В детдоме Stikli приемные родители увидели эмоциональное насилие

Возможно, в детском центре социальной опеки Stikli в Вентспилсском крае по отношению к детям допускается эмоциональное насилие. Приемная мать маленькой воспитанницы этого учреждения Элина Батарага сообщила о своих наблюдениях в надзорные органы и обратилась в масс-медиа. Выяснилось, что ранее уже были неоднократные сигналы о том, что в детдоме не все ладно — однако его директор свою должность сохранил, сообщает Latvijas radio.    

Постоянные критические замечания в адрес малышей, порицание едва ли не каждого их действия или слова — сплошной негатив. Такое впечатление вынесла Элина из общения воспитателя с детьми, происходившего в ее присутствии. Уничижительные комментарии «ну покажи, какая ты ленивая», «ешь ложкой, кому говорят!», угрозы отправить спать без обеда...

«Очень негативно. Сотрудница, которая в тот момент находилась с детьми, она непрерывно говорила на повышенных тонах. Она кричала на детей. Она приказывала. В тех редких случаях, когда она говорила что-то позитивное, ту же следовала оговорка «но...»

Ну, там слышно всё, что произошло в детдоме за время моего визита», — рассказывает Элина об увиденном и о сделанной ею аудиозаписи.

Самые яркие фрагменты она приложила к своим заявлениям на имя главы Инспекции по правам детей Марианны Дреи, министра благосостояния Яниса Рейрса и омбудсмена Юриса Янсона. Письма им отправлены на этой неделе.

По мнению приемной матери, угрозы отправить спать используются персоналом детдома как манипуляция: когда ее дочка оказалась дома, и ей делали какое-либо замечание, девочка всякий раз спрашивала – ей что, теперь надо будет идти спать? Подобные методы воспитания, выявленные и в других казенных учреждениях, о которых сообщалось в серии публикаций «Дети системы», признаны непедагогичными, находящимися на грани эмоционального и физического насилия.  

«Непрерывно негативные комментарии. Постоянная критика за то, как дети едят. Я все время испытывала неловкость, всё пыталась пошутить – мол, и со мной такое случается, что изо рта кусочки за столом роняю, и так далее»,

— отметила Элина.   

У ее приемной дочки очень ограниченный запас слов и нарушения речи. Мать допускает, это потому, что воспитатель ее все время перебивала и не давала высказаться. Есть проблемы с ортозами, которые девочке необходимы, нужно лечить зубки. Все эти факты мать изложила в своих заявлениях официальным лицам. Она считает, что халатность персонала определенно могла ухудшить состояние ребенка, и без того не отличавшегося крепким здоровьем. Девочка понемногу становилась инвалидом.  

Собираясь забирать девочку домой, мать пригласила с собой в детдом съемочную бригаду LTV. На видео оказались запечатлены моменты общения замдиректора детдома с подопечными:

«Вымой, пожалуйста, рот! Ну нельзя с грязным ртом фотографироваться. Расчеши, пожалуйста, волосы! Я не знаю, ну куда тебе в таком грязном джемпере идти».

Фотосессия устраивалась в честь отъезда Элининой приемной дочки в новую семью. И вместо того, чтобы просто помочь детям привести себя в порядок, их непрерывно стыдили. Хватало и других неприятных моментов в обращении персонала с воспитанниками.   

Элина рассказала о своих сомнениях психологу Андрии Ликовой — той самой, которая в прошлом году сделала достоянием гласности происходившее в Елгавском детдоме. С разрешения Элины психолог поделилась своими выводами с Latvijas radio. Первым грубым нарушением прав детей она назвала разглашение сенситивных личных данных: сотрудница учреждения осведомила приемную мать, кто из детей в прошлом пережил, например, сексуальное насилие, какие у кого родители.

Детей обзывали прямо в их присутствии, одной девочке за обеденным столом было заявлено, что она «растолстела на пять сантиметров».

Эмоциональное насилие чревато плохими последствиями для детей, говорит Ликова:

«Конечно, зачастую наблюдаются различные нарушения. Нарушения сна, пищевые нарушения. Вообще нет контакта со своим телом. Это значит, что и в отношениях, в социальном взаимодействии дети очень быстро переступают чужие физические границы — или, например, быстро привязываются к кому-то, дружат, а потом быстро отталкивают от себя».

Возможно асоциальное, деструктивное поведение, а то и агрессия. Кражи, попрошайничество, зависимости, аутизм.

«Неофициально мы это называем «выученным аутизмом» — благоприобретенным. У детей, которые живут в постоянном эмоциональном напряжении, где их обзывают, унижают, попрекают, высмеивают, сравнивают, мы часто наблюдаем признаки выученного аутизма. Например, ребенок сильно сосредоточен на одном занятии и в определенном смысле очень удобен: он сидит в своем углу с одними и теми же игрушками и никому не мешает».

Директор Stikli Гунтис Лучин заявил Latvijas radio, что инцидент, о котором сообщили масс-медиа, ему прекрасно известен и что, по его мнению, Элина Батарага таким путем пытается повысить популярность своего интернет-блога, в котором рассказывает, как живется приемной семье. На расспросы журналиста он отвечал кратко и скупо.

Председатель Вентспилсской краевой думы Айгар Муцениекс (СЗК) на условленное место интервью в детдом явился вместе с директором местной соцслужбы Интой Рудбах. Оби они сообщили, что им конкретный случай неизвестен, но припомнили, что Инспекция по правам детей ранее просила улучшить кое-какие технические детали. Например, настаивала на косметическом ремонте или покупке новой одежды детям. По поводу эмоционального же насилия замечаний из инстанций не поступало, сказали должностные лица.

В Инспекции по защите прав детей Latvijas radio проинформировали, что периодически получают жалобы о возможном нарушении прав воспитанников в данном учреждении. Поэтому проверки там проводятся каждый год. Нарушения констатированы, о них проинформирована краевая дума. Но содержание этих претензий инспекция не разглашает.

Однако, учитывая регулярность жалоб, прошлой весной думу попросили взвесить, насколько директор детдома выполняет свои служебные обязанности, а именно — обеспечивает соблюдение прав и защиту интересов детей. От Лучина были получены разъяснения, и ему дали задания, которые требовалось выполнить (и директор их выполнил), пояснил Муцениекс:

«Жалобы были. В первую очередь создали в думе комиссию. Но это никакое не эмоциональное насилие, это больше были технические вещи».

Гунтис Лучин сохранил свою должность и десять лет назад, когда на основании свидетельств воспитанников о сексуальных домогательствах со стороны одного сотрудника было заведено уголовное дело. Его тогда закрыли с формулировкой «нет состава преступления».

И хотя эмоциональное насилие, в случае если будет доказано, что оно повлекло за собой тяжкие последствия для здоровья детей, может быть уголовно наказуемо, статистика МВД неутешительна. В период с 2013 по 2017 год за насилие по отношению к несовершеннолетним было возбуждено 648 уголовных дел. До суда же дошло только 230, то есть лишь каждое третье.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно