Советник главы МИД: можно иметь и свободу, и безопасность

В дискуссиях на тему безопасности, возникших по следам новых терактов в Европе, в поисках панацеи от угроз терроризма всё чаще звучат умозаключения, будто обществу в странах ЕС придется привыкнуть к мысли о необходимости отказа от части прав и свобод ради сохранения безопасности, делегировав спецслужбам больше полномочий. Но посылка «или свобода, или безопасность» неверна в корне, заявил в дискуссии LTV7 «Точки над i» политолог Виктор Макаров, советник министра иностранных дел.

«Почему-то мы оперируем упрощенной дихотомией: или свобода, или безопасность! На самом деле вы можете иметь и свободу, и безопасность — но это будет стоить ресурсов. Есть ответ на вопрос, что делать. Нужно координировать то, что знают различные спецслужбы, это совершенно элементарные вещи, которые сейчас наконец начинают делаться — решения были приняты после вторых парижских терактов.

Это обмен информацией между спецслужбами в отношении судимостей, обмен информацией в Шенгенском регистре, чтобы мы могли понимать, кто едет и куда, обмен информацией в рамках Европола, и так далее. Это — естественный ответ на то, что террористы свободно перемещаются по Европе. Значит, и информация о том, что они делают, тоже должна свободно перемещаться! Но, дипломатично говоря — есть возможности и необходимость улучшений. Это скучный бюрократический ответ, за которым стоит вопрос ресурсов. И вот это — те неприятные решения, которые нужно принимать!

Мы не можем бесплатно иметь безопасность», — заявил Макаров.   

Участники дискуссии отметили, что, с одной стороны, происшествия в Бельгии показали, что система безопасности в Европе уязвима, а спецслужбы ведут профилактику недостаточно эффективно. Звучат предложения усилить контроль, наделив спецслужбы новыми полномочиями, реформировать соответствующим образом законодательство. Но, по словам бывшего главы службы безопасности президента и Сейма Раймонда Рубловскиса, в итоге общество получит «уже не то, прежнее Европейское Сообщество»:

«Это [теракты в Брюсселе] показало всю уязвимость системы европейской безопасности. Но говорить, что нужно улучшить работу спецслужб — это ничего не сказать. Потому что тогда должна быть изменена законодательная база. И извините, любая спецслужба будет работать на уменьшение гражданских прав! Когда я — представитель спецслужбы, я могу попробовать дать вам больше безопасности, но тогда для этого мне нужны изменения в таком законе, изменения в законе об оперативной деятельности, новые полномочия и т.д.

Это может привести к нескольким ситуациям. Например, придется упростить процедуру задержания любого подозреваемого. Упростить дефиницию того, что такое статус подозреваемого. Пополнить базу данных о подозреваемых — кроме собственно террористов, спокойно включить туда сочувствующих терроризму; того, за кем числится криминальное отрицание Холокоста, можем автоматичесик криминализовать; всех, кто прославляет теракты – это автоматически станет уголовно преследуемым деянием. Туда же — всех, кто покрывает террористов, снабжает их информацией и деньгами.

То есть существует очень много технических возможностей всё это делать, и, конечно, спецслужбы будут: а) рады, б) наверняка это на какой-то момент даст более высокую безопасность, но — в конечном итоге это тогда будет уже не тот ЕС, а совершенно другая ситуация».   

Социолог Денис Ханов добавил, что «не хотел бы жить в безопасном полицейском государстве».

По мнению политолога Карлиса Даукшта, Европе, возможно, предстоит решить, что для нее важнее — ее свободы или сохранение человеческих жизней.

«Дискуссия об этом экзистенциально важном моменте будет развиваться и продолжаться, — прогнозирует он. — Не думаю, что ответы мы можем найти сейчас, особенно еще находясь под впечатлением этих последних событий — терактов в Бельгии и Париже, сбитых самолетов и прочего.

Атмосфера не благоприятствует развитию морально чистых, светлых мыслей».  

Рубловскис предостерегает, что реакцией на террор станет усиление националистических и шовинистических настроений, особенно в Восточной Европе. И Латвия не исключение: всего через два-три года, по мнению специалиста по безопасности, мы рискуем «увидеть у власти совершенно других людей».

«Думаю, эти изменения [общественного сознания] — всерьез и надолго», — считает он, отметив, что в не слишком отдаленном будущем настанут времена, когда «новые Брейвики станут уважаемой партией».

Денис Ханов также считает, что под влиянием террористических атак «страхи европейцев аккумулируются в политический капитал» — достаточно посмотреть на успехи праворадикалов: Земана, Орбана и Ле Пен.

Виктор Макаров на эти предположения заявил: его удивляет, как активно муссируется «фальшивая идея» о том, что такое либерализм (одна из признанных европейских ценностей).

«Почему-то либерализм [сейчас многие] противопоставляют безопасности, нормальной жизни. Это неправда! Либерализм — это признание важности свободы человека. Популярно мнение, будто если придерживаться либеральных взглядов, будешь иметь абсолютно недееспособное, бестолковое правительство. Вот не надо!

Можно иметь абсолютно либеральное общество, ценящее свободу человека, и при этом иметь эффективное, нормальное, демократическое управление», — полдчеркнул он.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно