У Балтики — новая роль в противостоянии России и Запада

После окончания Холодной войны регион Балтийского моря стал оглушительным успехом американской политики — создания «Европы свободной, единой и мирной». После начала украинского кризиса все изменилось — поведение ВВС и ВМФ России стало агрессивнее. Однако сравнения с временами Холодной войны не верны: стратегическая роль Балтики в новом периоде напряженности принципиально иная, указывает Магнус Нордеман, аналитик исследовательского центра при Атлантическом Совете.

В начале 1990-х Соединенные Штаты посредством успешной дипломатии вытолкнули из региона остававшиеся здесь российские части. Эстония, Латвия и Литва быстро встали на путь интеграции с Западом через членство в НАТО и ЕС. Финляндия и Швеция начали собственные сотрудничества сближения с НАТО и с США. В целом установившееся в регионе спокойствие означало и спокойную обстановку на Балтике. Российский Балтийский флот оставался в лучшем случае скромным и проводил большую часть времени у причалов в С.-Петербурге и Калининграде. Проблемы безопасности на море формулировались в плоскости обеспечения эффективности поисково-спасательных операций (что стало очевидным после катастрофы парома Estonia в 1994 году), борьбе с незаконным промыслом рыбы и сбросом токсичных отходов, пишет Нордеман в онлайн-журнале Института ВМФ США (U.S. Naval Institute, неправительственная общественная организация)

После начала украинского кризиса ситуация начала стремительно меняться, указывает Нордеман, являющийся заместителем директора вашингтонского Центра по международной безопасности им. Брента Скоукрофта при Атлантическом Совете.

Балтийское море стало зоной противостояния НАТО и США, с одной стороны, и России — с другой.

И изрядная часть борьбы между Западом и Россией происходит на поверхности моря, в его глубинах или в небе над ним, подчеркивает Нордеман.

«Нет сомнений — у России есть совершенно законные интересы, относящиеся к Балтийскому морю.

Море является связующим звеном между С.-Петербургом и Калининградом, газпромовский трубопровод Nordstream проходит по его дну. Более того, российский флот часто использует Балтику для морских испытаний новых подлодок и надводных боевых кораблей. Тем не менее, в целом поведение вооруженных сил РФ в регионе стало агрессивнее, и к эху украинских событий в здесь внимательно прислушиваются», — пишет Нордеман.

Далее он кратко пересказывает хронику инцидентов с участием ВВС или ВМФ России, произошедших за последений год на Балтике и указывает, что в ответ последовал всплеск активности с стран региона (и, в частности, серия учений, в том числе и проходящие в данный момент на юге Балтики Baltops). Среди прочего он отмечает программы перевооружения, начатые странами Балтийского моря: «Польша изучает приобретение новых подлодок, возможно, способных нести ракеты, предназначенные для поражения целей на суше, правительство Швеции дало зеленый свет заказу атакующих субмарин нового класса А26... Финляндии за следующие 10 лет предстоит решить серьезные проблемы, поскольку ей необходимо обновить основные системы своих ВВС и ВМФ одновременно, что весьма дорого».

Однако, указывает аналитик, аналогии с Холодной войной непригодны: «В стратегическом смысле, Балтийское море в эпоху новой напряженности в Европе играет другую роль. Во времена Холодной войны оно служило рвом с водой, отделющим членов НАТО Норвегию и Данию (и неприсоединившуюся Швецию) от Советского Союза и оккупированных стран Балтии. Центральная военная проблема заключалась в том, чтобы не дать состояться советскому вторжению в Скандинавию через Балтийское море. Такое наступление, не будучи остановленным, могло в итоге достичь Норвегии и берега Атлантики.

Сегодня Балтика является судоходным пространством, которое следует контролировать для сдерживания агрессии против балтийских членов НАТО или же во имя беспрепятственного его пересечения при необходимости обеспечения беспрепятственного притока подкреплений в Балтию в случае кризиса.

В оперативном смысле Балтийское море является вызовом для военно-морских сил. Здесь тесно. Это означает что

и самолеты, и надводные корабли практически все время находятся в пределах досягаемости российских наземных батарей противокорабельных и противовоздушных ракет (таких, как С-300 и С-400).

Более того, Балтика — мелкое море (средняя глубина — около 60 метров) и вода в нем едва солоноватая, что превращает борьбу с подводными лодками в нудное и трудное дело (такие условия существенно ухудшают работу систем акустической гидролокации — Rus.lsm.lv). В то же время эти условия идеальны для обычных (не-атомных — Rus.lsm.lv) субмарин и небольших надводных кораблей, но чрезвычайно трудны для более крупных боевых кораблей ВМФ США. Итак,

НАТО и Соединенные Штаты столкнулись с увеличивающейся угрозой возникновения ситуации «отказа в доступе» и «отказа в присутствии» в регионе Балтийского моря».

Поэтому, резюмирует Нордеман, подобные Baltops учения становятся важными еще и как сигнал о готовности США и НАТО к решительным действиям в регионе, напряженность в котором растет вследствие украинского кризиса.

Как уже писал Rus.lsm.lv, Baltops-2015 стали самыми крупными за последнюю четверть века морскими учениями с авиационным компонентом на Балтике. Ранее ряд западных аналитиков, включая и «гуру» американского военно-политического истеблишмента
Збигнева Бжезински, указывал, что оборона стран Балтии в случае реальной войны станет крайне сложным, если вообще возможным без применения ядерного оружия, делом. Выступая в январе в Сенате США, Бжезински заявил: «В один прекрасный день — и подчеркиваю, «день» в буквальном смысле — он [Путин] просто займет Ригу и Таллин. Ему потребуется в точности один день. Без вариантов: они [балтийцы] не способны защищаться. А потом мы скажем: как ужасно, как шокирующе, как возмутительно! Но, конечно, мы ничего не можем поделать. Все уже произошло. Мы не собираемся направлять флот на Балтику и готовить высадку с моря, как в Нормандии, чтобы отбить [Балтию]». Западные политики, в том числе и министерского ранга, а также заместитель командующего силами НАТО также предупреждали о рисках, существующих, по их мнению, для стран Балтии.

Аналогичные соображения профессиональные военные США и других государств НАТО высказывали и полтора десятка лет назад, когда вопрос приема Эстонии, Латвии и Литвы в Северо-Атлантический альянс еще только обсуждался на политическом уровне.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить