Репортаж из Ливана: жизнь рядом с ужасами войны

Столица Ливана Бейрут всегда, и особенно в последние годы, привлекала множество журналистов, которые следят за ситуацией в соседней Сирии. Это место, откуда ближе всего до сирийской столицы Дамаска. Даже если не ехать туда самому, что крайне опасно и сложно, то можно встретить живущих здесь местных ливанцев и сирийцев, которые продолжают пересекать границу, несмотря на войну.

Бейрут — город шумный и полный автомобилей. Переписи населения в Ливане не было долго, но считается, что в столице может жить немногим более миллиона человек из примерно четырех миллионов жителей страны.

Соседи, которые вечно воюют
Земля, разделенная между христианами и мусульманами
Скептицизм по поводу воюющих сил
Сирийские беженцы, к которым Ливан готов не был
Ливанцы осуждают вмешательство России
Встретить и провести спокойный день

Соседи, которые вечно воюют

В путеводителях по Ближнему Востоку указано, что Ливан очень мал по размеру — в шесть раз меньше Латвии, но его территорию так свободно, как Латвию, не объедешь. Как сказал корреспонденту один из мужчин, повстречавшихся за пределами Бейрута: «Богу заблагорассудилось поместить нас между соседями, которые вечно воюют».

И с этим нельзя не согласиться. Ливан на западе омывается Средиземным морем, а на суше граничит с Сирией и Израилем. Обе эти страны страдают от внутренних конфликтов, и обе в ряде конфликтов обстреливали и ливанские территории, в том числе во время гражданской войны, которая началась в семидесятых годах и продолжалась 15 лет, потребовав огромных жертв и вынудив миллионы людей оставить свою родину.

С Израилем Ливан прекратил связь полностью, но с Сирией уживается, и за пять лет войны полтора миллиона сирийских беженцев было принято и размещено на территории Ливана.

Ливан — наиболее близкая к Дамаску страна, столица Сирии находится всего лишь в нескольких часах езды от Бейрута.

Как говорят местные жители, война остановила прежнюю жизнь. Но до сих пор есть открытые пограничные пункты, где каждый день границу пересекают и сирийцы, и жители Ливана. Одни едут по делам в Дамаск, другие отправляются в Ливан на работу или в ее поисках. Беженцам охраняемую армией границу пока пересечь не слишком удается — государство очень тщательно просеивает соискателей убежища.

На один из этих пограничных пунктов отправился корреспондент Латвийского радио, чтобы своими глазами увидеть, как происходит сообщение с истерзанной войной Сирией.

Земля, разделенная между христианами и мусульманами

В поездке корреспондента сопровождал Хассан из Бейрута — проводник и переводчик с арабского языка. В Ливане иностранцам общаться довольно просто: в школах здесь учат три языка — арабский, который является государственным, а также французский и английский, поскольку Ливан был когда-то и французской, и британской колонией.

По дороге к сирийской границе нужно проезжать через мусульманские районы, и территории, где проживают ливанских христиане. Подобное разделение есть и в Бейруте.

В Ливане официально признаны 18 религиозных групп, и такая раздробленность также является источником напряженности. Хассан христианин, и он старается как можно скорее миновать районы, контролируемые шиитской вооруженной группировкой «Хезболла». Узнать их можно по развевающимся вдоль дороги желтым флагам и портретами лидеров.

«Хезболла» поддерживает режим президента Сирии Башара Асада и находится в постоянном конфликте с оппозиционными группами, а также с террористической группировкой «Исламское государство». Кроме того, Масну на сирийской границе тоже контролирует «Хезболла». Принимая во внимание этот факт и непрочную ситуацию с безопасностью на границе, Хассан не стал глушить двигатель, позволив корреспонденту лишь на краткий миг взглянуть на сирийскую границу, странно пустынную в середине дня.

Рядом на парковке находятся около 20 автомобилей, в основном «мерседесы» преклонного возраста, и несколько молодых людей с большими сумками — а за пограничным постом, новым зданием под красной крышей, — величественные зеленые холмы, заросшие кустами. Это уже сирийская сторона.

Но какой бы сильной и прочной не была бы граница, сирийская война стремится перебраться и через нее. В Ливане говорят об этом беспрестанно, хотя бы потому, что видят огромный поток беженцев.

Скептицизм по поводу воюющих сил

Неподалеку от погранпункта в Масне, в городке под названием Захла, корреспонденту удалось поговорить с владельцем небольшой автомойки, где работает и один из сирийских беженцев.

«Я раньше ездил в Дамаск, чтобы оформить визы в посольстве США. Но сейчас уже нет», - говорит Абдо Сахьон, высокий седеющий мужчина.

На вопрос, что он думает о перемирии в Сирии, Абдо отвечает: «Соглашение о прекращении огня хорошо для Сирии, но я сомневаюсь, что сирийцы, который сейчас живет в Ливане, вернутся домой, что бы ни случилось на их земле. Здесь гораздо лучше».

Помня свой тяжелый опыт войны в Ливане, Абдо очень критично относится со всем вовлеченным в конфликт силам и державам.

«Если кто-то присоединится к режиму, то попадет в неприятности, если к террористам ИГИЛ — снова неприятности, если объединится с Израилем — опять то же самое. Если кто-то думает, что помогут Европа или США, то заблуждается. Они говорят, что христиане и что хотят помочь, но не верьте им, нам никто во время войны не помогал».

Сирийские беженцы, к которым Ливан готов не был

«Ливан и Сирия очень, очень тесно связаны», —говорит журналист Тарик Салех, который работает в вещательной компании BBC и ведет репортажи о Сирии с самого начала войны.

«Исторически это была одна страна, есть похожая культура, конечно же, с различиями, похожая кухня, смешанные семьи. И естественно, все, что происходит в Сирии, влияет и на Ливан. В конце концов, Сирия - единственная страна, с которой у Ливана есть граница, потому что с Израилем у нее дипломатических отношений нет.  Когда началась война, в ливанском правительстве отношение было крайне различным. Партии разделились — одни поддерживали режим Асада, другие - оппозицию, третьи пытались оставаться нейтральными.

Это действительно чрезвычайно опасная игра, и все, что происходит в Сирии, также влияет на решения ливанского правительства.

У Ливана и Сирии также очень тесные экономические и торговые связи. В Ливане сейчас остро не хватает сирийских сельскохозяйственных продуктов, которые мы сами не можем вырастить в достаточном количестве», - говорит журналист.

Вторая проблема, которую упоминает Тарик Салех, это сирийские беженцы в Ливане, к которым страна оказалась не готова.

«Ливан и до войны не мог предложить достаточную социальную поддержку и работу своим людям, поэтому многие отправились работать и искать лучшей жизни за границу. С беженцами проблем у Ливана становится больше, поскольку правительство не имеет возможности предложить должную социальную поддержку и благосостояние. Это также создает напряженность между жителями Ливана и сирийцами.

Я знаю регионы, где люди поначалу принимали беженцев с распростертыми объятиями, но потом их энтузиазм спал, поскольку они больше не в состоянии обеспечить и себя, и столь большое количество переселенцев», - говорит журналист.

По словам Тарика Салеха, ливанское правительство продолжает считать, что международное сообщество покинуло страну. Большую поддержку оказывают международные неправительственные организации, но эту работу осложняют разногласия в правительстве и между партиями.

К перемирию в Сирии журналист относится скептически и считает, что это ненадолго. По мнению Тарика, перемирие было необходимо, чтобы оказать гуманитарную помощь жителям и воюющим сторонам, но может применяться и для маневра. «В военной стратегии давно хорошо известно, что перемирие используется для перемещения военных сил. Я думаю, что сирийское правительство делает именно это. Перемирие будет продолжаться до тех пор, пока они опять не будут готовы к новым столкновениям», - предсказывает репортер.

Ливанцы осуждают вмешательство России

В один из вечеров корреспондента пригласила к себе невероятно гостеприимная семья Шемали, которые живут высоко на горе, недалеко от центра Бейрута. Бешару Шемали уже более 90 лет, и он был свидетелем множества конфликтов, в том числе бомбардировок Бейрута. Он пристально следит за новостями о том, что происходит в Сирии, и критикует Россию за ее вмешательство.

«Россия поступила неправильно. Она развернула войну в Сирии, чтобы оставить у власти Башара Асада. После всего, что мы пережили, после всех убитых людей, беженцев... Почему такой человек давно не в тюрьме, я вообще не понимаю», - возмущается Бешар Шемали. Он и его жена Аида — противники сирийского правительства, и они с тревогой ждут, как события будут развиваться дальше.

Бешар рассказывает о том, какова ситуация с безопасностью у сирийской границы.
«В город Захле ехать безопасно, нет никаких проблем. Затем риск вырастает на тридцать процентов. Существует риск, что человека похитят и затем у родственников или правительства потребуют выкуп. Этого никогда нельзя знать», - говорит он.

Позже Бешар показал большой фотоальбом. На снимках — Бейрут после бомбардировок в гражданскую войну, и современные виды города. Поэтому здесь очень хорошо понимают, через какие ужасы сейчас проходят сирийцы.

Встретить и провести спокойный день

В гостях у семьи Шемали выяснилась одна интересная местная особенность — оказалось, что ливанцам нравится с утра встречать солнце, а по вечерам наблюдать за его заходом. Встретить и провести спокойный день. Несмотря на собственные шрамы и войну, идущую совсем рядом, они живут полной жизнью и празднуют каждый ее день.

«Мы проживаем каждый день. Нам нравится ходить в гости, на публичные мероприятия, наслаждаться жизнью и только потом идут работа и обязанности», - рассказывает о жизни простых ливанцев подруга Шемали Маха Акла.  Ее землякам нравится быть окруженными людьми и чувствовать друг друга, признает она.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно