день нацистской оккупации — 26 июня 1941 года. Через неполные три недели в Даугавпилсе было создано гетто.

Хронология

Rus.Lsm.lv уже рассказывал о погромах и уничтожении евреев в конце июня — начале июля. 

«Динабург-Двинск долго был еврейским городом. Накануне Первой мировой войны в нем жили 55686 евреев — 49,3 % всего населения. Это было самое большое число евреев, когда-либо проживавших в городе. К 30-м годам еврейское население Даугавпилса значительно сократилось, но тоже было значительным: в 1935 году —  11 106 человек, 24,6 % горожан, — говорит Иосиф Рочко, историк и краевед, автор многих книг, директор музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии». — А дальше… 14 июня 1941 года в Красноярский край депортировали около 200 евреев. В первые дни войны более двух тысяч евреев успели покинуть город, став беженцами. 26 июня Даугавпилс был захвачен германской армией, и первым большим местом уничтожения стал так называемый железнодорожный садик за городской тюрьмой. В нем до 13 июля 1941 года специальная немецкая команда при участии местных охранников убила 1150 евреев.

15 июля 1941 года последовал приказ о том, что всё еврейское население в течение десяти дней должно переселиться в предмостное укрепление, где было создано гетто.

По различным сведениям, туда согнали около 15 тысяч человек из Даугавпилса и других городов и населенных пунктов Латгалии.

Крупнейшие акции по уничтожению  были проведены 28 июля, 1, 18, 19 августа. По отчетам немецких команд, в гетто уничтожили около 9000 человек. Еще одна кровавая акция прошла 8-10 ноября 1941 года. В этой акции, кроме немцев и местных полицейских, принимала участие и печально известная “команда” Виктора Арайса. По разным оценкам, было уничтожено от 1000 до 3000 евреев.

К началу декабря 1941 года в гетто оставалось 962 человека. Через полгода, в мае 1942-го, при участии арайсовцев и местных полицейских было уничтожено почти 500 евреев. Оставшихся в живых перевели в Даугавпилсскую крепость работать в мастерских.

В 1943 году обитателей гетто отправили в Ригу и в Эстонию; осенью 1944 года последних узников Даугавпилсского гетто на пароходах доставили в Польшу и распределили по разным лагерям.

Выжили примерно сто человек. Часть из них вернулась в Даугавпилс».

Истории

Воспоминания тех, кто выжил, в течение многих лет собирали и изучали краевед Залман Якуб (1919 — 2009) и уже упомянутый Иосиф Рочко.

Для последнего Холокост — живая семейная история: узником Даугавпилсского гетто был его отец Гершон Рочко.

Гершон из гетто сбежал, неделю скрывался, но потом его поймали, избили и отправили назад. В гетто находились жена Гершона с двумя детьми и отец. Их расстреляли в августе 1941-го в Межциемском лесу (Погулянке).

«Мой отец был умелым шорником — это его и спасло. Ну, и удачное стечение обстоятельств. Он каждый день уходил на работу — ремонтировал сидения в автомашинах, шил брезентовые капоты для грузовиков для перевозки солдат. Группа узников доверила отцу хранить драгоценности, они были зашиты в широкий ремень, и отец его никогда не снимал. Иногда он извлекал из своего тайника золото и спасал жизни. Например, даугавпилчанка Шик (Перельман) попросила помощи: ее сына прятали местные жители. За свои смертельно опасные услуги они просили денег, да и кормить ребенка чем-то надо было. Отец дал женщине несколько золотых вещей, которые помогли сохранить жизнь сыну. Он после войны жил в Даугавпилсе.

Отец, когда требовали раздеться для прохождения санобработки, вешал ремень на шею. Немцы спрашивали — зачем? “Чтобы было легче меня повесить”, — отвечал отец. Гитлеровцы ценили такой юмор. Правда, во время одной из проверок всё-таки пришлось ремень снять, и он исчез в куче белья», — вспоминает Иосиф Рочко.

Из Даугавпилсской крепости Гершона перевели в рижский лагерь Кайзервальд, далее в Штуттгоф в Польше: «Отец впервые увидел дымящиеся трубы крематориев. Он сортировал обувь сожженных узников, набивал волосами погибших подушки, матрацы, сиденья для машин. Голодал — приходилось, как и другим шорникам, часами жевать кожу. Весной 1945-го отца освободили советские войска. Он вернулся в Даугавпилс, работал на обувном комбинате, создал новую семью. В 1948 году родился я. О пережитом отец вспоминать не любил…»

Вот другая история, рассказанная И. Рочко. Хаим Покерман был прекрасным автомехаником и сантехником, мог по звуку мотора определить «здоровье» автомобиля. В работе ему часто помогал брат Мейер. В гетто Хаим потерял всех родных, в том числе жену и сыновей. Вернувшись вечером с работы и узнав о гибели семьи, он в одну ночь стал седым. Братьев Покерман не тронули: при ликвидации «малого гетто» в Крепости осенью 1943 года их оставили работать в армейском гараже и посоветовали … бежать. Немецкий офицер Вальтер Кирх сказал Хаиму, что тот — редкий специалист и … очень похож на его отца. Братья прятались в воронке от авиабомбы, по другим сведениям — в подземных коммуникациях, их устройство Хаим хорошо знал. Знал он и о минах в Доме Единства, сообщил об этом советским офицерам, сохранив одно из красивейших зданий Даугавпилса.

В одной из своих статей Рочко вспоминает и спасителя братьев — Вальтера Кирха. Его судьба оказалась нелепой и трагической: после войны Кирх жил в ГДР и нашел сестру, проживавшую в Западной Германии. Но в Мюнхен бывшего офицера не пускали, он попытался нелегально преодолеть границу и был застрелен пограничниками ГДР. Спас евреев и погиб от рук немцев, якобы антифашистов… Однако в разговоре с Rus.Lsm.lv директор музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии» подчеркнул, что на сто процентов в подлинности этой истории не уверен.

Ита Белл (Розенберг) училась в еврейской школе, и почти все ее одноклассники погибли в городском гетто. Ей повезло: из Даугавпилса она на несколько недель попала в Рижское гетто, оттуда — в Кайзервальд, потом пароходом в Данциг, а затем в Штуттгоф. Там вместе с другими узницами Иту отправили в газовую камеру. Они вошли, постояли и … вышли через другую дверь: кончился газ… Спустя пару дней заключенных освободила Красная армия. Через 60 лет Ита вновь посетила лагерь и в архиве обнаружила карточку, где были указаны две даты — поступления и… смерти. Всё по плану, немецкий чиновник педантично выполнял свою работу. Просто газ кончился… Ита Белл долго жила в Израиле и хранила копию карточки с датой своей смерти…

Память

В конце 80-х годов прошлого века в Погулянском лесу Даугавпилса случайно нашли кости и остатки детской обуви. Начались раскопки, и 9 июля 1989 года на Братском кладбище в Межциемсе прошло перезахоронение останков узников Даугавпилсского гетто, расстрелянных в 1941-1942 годах. А 9 ноября 1991 года на месте расстрела открылся мемориал (автор Олег Мариноха) с 18 символическими плитами в память о погибших евреях 18 стран Европы. У мемориала 4 июля ежегодно проходят траурные мероприятия, посвященные жертвам Холокоста.

Шестого сентября 2015 года недалеко от Даугавгривской тюрьмы, в мостовом укреплении на левой стороне Даугавы, где находилось гетто, открылся памятный знак (автор Юрис Пундурс).

Сейчас еврейская община ведет подготовительную работу по созданию памятного знака на территории Даугавпилсской крепости.

Letum non omnia finit*.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить