Была договоренность Горбачева и Запада о разделе Балтии — Рубикс

Алфред Рубикс, последний первый секретарь ЦК Компартии Латвии, уверен, что между последним лидером СССР Михаилом Горбачевым и Западом существовало некое соглашение по Балтии. Протоколов этого соглашения Рубикс не видел, но намерен потребовать их публикации.

Пространное интервью с Рубиксом было записано в ходе создания документального фильма «В лабиринте Атмоды» — о влиянии КГБ на процессы национального возрождения. Фильм будет показан в эфире LTV в январе будущего года. Часть интервью — и видео, и стенограмма — сегодня на латышском опубликовал Lsm.lv (указав, что за содержание интервью отвечает Культурная редакция LTV). Ниже приводится перевод некоторых фрагментов.

— Существует легенда, что вы были против Народного фронта, против Атмоды, против стремления к независимости потому, что Латвия отвергла ваш проект метро. Это правда?

— Это неправда. Я был за то, что, если уж мы решим выйти из Советского Союза, то пусть пройдет референдум и пусть люди решат, выходить или нет. А не так, что это произойдет под влиянием какой-то группы [латышских] соотечественников за границей и других групп, под влиянием Соединенных Штатов Америки. Не я же метро придумал. Защищать мне там было нечего. Когда я пришел работать в Рижский горисполком, метро уже было спланировано, даже названия станций были. (...)

Тогда появился Народный фронт, [его лидер Дайнис] Иванс писал, что метро утопит Старую Ригу. (...)

Что же касается Народного фронта — да, я был против. Мне слово «фронт» не по сердцу. Я войну ребенком пережил, война мне все испортила. Меня вызвали в кабинет первого секретаря ЦК [Коммунистической] партии [Латвии]. Дали понять, что я должен вступить в Народный фронт, потому что я популярный человек, хорошо работаю, потому будет хорошо, если я признаю фронт. Я отказался. (...) 

(Далее Рубикс рассуждает о содержимом недавно опубликованных «мешков КГБ».)

— Я за картотеку не отвечаю, я ее не видел, потому что хорошо знаю, что меня там не было и быть не могло из-за моего статуса. Я работал еще в комсомоле, [когда] меня вызвали и говорили [со мной], я сказал, что никуда не пойду, что работаю на заводе, что я там секретарь комсомольской организации. Ничего у меня больше не спрашивали. Дальше мои должности были связаны с вопросами безопасности, но никто ничего не меня не заставлял ни писать, ни отчитываться о поездках, потому что мои поездки все были публичные, официальные. Все всё знали. (...)

В партии были многие. Горбачев тоже был в нашей партии, крупнейший предатель. Я сейчас напишу в книге и обращусь к учреждениям власти, чтобы опубликовали тайные протоколы, которые Горбачев подписал с Соединенными Штатами Америки, находясь и на Кипре, и в Ирландии.

— Что это за протоколы?

— Это те протоколы, которые [до сих пор] не опубликованы, потому что обычно [после переговоров] рассказывали, о чем договорились. Это не простые протоколы, там была договоренность, как разделить Балтию. Не удивительно, что [восстановление независимости] так просто произошло. Можно, конечно, изображать героев и рассказывать... (...)

— Расскажите о предательстве Горбачева. Что все-таки это за протоколы?

— Мне эти протоколы неизвестны. Но я хочу их видеть из-за той информации, что дошла до моих ушей от очень высокопоставленных людей в Москве. Эти протоколы нужно добыть и посмотреть, что Горбачев пообещал.

— О каком содержании протоколов у вас есть информация?

— Было решено — Россия отставит Ельцина. Пьяный Ельцин подписывал все, кто чего хотел. Приедет к нам с [Анатолием] Горбуновым, два дня пробухает и в результате все подписывает, уехав в Эстонию. Так властью не пользуются. Где, в таком случае, выслушивание народа? Как мог Горбачев не уважать то, что на общесоюзном референдуме большая чась населения проголосовала за сохранение Советского Союза, за то, что нужно выстраивать отношения?

— И все-таки — возвращаясь к тому, что Горбачев — самый большой предатель...

— Да, самый большой. Такое государство отдать? А он ведь отдал, чтобы шло туда, куда ветры дуют.

— В какой момент, по вашему, это произошло? Когда было «отдано государство»?

— На всех этих встречах [с западными политиками]. Уже тогда, когда он пришел [к власти]. Я от него не слышал [ничего], за исключением пустых слов в сопровождении жены и под прикрытием того, что он борется за победу коммунизма. Ни за что он не боролся.
 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно