Спасение Латвии – третьи дети в семьях и работящие пенсионеры?

Утроение семейного пособия на третьего ребенка может немного улучшить рождаемость – но сокращение числа потенциальных матерей в Латвии означает, что демографическую яму не перепрыгнуть, старение населения неизбежно, и государству в будущем придется быть готовым поддержать получение образования пожилыми людьми, чтобы они оставались на рынке труда подольше, сообщает Latvijas radio. И все равно остаются вопросы уровня жизни и необходимость думать об иммиграции.

Многодетные государству не слишком верят

В прошлом году 14,6% новорожденных были у своих родителей третьими – это самый высокий за последние десятилетия показатель. Но важно, чтобы государство, взяв курс на поддержку многодетных родителей, с него уже не сворачивало, потому что у них самих достаточно велик скепсис – слишком свежи воспоминания о том, как правительство в кризисные годы стало на них экономить, говорит руководитель саласпилсской организации многодетных семей Mārtiņsala Иева Грасе:

«До того было дифференцированное пособие – за каждого следующего ребенка полагалось немного больше. Для семьи с тремя детьми это было близко к 40 евро. Обрезали даже это, не говоря уж о том, что и у многодетных семей есть кредиты!

Теперь вопрос в чем. Насколько семьи могут полагаться на политику государства, на то, что она окажется долгосрочной, что не будет такого: сегодня мы вам даем 100 евро, а завтра скажем – простите, семьи, у нас кризис в стране, мы больше не можем себе позволить вас поддерживать».

Опрос многодетных семей, проведенный в 2013 году, показал: жители Латвии любят детей, они хотели бы воспитывать по два и более ребенка, а препятствуют осуществлению этого желания низкие доходы и недостаточная и нестабильная поддержка со стороны государства и самоуправлений.

Опоздали с запросом – матерей нет

Сегодня Латвия сталкивается с последствиями «демографического провала» середины 90-х, когда в стране рождалось очень мало детей, говорит демограф Илмар Межс. Но играет свою роль и активная эмиграция потенциальных родителей, принадлежащих к поколению 80-х. Поэтому число потенциальных матерей сокращается из года в год. Быстро и неуклонно.   

По состоянию на начало 2017 года в Латвии насчитывалось около 260 тысяч женщин детородного возраста (20-40 лет). За последние четыре года этот показатель сокращается на 7-8 тысяч ежегодно. С 2007 года потенциальных матерей стало уже на 66 тысяч меньше.

После кризиса несколько выросло среднее число детей у матерей, что Межс объясняет улучшением поддержки со стороны государства. После больших кризисных урезаний первые позитивные подвижки начались пять лет назад. Общество отреагировало повышением рождаемости. Если раньше у матерей было в среднем по 1,3 ребенка, то теперь этот показатель – 1,7. Чего тоже все еще явно недостаточно для восстановления численности народонаселения.

Пособия – это хорошо, но депопуляция на пороге

Политики Национального объединения, ратующие за резкий рост финансирования на поддержку многодетности, надеются заметно улучшить ситуацию уже в ближайшие годы, проведя через парламент инициативу о повышении семейных пособий. Учитывая, что число женщин фертильного возраста уменьшается, поддержка должна быть более активной, чтобы как можно больше существующих сейчас семей предпочитали больше детей, заявил депутат Имант Парадниекс.   

Но вот ученые скорее скептически оценивают демографические перспективы даже с учетом позитивных изменений. Например, по мнению профессора ЛУ, демографа Петериса Звидриньша, государству стоило бы стимулировать рождение вторых детей в семьях, потому что остановить депопуляцию только пособиями на третьего ребенка нереально. Даже если многодетных станет на 50% больше – только они одни не смогут обеспечить простую смену поколений. Следовательно, нужно думать о семьях с двумя детьми – их сейчас лишь 40%.  

По мнению Звидриньша, государству нужна демографическая программа, основанная не только на пособиях. Она должна включать в себя конкретные меры – экономического, социального, юридического и образовательного характера.  

«Эффективнее же всего депопуляцию может предотвратить систематический рост благосостояния, стабильность в семье и на работе», - считает ученый.  

По мнению его коллеги Илмара Межса, повышение пособий на третьего ребенка позитивно по крайней мере в том ключе, что снижает риск бедности многодетных семей. Конечно, такие вопросы всегда упираются в возможности бюджета, признал он. Но совершенно правильно приоритет отдавать той группе, для которой риск бедности выше.  

«Да и другие, у кого два ребенка или один, сейчас посмотрят-посмотрят, как мучаются эти семьи с тремя детьми, да и не хотят больше рожать», - отметил он.

Стареющее население – другой рынок труда

По прогнозам Еврокомиссии, население Латвии к 2030 году сократится до 1,6 млн жителей. И каждый четвертый будет старше 65 лет (да и сейчас немало – каждый пятый). Расчеты аналитического центра Certus немного оптимистичнее: нас станет чуть менее 1,9 миллиона. Но и это означает, что у нас уже не будет приходиться по 2,5 человека трудоспособного возраста на одного пенсионера, как десятилетие назад. Следовательно, государству придется либо повысить социальные взносы с трудящихся, либо сокращать пенсии.  

Село опустеет первым, прогнозируют ученые. Рига продолжит, как пылесос, вытягивать из регионов рабочие руки. А депопуляция на селе означает новые проблемы – с сетью школ, больницами,  содержанием дорог – но появятся и новые вопросы, которых сейчас еще нет, например, о супермаркетах, отмечает Certus. Неизвестно, захочет ли крупная торговая сеть содержать магазин в городке, где остались только пенсионеры – покупатели с низкими доходами. 

Стране нужны рабочие руки извне и рост благосостояния

Учитывая низкую рождаемость и трудовую эмиграцию, неудивительно, что уже теперь предприниматели жалуются на кадровый кризис. Однако гендиректор Конфедерации работодателей Лига Менгельсоне отмечает, что такая ситуация наблюдается в большинстве стране Европы, и к ней всем нужно приспосабливаться.  

«Куда важнее сейчас не надежды на дальнюю перспективу, а совершенно конкретные вещи: образование в течение всей жизни, переквалификация людей предпенсионного возраста, которые готовы работать, но у них сейчас работы нет, потому что они не имеют нужных навыков. В профобразовании это – обучение, основанное на практике, по максимум позволяющее молодежи узнать будущую рабочую среду. Всё это – чтобы не потерять ни одного молодого человека», - подчеркивает она. 

Конечно, предотвратить депопуляцию помогла бы и иммиграция. Но об этом политики, во всяком случае из Национального объединения, пока и слышать не хотят. Заявленная ими цель – обеспечить прирост населения внутри страны, «своими силами», заявил Парадниекс.  

Многодетная мать Иева Грасе парирует: увеличенные пособия – это хорошо. Но чтобы жители Латвии решались на рождение детей, нужно повышать уровень жизни. Ведь цель – не только в рождении:

«Больше детей для чего? Чтобы они потом в Англию уехали? Это вопрос того, какова общая политика, общие условия жизни для людей в Латвии. Почему они уезжают? Почему мы не чувствуем себя здесь уважаемыми, оцененными, сытыми, отдохнувшими и здоровыми?

Если к этим вопросам подходить поверхностно – то семьи будут позволять себе лишь столько детей, сколько могут».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно