Реформы в медицине: действительно ли нужно так много денег?

Приход нового министра здравоохранения Анды Чакши ознаменовался сакраментальным мессиджем государства отрасли: «Денег нет» – почти по российскому премьеру Д. Медведеву с его «…но вы держитесь». Но ситуация эта возникла не вчера, заявил глава медцентра Veselības centrs – 4 и Ассоциации некоммерческих медицинских учреждений Марис Ревалдс в дискуссионной передаче Латвийского радио 4 «Открытый вопрос». И государственной медицине важно научиться грамотно распоряжаться теми средствами, которыми она располагает, и не тратить их необдуманно.

«Если говорить о менеджменте денег, то есть два типа субъектов, которые осваивают выделенное государством финансирование. Это т.н. публичные учреждения – государственные и муниципальные больницы и поликлиники, медцентры, и есть еще частные предприятия. Частники получают 25% всего бюджета, выделяемого на лечение пациентов.

И это – как будто два разных мира. Мир, где государство просто платит частникам за услугу, и мы сами создаем учреждение, строим здание, покупаем оборудование, платим со всеми налогами жалованье нашим работникам, которые не бастуют и не протестуют. И всё происходит!

Есть и второй мир, где денег всегда не хватает. Это Поле чудес какое-то! Там те же деньги люди платят, по тем же тарифам, но там почему-то ничего не получается. Вечно нужно еще.

Тогда им добавляют из бюджета, государство им в прошлом году давало специальные доплаты, чтобы повысить зарплаты сотрудникам, там гасятся гарантированные государством кредиты, и там за европейские, муниципальные или государственные средства строятся больницы, покупается оборудование, и так далее».

По утверждению Ревалдса, ни Минздрав, ни коллег из госсектора никогда не интересовало – как же это у нас в стране так получается.  Он рассказал, что существует такое явление, как перекрестное субсидирование: частным клиникам платит или сам пациент, или страховые компании (это другой уровень цен, конечно, за счет чего частники и зарабатывают), а созданную ими на эти средства инфраструктуру они предлагают в том числе и пациентам, которых оплачивает государство.

«Мы, получается, субсидируем их. Но с другой стороны – наличествует рациональнй подход ко всему. Частное предприятие никогда не купит дорогое, неокупаемое оборудование, ему не нужны «откаты». Частники думают очень рационально, высчитывают все до копейки. Это совсем другое отношение!

Причем мы четко осознаем: если у нас что-то не получится – мы банкроты. А у них что получается? Не вышло что-то – они бегут к масс-медиа, сперва поднимают большой шум, а потом просят дополнительных денег – и получают их, потому что никто никогда не даст умереть какой-то крупной больнице. Так что в государственной медицине есть много моментов, где требуются улучшения», – говорит Ревалдс.            

По его словам, одной из самых актуальных проблем является нецелесообразное расходование средств на двойные обследования. Пациент, уже обследованный, приходит с направлением в больницу, а там его зачем-то обследуют снова – чаще по весьма надуманным причинам.

«Это система, - подчеркивает глава клиники. – Просто больнице нужно осваивать средства. А объективным поводом может быть только то, что там и тут не совпадают какие-то стандарты – например, при заборе анализов в лаборатории. Хотя частные лаборатории придерживаются более высоких стандартов, они все аккредитованы, имеют систему контроля качества и т.д.».

Случается, что не совпадают какие-то протоколы проведения обследований. Но если постараться – всё это можно унифицировать, и всегда можно улучшить коммуникацию, попросив коллег делать так, как требуется лечебному учреждению, говорит Ревалдс.

Еще требуется совмещение баз данных, чтобы доступ к ним был у всех врачей. На этом настаивает и Ассоциация некоммерческих медицинских учреждений, годами обивая пороги. По такой системе уже сотрудничает с Veselības centrs – 4 больница им. П. Страдиня.  

«И если наш пациент в бессознательном состоянии к ним попадет – они зайдут в базу данных и всё нужное там найдут. Это делается просто – по щелчку пальцев! Но другие этого не хотят, мы чувствовали сопротивление с той стороны.

Они говорят про закон защите данных пациента. Но ведь и  это при соблюдении определенных процедур легко решить. Со Страдинями мы подписали договоры о конфдиенциальности, получили все разрешения, и всё происходит», - резюмировал Ревалдс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно