Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Завод пока не заводится

Завод в Калнциемсе повлияет на окружающую среду — ученый

Страсти вокруг еще не построенного завода в Калнциемсе не утихают: предприниматели хотят на берегу Лиелупе перерабатывать старые аккумуляторы. Говорят, все безопасно. Жители категорически против: опасаются и за природу, и за собственное здоровье и здоровье своих детей. Пока Государственная служба среды притормозила выдачу разрешения для работы завода. Будет также проведено повторное общественное обсуждение проекта, сообщает программа «Личное дело» LTV7.

Во втором квартале следующего года в Калнциемсе должен начать работу завод по переработке старых автомобильных свинцовых аккумуляторов компании Ecolead. Мощность производства —15 тысяч тонн переработанной продукции в год. Поначалу владельцы компании планировали построить завод в Олайне еще в 2010 году. В городе исторически существует обширная промзона, где действовало много вредных производств. Но не вышло.

«Все предприятия, которые находились в рамках индустриального парка, сказали, что нам будет очень некомфортно. И владельцы индустриального парка сказали: “Ребята, смотрите, многие клиенты недовольны. Мы имеем риски потерять их как арендаторов”», — рассказал Денис Ульянов. председатель правления компании Ecolead.

Потом было решено землю приобрести. И, как говорит Денис Ульянов, буквально по рекламным объявлениям начали искать новое место:

«Мы посмотрели, где и что находится. Подчеркиваю — промышленные зоны. Смотрим Калнциемс. Промышленная зона? Промышленная. Ипотечный банк продает отобранный участок земли, который нам подходит. Мы запрашиваем, можно делать такого рода предприятия. Нам говорят, что да. Мы покупаем»

Поскольку местное самоуправление не возражало против строительства завода, началась процедура получения разрешений. Однако вскоре Ecolead столкнулась с протестами жителей. Местный активист по борьбе со строительством завода — депутат Елгавской краевой думы Ирина Долгова — говорит, что руководство завода изначально вело себя очень скрытно, и жителям приходилось добывать информацию о загрязняющей деятельности предприятия самостоятельно.

«Конечно, если бы они изначально подошли с другой стороны, то информация бы воспринималась по-другому. Они не шли на контакт— и потом на контакт не шла дума. Не было никакой информации о деятельности как таковой, на вопросы, которые задавались, не были даны ответы, жители сами шли в инстанции, чтобы узнать свои права, чтобы понять, как, что и где. К химикам обращались, к специалистам обращались — и получали ответы, что невозможно прогнозировать влияние на здоровье, даже если будут соблюдаться все нормы производства», — рассказала Долгова.

Завод нуждается в получении самой высокой в стране категории загрязнения — А, поскольку будут вредные выбросы. Жители Калнциемса инициировали судебный процесс против компании и строительства завода, однако дело в суде проиграли. Несмотря на это процесс выдачи разрешения категории А предприятию затормозился. Государственная служба среды приняла два решения: отложить выдачу разрешения и провести повторное общественное обсуждение проекта.

«Продлена выдача разрешения до 10 августа. Это делается, чтобы дать квалифицированно оцененную информацию о разрешении на загрязняющую деятельность. Всего получено около 60 заявлений от жителей и ряда организаций. Большая часть из них — это неаргументированное мнение «мы против». Это породило у нас сомнения — обществу не совсем понятно, какие выбросы будут у этого предприятия и какие меры предприняты по снижению загрязнения. Поэтому управлением было приняты два решения. Первое — продление выдачи разрешения, чтобы мы могли рассмотреть все эти заявления, и второе — провести повторное общественное обсуждение проекта, чтобы детально и в виде простой инфографики предприятие могло показать, какая будет эмиссия газов и какие мониторинги и мероприятия по снижению загрязнения будут проводиться. Все это должно быть сделано на понятном для населения языке», — подчеркнула Эвита Бейтлере, представитель Государственной службы среды.

Домашняя страница компании Ecolead обладает слабым функционалом. Важная информация недоступна. Так, например, ссылка на документ о влиянии завода на среду переадресовывается на другой портал, где также не открывается.

Согласно доступному документу о влиянии на среду (от 2014 года), у предприятия будет несколько видов загрязнения. Самый серьезный — загрязнение воздуха. Через трубу в атмосферу будет выбрасываться 65 тонн диоксида серы в год. Это бесцветный газ с характерным запахом загорающейся спички. По данным Всемирной организации здоровья, опасной для человека считается концентрация 500 мкг в течение 10 минут. Завод будет выбрасывать не больше 200 мкг в сутки. Это предельно допустимая концентрация, разрешенная в Евросоюзе.

«Данное предприятие вызовет эффект. Причем эффект крайне негативный, поскольку диоксид серы, попадая в атмосферу, реагируя с водой, превращается в кислоты, причем в достаточно сильные кислоты. 65 тонн диоксида серы нанесут урон экологии окружающей среды. Плюс надо понимать, что планируется построить завод в центре населенного пункта. Там буквально несколько сот метров до школы, детские сады. И влияние данных химических веществ безусловно негативно скажется на здоровье жителей», — уверен Павел Судмалис, магистр химии, доктор фармацевтических наук Рижского университета имени П. Страдиня.

Ближайший жилой массив с пятиэтажками и школой находится буквально в 300 метрах от будущего завода по переработке старых аккумуляторов. Жители беспокоятся, что дым из трубы, через которую будет выходить диоксид серы, сможет навредить их здоровью.

«Респираторные заболевания — это серные соединения диоксид серы, сероводород. Что касается задержки развития у детей и разных нервных заболеваний — это характерно для свинца и его соединений. Причем нужно понимать, что если свинец попал в организм, он из него практически не выводится. Время вывода составляет многие десятилетия», — пояснил Судмалис.

Руководство завода утверждает, что никаких выбросов свинца не будет. Он задерживается специальным фильтром высотой в 8 метров и стоимостью более миллиона евро. После фильтра горячий воздух увлажняется водяной пылью в так называемом скруббере и дополнительно очищается.

Против строительства завода выступили и специалисты Латвийского института гидроэкологии. Они опасаются за судьбу реки Лиелупе, которая течет на расстоянии в 200 метров от будущего завода.

«Лиелупе это река, которая наиболее подвержена влиянию, поскольку вокруг ведется интенсивное сельское хозяйство — не только в районе самой Лиелупе, но и в ее бассейне. Мы считаем, что дополнительная нагрузка от производства, с которым еще не все до конца ясно, не нужна для реки», — заявила Анда Икауниеце, ведущий исследователь Латвийского института гидроэкологии.

Впрочем, никаких выбросов в реку у завода не предусмотрено. Если в плане 2014 года от завода в Лиелупе идет труба ливневой канализации, то по новому плану, который прислали «Личному делу», нет даже ее. У предприятия полностью замкнутый цикл. Вода, участвующая в производственном процессе, очищается и возвращается обратно.

Кроме этого в плане влияния на среду от 2014 года фигурируют 500-700 кг в год крайне токсичного ила, в котором содержится алюминий, сурьма, мышьяк, железо, свинец, олово, кадмий, медь, красный фосфор, селен. Планировалось, что этот осадок будет утилизировать компания BAO на полигоне для опасных отходов, однако руководство утверждает, что они усовершенствовали производство — и в новом плане токсичного ила не будет. Еще одним видом загрязнения будет шлак, оставшийся от плавки аккумуляторов. Его также надо захоронить на свалке для опасных отходов. Максимальный объем — до 1000 тонн в год.

«У нас на предприятии количество шлака никогда не будет 1000 тонн. Он всегда будет вырабатываться и тут же вывозиться. Мы хранить ничего не собираемся. Весь этот процесс — это работа «с колес». Материал зашел, мы его эффективно переработали — продали. То, что не продается, вывезли на захоронение — заплатили деньги», — подчеркнул Ульянов.

Аналогичные заводы работают по всему миру более 50 лет. Ближайший находится в Силламяэ — Эстония. Это завод Ecometall, его мощность — 20 тысяч тонн переработанных аккумуляторов в год. Есть такие предприятия в Литве, соседней России в Сланцах, недавно был построен завод под Брестом в Белоруссии. В мире самым проблематичным считается завод по переработке аккумуляторов в Мехико, где зафиксировано отравление местных жителей свинцом.

«В Мексике стоит завод 230 тысяч тонн, если мне не изменяет память, это в 15 раз больше, чем у нас. Если наш фильтр 8 метров высотой и стоит больше миллиона, то там он должен стоить 20 миллионов и быть тридцать этажей в высоту — и скорее всего это не так. Мне искренне жаль мексиканцев, я думаю, у них там и коррупция процветает больше, чем в нашей стране — и, может, кто-то на что-то закрывает глаза. В нашем случае это навряд ли возможно», — уверен Ульянов.

У Латвии нет опыта по выявлению конкретного вида загрязнений, поэтому сейчас Госслужба среды совместно с предприятием будет разрабатывать методику мониторинга выбросов. А также формы информирования населения.

«Это сейчас разрабатывается в А категории. Мы должны с ними совместно разработать, какие будут эти методы мониторинга. Они всевозможные. На примере Ecometall. Там стоят маячки, с которых раз в месяц или раз в год берутся анализы — и на основании этого делается вывод, что делать — или снижать выбросы, или закрывать», — пояснил Ульянов.

«На карте будет показано конкретно распространение выбросов диоксида серы — на какую территорию будет оказано влияние, а также места, куда он не попадет», — добавила Бейтлере.

Специалисты-химики и местные жители опасаются, что в случае, например, блэкаута, могут произойти аварийные выбросы вредных веществ. Руководство компании утверждает, что этого не может произойти.

«Мы должны понимать, что это не радиоактивный реактор. Там нет скопления чего-то. Диоксид серы выделяется в процессе технологическом. Печка работает — он выделяется, печка не работает — он не выделяется. Никакое наводнение или землетрясение не могут нам помешать сделать внештатную аварийную ситуацию. И об этом говорит опыт эксплуатации подобных заводов — уже 50 лет. Не было таких выбросов», — заверил Ульянов.

Активисты-экологи полагают, что Латвия станет местом для утилизации опасных отходов Скандинавских стран. Например, эстонский завод Ecometall в Силамяэ не скрывает собственной миссии. На домашней странице так и написано, что утилизируемые аккумуляторы поступают из Балтии и Северных стран. Руководство Ecolead утверждает, что большую часть сырья будут брать в Латвии, поскольку в нашей стране, согласно базе данных CSDD, эксплуатируется более миллиона автомобилей. При среднем весе аккумулятора 20 кг и сроке его эксплуатации в 2-3 года получается около 10 тысяч тонн сырья в год — при общей мощности завода в 15 тысяч тонн. Остальные аккумуляторы придется импортировать из-за рубежа.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно