Разделы Разделы

Сила и паралич: политический пат по-белорусски

Затишье, которое воцарилось в Беларуси после нескольких месяцев массовых волнений, обманчиво. За ним кроется затяжной системный кризис и назревающая политическая трансформация, уверен швейцарский политолог.

«После сфальсифицированных президентских выборов в августе 2020 года Беларусь охватили беспрецедентные протесты, на которые режим Александра Лукашенко отвечал насилием. В последнее время ситуация в стране выглядит спокойной: зима и репрессии приглушили протесты, а лидеры протестного движения находятся в тюрьмах или покинули страну.

Многие западные страны ввели санкции против Лукашенко и политической и экономической элиты Беларуси, а также пытаются поддержать белорусское гражданское общество. В настоящее время в стране сложилась тупиковая ситуация, хотя уже вырисовываются перспективы некой передачи власти под управлением Лукашенко», — напоминает ход событий в Беларуси Бенно Зогг, старший научный сотрудник Центра исследований в области безопасности при Швейцарском федеральном технологическом институте в Цюрихе, член Экспертного совета форума «Минский диалог». (Rus.LSM.lv ранее писал о возможных причинах приостановки белорусской революции.)

В комментарии, опубликованном на портале британского Королевского объединенного института оборонных исследований. (RUSI, Royal United Services Institute — старейший в мире независимый «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в Великобритании в 1831 году), швейцарский политолог анализирует сложившуюся в Беларуси ситуацию и прогнозирует ее возможное разрешение.

Три кита Лукашенко

«Способность Лукашенко удерживать власть не должна заслонять тот факт, что Беларусь переживает затяжной системный кризис. Применение чрезмерного насилия против безоружных демонстрантов является проявлением слабости режима. Беспорядки служат показателем того, что авторитарная государственная модель и государственно-ориентированная экономика, действующие в Беларуси, достигли своих пределов. Полицейское государство Лукашенко сопротивляется желанию многих белорусов быть ответственными гражданами. При таком раскладе вряд ли возможны компромисс, диалог или посредничество», — пишет Зогг.

По его мнению, власть Лукашенко зиждется на трех китах: во-первых, часть населения все еще верит в человека, который руководил страной на протяжении нескольких десятилетий; во-вторых, аппарат государственного контроля все еще силен; и третий фактор — это поддержка России.

Как показал опрос общественного мнения, проведенный в январе британским аналитическим центром Chatham House, треть населения Беларуси поддерживает действия Лукашенко. Но вполне возможно, предполагает Зогг, что большинство белорусов потрясено насилием, и уровень разочарования, вероятно, высок даже в среде чиновников и государственных служащих.

Однако многие в Беларуси не видят ясной альтернативы режиму Лукашенко и опасаются последствий выражения своего недовольства. У силовиков на руках кровь, что еще больше привязывает их к авторитарному лидеру. И Россия, с которой Беларусь тесно переплетена в политическом, экономическом и культурном планах, оказывает помощь. Принимая во внимание потенциал инакомыслия в самой России,

падение режима в Белоруссии в результате народных протестов — ночной кошмар Владимира Путина.

Сложившаяся патовая ситуация на руку Лукашенко. В глазах Кремля он выглядит гарантом стабильности — по крайней мере в краткосрочной перспективе. Лукашенко сумел убедить Кремль в том, что в настоящее время он является самой надежной политической фигурой для обеспечения лояльности своей страны России и противодействия «цветной революции». Это удивило многих наблюдателей, считавших, что терпение Москвы по отношению к Лукашенко исчерпано, и его дни в кресле президента сочтены, отмечает аналитик.

Дрейфующая оппозиция

Между тем, отмечает Зогг, и белорусское протестное движение, и Запад выглядят растерянными. Европейские страны вводят и расширяют санкции, хотя эти меры вряд ли способны привести к каким-то изменениям и даже могут оказаться контрпродуктивными. Бывшего кандидата в президенты Беларуси Светлану Тихановскую продолжают принимать министры, главы государств и правительств по всей Европе. Она и другие сторонники протестного движения призывают продолжать демонстрации и забастовки — и налаживать диалог с отдельными представителями администрации.

Однако в рядах номинальных лидеров оппозиции назревает все более серьезный раскол. Их требования кажутся все более оторванными от белорусских реалий. В то же время децентрализованные формы гражданской активности по-прежнему сильны. При разработке своей политики в отношении Беларуси западным государствам следовало бы учитывать эти обстоятельства. Тот факт, что сторонники оппозиции, особенно в изгнании, представляют лишь часть протестного движения и что существует множество активистов «на местах», делает поддержку гражданского общества еще более сложной, но важной задачей, указывает швейцарский политолог.

Операция «Преемник»

Оппоненты Лукашенко заявляют о намерении поддерживать тесные связи с Россией, однако в отношении большого соседа нарастает скептицизм — поскольку Москва поддерживает непопулярного белорусского лидера (по крайней мере, так это видят в Беларуси). В свою очередь, в Кремле могут быть довольны нынешней ситуацией, но там знают, что в долгосрочной перспективе полагаться на одного лишь Лукашенко нельзя — тем более, что его действия в прошлом неоднократно вызывали охлаждение отношений двух стран.

Соответственно, Кремль одобряет конституционные изменения, обещанные главой Беларуси — в надежде на то, реформа ослабит пирамиду власти Лукашенко и позволит влиять на Беларусь через новых политических игроков. Большая часть белорусской политической и экономической элиты тоже может выступать за больший плюрализм политической системы. Оппозиция и протестующие также требуют изменений в конституции, хотя их немедленные требования связаны с освобождением политических заключенных, проведением свободных и справедливых выборов и участием общества в переговорах о переходе к следующей модели управления.

«Таким образом,

к политическим изменениям стремятся все игроки — в том числе и сам Лукашенко,

который в долгосрочной перспективе должен организовать передачу власти преемнику. Однако белорусский лидер пытается затянуть эту процедуру и играть в ней главную роль. Элиты по-прежнему зависимы от лояльности ему. Белорусский лидер инициировал медленный и расплывчатый процесс, сопровождаемый расплывчатыми и постоянно меняющимися обещаниями и консультациями. Между тем, на фоне глобального экономического спада, утечки мозгов и плохого инвестиционного климата экономический спад в Беларуси ускоряется. То есть, помимо политического кризиса, в стране существует угроза экономического и финансового кризисов.

Взгляд в прошлое и на другие страны, особенно на постсоветском пространстве, показывает, что

режимы часто могут держаться долгое время даже в таких неблагоприятных условиях, особенно если у них есть иностранные спонсоры.

Однако недовольство населения может вспыхнуть вновь.

Тем не менее, вероятным долгосрочным сценарием остается контролируемая передача власти, что вселяет некоторый оптимизм. Увеличение числа политических игроков и чуть большая роль парламента могут усилить потребность в неотложных экономических реформах и удовлетворении требований населения, особенно молодежи, — по меньшей мере, до той степени, которую смогут стерпеть автократическая система и Кремль», — прогнозирует Бенно Зогг.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить