Что и почему нужно знать о латвийских тюрьмах начала ХХ века

Государства почти всегда рождаются в ненормальных обстоятельствах. Ненормальность политическая зачастую сопровождается и ненормальностью социальной и экономической. Не исключение — и Латвийская Республика, которой в первые годы независимости приходится столкнуться с войной, голодом, болезнями и преступностью. Разные силы не стесняются репрессировать своих политических врагов. В результате тюрьмы, где и в обычное время нечеловеческие условия, почти постоянно переполнены.

Самые важные факты

1. Политическая элита — бывшие заключенные

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

С первого взгляда может показаться странным, что значительная часть основателей Латвийской Республики и их противников заметную часть своей жизни проводят в тюрьме.

Такие периоды можно найти в биографии и первого руководителя Временного правительства Карлиса Улманиса, и председателя Народного совета Латвии Яниса Чаксте, и будущего первого председателя Сейма Фридриха Весмана.

Однако в этом нет ничего удивительного — царизм, хотя и более мягкий, чем последовавший за ним коммунистический режим, очень настойчив в репрессировании политических вольнодумцев. Кстати, министр внутренних дел Временного правительства и первый публичный выразитель идеи независимой Латвии Микелис Валтерс позже утверждает, что идея о свободе от России у него впервые рождается именно во время заключения после разгрома движения «Нового течения» в 1897 году.

Кроме того, фактически все руководители Советской Латвии с Петром Стучкой во главе более или менее долгое время проводят в тюрьмах или ссылках.

В свою очередь, Андриев Ниедра попадает в тюрьму в первый период большевистского правления в Видземе в конце 1917 года — начале 1918 года.

2. Преступления на любой вкус

Председатель Советского правительства Латвии Петр Стучка

Весной и в начале лета 1919 года в Латвии параллельно работают три правительства, и у каждого — свое представление о том, какие преступления или каких лиц (или группы лиц) надо наказывать заключением. Самые непривередливые — большевики, или коммунисты, которые могут арестовать жильцов целого многоквартирного дома или людей с немецкими фамилиями и держать их в заложниках.

На контролируемой правительством Петра Стучки территории можно попасть в тюрьму, например, за торговлю продуктами (это ужасное преступление, которое называется «спекуляция») или алкоголем, или за его употребление (советская власть продолжает введенный в начале Первой мировой войны в губерниях Российской империи «сухой закон»).

Обвинения, по которым людей арестовывают, зачастую очень странные. Например, некого 90-летнего господина обвиняют в изнасиловании. Многие заключенные (да и их тюремщики) просто не имеют ни малейшего представления, почему попали за решетку.

3. Тюремный кризис

Ситуацию с местами заключения в 1918-1919 гг. сложно описать иначе, как ненормальную. Из-за частой смены власти, нехватки продуктов, гигиенических средств и медикаментов невозможно организовать хоть сколь-нибудь приемлемые условия жизни в тюрьмах. В Первую мировую войну тюрьмы пострадали из-за эвакуации, и крупнейшая из них, Центральная, не работает.

Второго января 1919 года из Риги бегут не только правительственные чиновники и военные силы, но и тюремные охранники.

В результате из Временной тюрьмы, крупнейшей в германское время, сбегают 600 заключенных, которые вскоре проникаются тотальной анархией, которая в начале января царит в Риге. Во время побега тюрьму громят так, что ее больше нельзя использовать.

Рижская Цитадель в 1930-х. В 1919 году там работала Губернская тюрьма

Советская власть возобновляет работу тюрем (так называемой Цитадели, или Губернской тюрьмы, и Женской тюрьмы), открывает после небольшого ремонта и Центральную тюрьму (Временная во время правления большевиков так и не начинает работать вновь). Однако условия в них ужасные.

Фактически, тюрьмы превращаются в рассадник эпидемий, и для многих даже краткое заключение может стать сродни смертному приговору.

Из-за нехватки продовольствия в тюрьмах фактически царит голод. Например, в апреле 1919 года советская власть указывает норму продуктов для одного заключенного Центральной тюрьмы.

На месяц отпускается 6,1 кг хлеба, 409 г мяса, 3,2 кг квашеной капусты, 3,2 кг крупы и муки, 136 г лука, 1,6 кг гороха.

Надо отметить, что эти продукты еще и очень низкого качества, а в других тюрьмах порция продуктов — еще мизернее. Не хватает не только продуктов, но и лекарств, и даже мыла. Во многих провинциальных тюрьмах условия непереносимые. К примеру, в Цесисской тюрьме специально созданная следственная комиссия констатирует бесчисленные нарушения — например, заключенные находятся в камерах, где вода по щиколотку, в ней плавают испражнения и так далее.

Почему это важно: тюрьма как оружие политической борьбы

В годы борьбы за независимость Латвии частая смена власти и последующие репрессии в отношении сторонников «предыдущего режима» наделили тюрьмы особой ролью.

История
Культура
Новейшее
Интересно