Парадокс Каугури: одновременно привлекательно и не приспособлено для жизни

С чем у вас ассоциируется Каугури? С дорогими деревянными домами, как Майори? С современным искусством, как Дубулты? С культурной жизнью, как Дзинтари? Кажется, что у многих – только с многоэтажками. И тому есть причина: в Юрмале – 15 районов, при этом – не поверите – только в Каугури обитают 40% всех жителей города!

Каугури также является ярким примером парадокса модернизма: места, где в городах проживает наибольшее количество людей, часто не подходят для жизни. Назовем это парадоксом спального района.

103. projekts 1970. gados.

Между курортных зон

С присоединением Каугури и Слоки к территории Юрмалы в 1959 году облик этих населенных пунктов изменился: за несколько десятилетий из небольших поселков они превратились в жилые массивы. Первоначально построенные «хрущевки» из белого кирпича в Каугури в районе Талсинского шоссе позже заменили пятиэтажками 103-й и девятиэтажками 602-й серии. Жилье выделяли не только новоприбывшим из Советского Союза, но и жителям Юрмалы, чьи дома в Майори, Дубулты, Булдури, Дзинтари и других местах были снесены.

Каугури было суждено стать промежуточным звеном между двумя основными зонами курорта: одна – Кемери - Яункемери, предназначенная для отдыхающих со всего СССР, другая – Приедайне — Вайвари – для массового отдыха рижан. Однако с быстрым ростом населения, которое сегодня достигает по меньшей мере 20 000 человек, и увеличением площади застройки жить там уютнее не стало. В этом контексте новый Каугури, хоть и уступает по размеру, ничем не отличается от послевоенных кварталов Риги, Лиепаи, Минска и других постсоветских городов. То же самое можно увидеть в Берлине, Лондоне, Париже, каждом китайском городе, и этот список можно продолжить.

Ошибка городских планировщиков, как тогда, так и сейчас, заключается в игнорировании потребностей на уровне человека, то есть в неспособности посмотреть на задачу с точки зрения пешехода и в стремлении удовлетворять только потребность в транзитной инфраструктуре и быстрый спрос на жилплощадь.

В результате появилось публичное внешнее пространство, в котором человеку неприятно находиться, где расстояния слишком велики для комфортной прогулки и где нет точек, чтобы остановиться, встретиться, задержаться. Это районы, в которых отсутствуют важные для жизни элементы – от магазина до детской площадки и ресторана, от выставочных и концертных площадок до скамеек и общественных туалетов.

103-я серия как спасение

В определенном смысле Каугури многим обязан 103-й серии – длинным пятиэтажным домам с лоджиями, в основном из железобетонных панелей, с характерными кирпичными перегородками или ритмом выступов лестничных клеток. Как говорит архитектор, критик и редактор архитектурной платформы «a4d» Артис Звиргздиньш, именно присутствие кирпича позволило освежить жилое пространство в Каугури и других местах Латвии.

Uzraksts uz kādas 103. projekta ēkas.

«В конце 1960-х годов предыдущие проекты уже не могли удовлетворить требования к качеству жилья. 103-я серия решила как проблему маленьких квартир, сделав их хоть немного, но все же попросторнее, так и гибкости планировки. Во-первых, на одной лестничной клетки могли располагаться одно-, двух- и трехкомнатные квартиры. Во-вторых, что важно в контексте городской среды, кирпичные перегородки 103-й серии позволяли создавать здания с различными изгибами, а не только прямоугольники, как раньше. Архитектура имела более органичную конфигурацию, лучше реагировала на окружающую среду и создавала более приятное внутреннее пространство», - комментирует Артис Звиргздиньш.

Согласитесь: застройка, которая образует изгибы и в которой могут разрастаться деревья, всегда способна создать уютную атмосферу и даже поход в магазин сделать достаточно интересным, потому что глазу есть за что зацепиться? Это больше дверей, окон, подъездных путей, вогнутых фасадов или даже равномерных переходов между публичным и частным пространством — все они делают жилые массивы более уютными, более живыми и в то же время более закрытыми, чтобы не было так, что только ветер гуляет между домов.

Kopā ar Arti Zvirgzdiņu kādā no 103. projekta pagalmiem.

В своей книге «Город для людей» известный датский урбанист Ян Гейл тоже упоминает, что в среде, приспособленной к человеческому масштабу «возникает желание задержаться и насладиться моментом, местом, городской жизнью. Люди выходят из зданий, чтобы побыть снаружи. Они ставят стулья перед домом, дети выходят играть».

Но достаточно ли этого? Достаточно ли человеческой архитектуры, более просторных квартир и более приятного размера общественных пространств, чтобы сделать город более пригодным для жизни?

Оцениваем Каугури!

Чтобы узнать, как жители оценивают открытые пространства в Новом Каугури, передача «Вдоль по улице» создала особую шкалу, на которой есть два противоположных ощущения от открытых пространств города. Одно – ощущение, что место уютное, личное, инклюзивное, безмятежное, интересное, живое и безопасное, а на другом конце шкалы все наоборот: место неудобное, безличное, угнетающее, торопливое, небезопасное, холодное и тому подобное.

Kauguru kartēšanai sagatavota skala.

В Каугури мы «измерили» четыре места – где-то похожие, но и отличающиеся друг от друга: широкую улицу Таллинас и узкую улицу Райня, а также проекты невысокой 103-й серии без удобной инфраструктуры во дворе и высокой 602-й серии с обустроенным двором. Пора разобраться, так ли безличен Каугури, как это часто кажется, когда речь заходит о советских спальных районах, или же они могут быть уютными для жителей и гостей?

Дворы: живые девятиэтажки

Новому Каугури, как и многим советским микрорайонов в Латвии, часто не хватает человеческого масштаба, желания остановиться или вообще отправиться куда-то пешком. Интересно, что на старых фотографиях времен, когда жилмассивы Каугури были только построены, всегда можно видеть, что дворы всегда пусты (хотя, возможно, это была такая установка, что людей фотографировать не нужно).

Самым большим сюрпризом стало то, что то, чего мы не ожидаем от девяти ярдов, происходит у нас на глазах. Пространство между двумя домами 602-й серии обзавелось зеленой зоной и детской площадкой, которая практически всякий каждый раз, когда мы оказываемся в этом дворе, оживает и создает ощущение, что место – безопасное, уютное, интересное, личное. Присутствие маленьких детей всегда является отличным сигналом того, что с местом все в порядке или что у него есть потенциал.

602. sērijas pagalma rotaļu laukumā

То же говорят и опрошенные нами люди. Дети не хотят уходить, у родителей есть чувство безопасности и есть время для встречи, а сидящие на скамейках молодые люди сообщают, что они находятся здесь, потому что они могут укрыться от солнца под деревьями. Несмотря на то, что дама со второго этажа добавляет: для полного счастья не хватает только общественного туалета, чтобы дети не бегали в кусты под ее окном, — здесь есть все необходимое для жизни, а не выживания, есть места, где можно встречаться, а не пробегать мимо друг друга.

Оценка: удовлетворенность на 50 — 100%.

Дворы: уют пятиэтажек без инфраструктуры

Нельзя отрицать, что двор 103-го проекта тоже тихий, даже в чем-то уютный и такой же низкий, как любой квартал Риги (пять этажей в градостроительстве считается максимумом, при котором возможно поддержать живой контакт между жильцами квартир и двором). Может быть, не везде, но в большинстве осмотренных нами дворов в 103-й серии есть даже актуальные сегодня природные элементы: во дворе не лужайка, а настоящий луг, есть переход от общественного пространства к частному с помощью симпатичных кустов, невысоких живых изгородей и зелени.

Однако, когда мы хотели узнать не только, как выглядит двор, но и как в нем себя чувствуют жители, мы не встретили людей. Хотя мы видели нескольких в окнах квартир, дворы (точнее, улицы вокруг) в основном использовались как транзитная зона, но не было никого, чьей целью был сам двор. Единственным человеком, которого мы встретили, была госпожа Ливия, которая пришла сюда, чтобы покормить уличных кошек, хотя сама она живет в другом квартале.

Kaķi kādā no 103. projekta pagalmiem

«Возможности и технологии строительной отрасли были ограничены, а качество было низким. Столь же ограниченными были элементы благоустройства, которые появляются в этих дворах – такие, как простые стандартные 40-сантиметровые бетонные плиты в качестве покрытия или, может быть, некоторые простые металлические снаряды для гимнастики. По крайней мере, используются скамейки, если они вообще есть. Многие идеи и мысли о дворах как месте отдыха просто не дошли до реализации. По сегодняшним меркам они, конечно, не очень соблазнительны», – оценивает эти дворы Артис Звиргздиньш.

Кажется, что все есть: комфортный для человека масштаб, архитектура, которая не доминирует, а вписывается в пейзаж с высаженными самими жителями цветами. Главное – чтобы пространство между зданиями не отдано вездесущим автостоянкам. По словам Артиса Звиргздиньша, такие дворы – редкий для Латвии пример пространственной конфигурации с огромным потенциалом.

Однако сами дворы пусты. Одна-две скамейки в каждом для такого числа жителей – явно недостаточно, ни одна из них не находится в тени, ни в одном дворе нет по-настоящему приведенной в порядок инфраструктуры для детей или взрослых. Такой двор, может, и является тихим островком с мирной гаванью, но никто здесь не пришвартовывается.

Оценка: - ?

Улица Таллинас – шоссе вдоль квартир

С одной стороны, по сторонам улицы Таллинас через каждые 50 метров на фонарных столбах развешены горшки с цветами. Середина же улицы похожа на проспект или бульвар с рядом деревьев в центре. В то же время в отношении улицы Таллинас будет справедливо такое определение: «утомительная перспектива». Это ситуация, когда человек, глядя на прямую дорогу или улицу, которая без приметных элементов исчезает вдалеке, чувствует усталость практически после первого шага. Ходить по такой не хочется, не правда ли?

Жители также не отрицали, что, находясь на улице Таллинас, которая больше похожа на шоссе, хочется передвигаться на машине. Обычно здесь ветрено и шумно – особенно по ночам из-за мотоциклов. Пешеходные переход здесь редкость: на протяжении 1,4 км в районе, населенном тысячами жителей, мы насчитали всего четыре. Неудивительно, что люди часто переходили улицу в небезопасных, неприспособленных и, соответственно, неразрешенных местах.

Tallinas iela no putna lidojuma.

Если смотреть на город глазами пешехода, то видно, что дистанции на улице Таллинас – не для него: все слишком далеко, надписи или архитектурные элементы размываются, становятся безличными, неузнаваемыми. Понятно, что живущие вдоль этой улицы жители предпочитают звонить друг другу или переписываться, а не выходить гулять или встречаться тет-а-тет. Кое-как спасает городской общественный транспорт, который для пожилых жителей Каугури очень выгоден и доставляет туда, куда нужно. Но это тоже не заменяет прогулку.

Насколько это все хорошо для уютного, устойчивого, здорового города? Конечно, могло быть и хуже, но мы не встретили никого, кто был бы счастлив от такого окружения. Улицу спасает только Летний Каугурский в фестиваль, когда ее полностью перекрывают для транспортного движения и устраивают здесь аттракционы и сцену, которая по размерам вполне могла бы стать одной из главных сцен фестиваля Positivus. Правда, все остальное время улица снова превращается в шоссе.

Результат оценки: удовлетворенность на 30 — 80%.

Улица Райня – место для всех и для жизни

Всего в кварталом дальше в Каугури находится улица Райня. Она совершенно не похожа на ул Таллинас: сниженная скорость езды, одностороннее движение, ухоженная инфраструктура, богатое озеленение, гораздо больше места для пешеходов. Гулять по такой улице намного приятнее и безопаснее, приятнее находиться, остановиться за чем-нибудь.

Gājēji Kauguros uz Raiņa ielas

О том же говорят опрошенные нами жители: улица Райня – тихая, красивая, ухоженная. Она в первую очередь предназначена для пешеходов и только потом – для автомобилей. Такое разделение не мешает гармоничному сосуществованию, наоборот: на улице уживаются автомобили и пешеходы, пожилые и молодые, на костылях и без, велосипеды и даже лошадь! Конечно, цены здесь, может быть, растут, но это нормально – платить больше за места и вещи, которые безопаснее, красивее, удобнее и служат дольше.

Различная и неоднородная оценка улиц видна и на нашей оценочной шкале. На улице Райня почти все согласны с тем, что жизнь довольно или даже очень хороша. В то же время на улице Таллинас мнения сильно различаются: от «довольно плохо» до «довольно хорошо». Это указывает на другую проблему: неравенство между жителями, их положением и опытом на одной и той же улице на стометровом участке и даже в одном доме.

Оценка: удовлетворенность на 70 – 90%. (Интересно, что многие опрошенные говорили, что улица Райня – лучшая в Каугури, но никто не решился оценить ее на все 100%).

В городе все меняется к лучшему – если хотим и делаем

В городской среде тоже все зависит от того, насколько вы хотите сделать уютным любое конкретное место. В мире есть примеры, когда зерносушилки превращались в красивые виллы, забытые фабрики – в музеи, а шоссе – в место не только для автомобилей, но для всех. Часто хватает ничтожных вложений, чтобы результат давал удовлетворение и был жизнеспособносным – благодаря появившемуся удобству, порядку, безопасности, благодаря тому, что место становится более «созвучным» людям. Может быть, советские кварталы не идеальное пристанище, но что мешает сделать их более приятными? Иногда кажется, что только мы сами.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно