Рельсы на границе с Литвой: их очень ждут те, кто ездит по разбитым проселкам

Пока Латвия и Литва на высшем уровне ведут риторику о разобранных 8 лет назад ж/д путях Мажейкяй – Реньге, жители латвийского приграничья ждут не дождутся, пока здесь снова начнут курсировать поезда, сообщает LTV.  

Даже многие литовцы признают, что наложенный Еврокомиссией на Литву многомиллионный штраф заслужен. Обсуждая нанесенный действиями Литовской железной дороги (Lietuvos geležinkeliai) ущерб, должностные лица обычно в качестве аргументов приводят искажение конкуренции в грузоперевозках, убытки, понесенные сферой транзита. Но есть и другой аспект – не столь масштабный, но тоже весьма ощутимый. Жители латвийской Рубы ждут не дождутся возобновления ж/д пассажирского сообщения с Ригой. Для них это стало бы хорошей альтернативой непроезжим проселочным дорогам в окрестностях. 

Работница Мажейкяйской обувной фабрики, теперь пенсионерка Валентина Ванагене показывает на единственный сохранившийся участок рельсов на центральной улице Мажейкяя Бривибас гатве. Отправиться в Ригу поездом – раньше это был праздник для всей семьи, вспоминает она:

«Мы всё покупали! В Риге дешевле было. Продукты. Но самое главное – покататься по Риге. Прыг в трамвай, и поехали. Когда мои дочки маленькие были, на карусели водили их в Межапарк. В цирк! В цирк тоже ходили». 

В восемь утра поезд уже прибывал на Центральный вокзал Риги. Завтракали в буфете и шли по своим делам. На рынок, по магазинам – за утками, курами, рижским вкуснейшим хлебом, говорит Валентина.

Теперь на Мажейкяйской станции вереницы нефтяных цистерн. Есть и какие-то вагоны, поясняет Ванагене. Говорит: вот если бы возобновили сообщение – уж она-то обязательно в числе первых купила бы билет на поезд.

Ездила бы поездом и пенсионерка Рамте: «Давно ездила, давно! Даже не помню уже, в какие годы. Теперь в Ригу нечем поехать».  

Но часть мажейкяйцев не скучает по прежним временам. Радуются тишине те, мимо чьих домов раньше громыхали ж/д составы. Виталия, которая собирает урожай в своем огороде, поделилась с журналистами: она бы больше порадовалась возобновлению сообщения с Вайнёде, чем с Реньге.

«И хорошо, что не ездят! Раньше тряслось всё. Но был еще другой, мы им в Вайнёде ездили. Вот его - нужно! Латвийское кино смотреть ездили. Последняя остановка была – Лайжуве, а там и Латвия начиналась».

По словам Виталии, станционного здания в Лайжуве больше нет – на его месте выросли деречья. А по другую сторону бывших путей – понемногу разваливается бывший домик железнодорожника, смотрителя переезда.

Для еще одного мажейкяйца Альгирдаса Рига была интересна не своими продуктами или развлечениями: «Я только проездом тогда – все время в Россию мотался. Быстро было: в Рижский аэропорт – и в Москву!»  

Lietuvos geležinkeliai наказана заслуженно, говорит Альгирдас: «Пусть платят штраф! Пусть! Кто-то себе деньги сделал, а теперь народу платить придется. Так пусть тот, кто снес, назад и возвращает. И восстанавливать надо обязательно!»

По латвийскую сторону границы, в Рубе, первая станция – Реньге. Оператор местного почтового отделения Ванда Миткус помнит, как ее родители тоже возили в Ригу за покупками.

«За колбасой ездили. Дешевая колбаса. И вообще в Ригу выгодно было».  

Ванда Миткус тоже считает, что литовское предприятие обязано уплатить штраф. Но обязано и возобновить нарушенное сообщение по железной дороге. Автомобильные пути в окрестностях стали непроезжими. «В такое дождливое время до Ауце доехать – это кошмар». 

Хутор Купферу стоит прямо за станцией Реньге. Дом строился еще во времена Первой республики и предназначался для железнодорожников – за состоянием рельсов присматривал дед теперешнего хозяина Айвара Бридакса.  

«Хорошо было, когда поезд был! Надежное сообщение. Из Мажейкяя уже с 90-х не ходит. Государства не могли договориться, где спать этим машинистам. Они вот тут тогда и спали. Ну, в Мажейкяй теперь все равно ездим. Там всё дешевле. И дороги получше», - говорит Айвар.

Бридакс считает, что латвийскому правительству стоит обязательно потребовать компенсацию от Литвы. И рельсы нужно восстанавливать. Дорогу от Рубы до Ауце он иронично назвал «милой». Стоит посмотреть на нее вблизи, чтобы понять, почему местные ностальгируют по поездам: выглядит она точь-в-точь как стиральная доска.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно