Жизнь сегодня

Семейный бюджет

Жизнь сегодня

Музыкальная рубрика Илоны Яхимович и у ней в гостях бывший рижанин – музыкант Сергей Галактионов

Завимость среди подростков – как справиться с бедой?

Такая «Жизнь сегодня»: зависимости у подростков — часто следствие «невыносимости бытия»

 

Подросткам свойственно раздвигать границы допустимого и много экспериментировать, в том числе пробовать алкоголь, сигареты, наркотические и другие одурманивающие вещества. Но между «пробовать» и «употреблять» — большая разница, заявила в передаче Русского вещания LTV7 «Жизнь сегодня» психотерапевт Айя Лукстраупе. Употребляют — те подростки, что не могут совладать с негативными переживаниями.

Итогом диагностированной зависимости для некоторых несовершеннолетних становится лечение в реабилитационном центре. В Латвии всего два таких центра, помогающих избавиться от зависимостей детям. Это дома, спрятанные от любопытных глаз в сельской глубинке. Один из них — Solis в Яупиебалге. Другой — Saulrīti в Страупе.

Воспитанники согласились пообщаться с тележурналистами. В кадре их лица не показывают. «Когда употребляешь, нет никакого страха», — поделилась Виктория.

История их жизней написана как под копирку. Сначала — проблемы в семье. Виктория не ладит с отчимом. Арнольд чувствовал себя покинутым после смерти отца. В трудный момент одиночество скрашивает плохая компания. Сигареты, алкоголь, а позже — и наркотики.

«Когда начала употреблять, все интересы просто пропали. Ко всему. И школу не надо, и ничего не надо», — продолжает Виктория.

Чтобы достать деньги — шли на воровство. А чтобы раздобыть спиртное, спрашивали у других взрослых, чтоб купили. Или ходили туда, где продадут, поясняет Никита.

Арнольд откровенно признаёт: выносил вещи из дома в ломбард.

«Еще мы ходили били людей — деньги отнимали, чтобы «спайс» купить», — вспоминает он.

Приводы в полицию, передозировки... Все эти дети в свои 10-12-14 лет уже знают, что такое быть на волоске от смерти.

«Я два раза была в больнице — меня откачивали. После этого решили сюда поехать», — говорит Беатриса.

Первая реакция детей на отправку в такой центр — протест, говорит психолог Агита Соловейко, руководитель программы социальной реабилитации Solis. Родители, а порой и врачи преподносят необходимость ехать на реабилитацию как наказание. И это — неправильно:

«Одного везли якобы к семейному врачу, а привезли сюда на полтора года. Нередко о том, что ребенку нужна реабилитация, медики, родители, государственные службы сообщают ему неправильно. Ему говорят — ты употребляешь, за это поедешь туда. И он воспринимает это как наказание. И у нас уходит много времени, чтобы объяснить, что это не наказание, это — помощь. Отсюда и протест».

Следы протестов в Solis видны тут же — на стенах. Сейчас ребята сами делают в помещениях ремонт. Работники центра надеются — быть может, после этого у них пропадет желание рушить и ломать. Янис Платацис, социальный работник Solis, рассказал, что случаи попадаются совсем запущенные:

«Хочется сказать «вау!», когда к нам присылают ребенка с семью уголовными процессами. Здесь он получает еще три. У него их 10! И вот сейчас наконец он показывает хороший результат.

Или к нам присылают детей с диагнозами, которые не отвечают нашему профилю. Мы решаем вопросы, которые должны были решать полиция, психиатры, социальные службы. Мы спасаем корабль, который называется «государственная программа реабилитации»».

Программа реабилитации длится полгода, год или полтора. Все зависит от рекомендаций нарколога. Больше шансов вернуться к нормальной жизни — у детей, у которых есть поддержка семьи, говорит Вита Костова, психолог Saulrīti:

«Есть родители, которые все время приезжают в родительские дни, вот в это воскресенье будут как раз. И есть, которые пропадают — надо искать их, напоминать, что он все-таки тут находится».

За время, проведенное в центре, большинство детей меняются. Вот только дальше им предстоит вернуться в прежнюю среду — со старыми друзьями, проблемами и соблазнами. Арнольд начал употреблять через две недели после возвращения с реабилитации. И вот сам попросился обратно. Говорит — домой не вернется. Мечтает найти в соседнем поселке кров и работу. Благо, в центре он многому научился.

Психолог рижского психоневрологического центра и практикующий психотерапевт Айя Лукстраупе рассказала в студии Русского вещания LTV7, что число страдающих зависимостями подростков, как бы парадоксально это ни звучало, в последние годы демонстрирует тенденцию к сокращению:

«Думаю, это связано и с тем, что система следит за сокращением самих возможностей приобретать вещества. Закон, ограничивший распространение «спайсов», дал определенный эффект.

Но есть и другая сторона — детей подросткового возраста в государстве становится процентуально меньше. Многие ведь уезжают за границу жить.

Но, конечно, все равно дети с проблематичным поведением — в обществе остаются».

За помощью обычно обращаются не сами подростки, а их родители — или тревогу бьют другие неравнодушные взрослые, признала психолог:

«Подростковый возраст ведь сопровождается определенными переменами в поведении ребенка. В том числе подростки очень грандиозные в том, как воспринимают себя и мир. И эта грандиозность дает не слишком высокую способность видеть, что что-то не в порядке, видеть проблемы. Больше волнуются родители, конечно».

Зависимость — это болезнь, она развивается постепенно, подчеркнула Лукстраупе. Конечно, хватает подростков, уже имеющих явную зависимость, но большинство еще только начинает свой путь к зависимости:

«Это стадия эксперимента. А вот следующая стадия – злоупотребление».

Пальму первенства среди вызывающих у подростков зависимость веществ держит алкоголь, на втором месте – марихуана, затем начинают употребляться амфетамины, экстази и различные стимуляторы.

По словам Лукстраупе, зависимость никогда, ни при каких обстоятельствах не возникает на ровном месте:

«Она всегда имеет под собой личностные характеристики. И врожденные, и приобретенные в семье. Склонность к алкоголизму, например, передается генетически. Эти дети в группе риска. Но риск стать алкоголиками больше у мужчин. А женщины из таких семей чаще выбирают зависимых партнеров».

Психолог пояснила, что для всех подростков характерно бунтовать против родителей и самоутверждаться, в том числе и не самыми здоровыми способами. Но зависимость развивается не у всех — к ней приходят те, кто не в состоянии справиться с «экзистенциальным кризисом» становления личности или тяжелыми проблемами в семье родителей. Взросление подростка, его психологическая сепарация от старших становится, таким образом, и проверкой самих родителей на взрослость, отметила Лукстраупе.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно