Токсиколог Восточной больницы: боевые яды — это много неизвестного

Лечить человека, который, возможно, отравлен созданным в военной лаборатории ядом — это для любого токсиколога огромный вызов. Так много неизвестных факторов, над которыми приходится порой ломать голову недели и месяцы. Ведь гарантий, что тело и ум человека станут такими, как до отравления, нет никаких, рассказал в интервью LTV врач-токсиколог Клиники токсикологии и сепсиса Рижской клинической университетской Восточной больницы Роберт Сташинскис.

Лидера российской оппозиции Алексея Навального могли отравить веществом, нанесенным на какую-то поверхность, к которой он прикасался, либо добавив яд в чай, либо распылив в виде испарений. О способе, по словам Сташинского, специалиста с 30-летним стажем, можно лишь спекулировать.

О веществе и способе, которым был отравлен Навальный, и его лечащие врачи знают довольно мало. Ингибиторы холинэстеразы находятся и в лекарствах, и в химикалиях, и в нервных агентах (газах).  

«Во Второй мировой войне их применяли для борьбы с противником, их используют в медицине для лечения глаукомы и болезни Альцгеймера. К этой группе принадлежит очень, очень много разных веществ», — говорит Сташинскис.

Но боевые отравляющие вещества, разработанные в военных лабораториях, обычно присутствуют в организме людей уже не в том виде, который позволил бы определить их химический состав. Их главная задача — блокировать выработку конкретного фермента и словно взорвать нервную систему человека:

«Если этот фермент не работает, значит, этот ацетилхолин не действует, и все время подается электричество. Что делают мышцы? Сокращаются и расслабляются, сокращаются и расслабляются, но тогда, когда они не освобождены, возникают спазмы».

Цель военной токсикологии, пояснил врач, и состоит в том, чтобы яд был неопределимым, действие его было тяжелым и длительным и чтобы «исход был практически один». Так что борьба за пациента тяжела и с точки зрения определения яда, и на уровне собственно лечения.

Но хотя сам яд неизвестен — противоядие существует:

«Везде упоминается,  что в больших дозах [Навальному] дают атропин. Да, это антидот, который позволяет импульсам работать правильно и который это мешающее действие устраняет», — поделился Сташинскис.

Любые прогнозы о состоянии отравленного российского политика сейчас преждевременны, убежден токсиколог. Последствия могут остаться глубокие, тяжелые — и физического, и психического характера. В медицинской литературе описаны случаи, когда после таких отравлений на лечение требовались годы. Но пример опальных россиян Скрипалей показывает, что плохие сценарии могут и не сбыться.

Как уже писал Rus.Lsm.lv, в субботу 22 августа Алексея Навального медицинским самолетом доставили из России в берлинскую клинику Charite. Пациента охраняет полиция.

Навальному стало плохо во время авиарейса из Томска в Москву, самолет совершил экстренную посадку в Омске. Политика госпитализировали   — он впал в кому и был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Омские врачи возражали против транспортировки в Германию. Семья и соратники Навального не сомневаются, что его отравили. В своем аккаунте в Twitter Charite пишет, что наличие токсических веществ подтверждено в нескольких независимых лабораториях.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить