Домская площадь

Какие проблемы помогло бы решить новое ограничение скорости в 30 км/ч

Домская площадь

В Музее истории Риги и мореходства открывается выставка «Стекло Ильгуциемса»

Спецпроект Сергея Кузнецова “Пансионаты в Латгалии. Реальность”

«Пансионаты в Латгалии. Реальность»: Все места заняты

В латгальских центрах социального ухода все больше клиентов, которым требуется круглосуточный уход. В итоге в пансионат сложнее попасть тем, кто не хочет провести старость в одиночестве, поясняют руководители местных учреждений. О доступности соццентров и их клиентах рассказывает первая серия спецпроекта LR4 «Пансионаты в Латгалии. Реальность». Цикл передач освещает круг болезненных для латвийского общества проблем.

По данным Министерства благосостояния, на конец прошлого года в Латвии работало 98 пансионатов. В них проживало больше 7000 человек. Спрос на услуги пансионатов растёт.

Первая остановка — это небольшой пансионат в Гарбари на границе с Лудзой. Им руководит Региона Борисова. Недавно центр расширился:

«На конец 2019 года в нашем центре было 47 клиентов, но рассчитан он на 36 мест. Мы обратились в наше самоуправление с просьбой — и пришли к решению, что нужно ещё расширить места. Было предложено открыть второе помещение, там, где раньше находился детский дом — это в Исталcне».

После ремонта в январе этого года открыли первый этаж, где могут жить 24 человека. Второй этаж рассчитан на 30 постояльцев. Он начнет действовать после установки лифта. Вероятнее всего, места займут быстро, продолжает Регина Борисова:

«Если сравнивать последние годы, то в 2018 году мы приняли 21 человека. В 2019 только — 9, но это из-за того, что мест не было, а в 2020 году — на сегодняшний момент — мы приняли уже 31 человека. Тенденция идёт к тому, что с каждым годом это число возрастает».

В пансионате Резекне 210 мест. Свободные есть, но это связано с «ковидным» порядком приёма клиентов. Новый постоялец должен пройти двухнедельный карантин перед поступлением. Это же касается клиентов, которые вернулись из гостей или лежали в больнице. Очередь формирует социальная служба, а пансионат сообщает, что освободилось место и в каком отделении, объясняет руководитель заведения Лидия Апейнане:

«В дальнейшем только 3-4-й уровень может у нас находиться, то есть те, которым реально нужна помощь, а не те, кому скучно одному дома. Для этого есть уборка на дому. Пансионат не настолько велик, чтобы всех пенсионеров, которым одиноко, поместить к нам. У нас другая функция».

Пансионат в Даугавпилсе — самый большой в регионе. В нём 272 места. Сейчас свободно 29 — дело в пандемии. Перед объявлением чрезвычайной ситуации в марте в пансионате свободных мест практически не было, но до июня учреждение находилось на жёстком карантине — никого не принимали, объясняет старший социальный работник Даугавпилсского пансионата Валентина Кузнецова:

«На 13 марта 2020 года у нас было занято 266 мест. Никого мы не принимали. Никто к нам не поступал, но клиенты жили и уходили из жизни. На 10 июня, когда сделали послабления карантина, у нас было 238 клиентов. До того, как был объявлен карантин, мы были загружены, и даже была очередь».

В пансионат в Даугавпилсе люди попадают по трём причинам. Первая — нарушение памяти, когда человек создаёт угрозу себе и угрожающим. Вторая категория — люди из больниц после инсульта, полученных переломов и других травм. Им требуется постоянный уход. Третья группа — одинокие пенсионеры, продолжает Валентина Кузнецова:

«Уже третий год есть закон, по которому клиенты делятся на четыре уровня. 1-2-й уровни — более крепкие, самостоятельные люди, сами могут в магазин сходить, приготовить кушать, а 3-4-й — сейчас к нам только такие поступают — это нуждающиеся в круглосуточном уходе и наблюдении».

Эту тенденцию отмечают в большинстве пансионатов, когда число лежачих клиентов увеличивается. Люди из-за болезни не могут что-либо сделать самостоятельно. Им требуется профессиональный уход 24/7. В большинстве случаев остаток жизни люди проводят в пансионате, но есть редкие исключения, когда человек после реабилитации возвращается в самостоятельную жизнь. Руководитель пансионата в Дагде Андрис Бадунс рассказал, как постояльцы даже сыграли свадьбу и покинули учреждение:

«Поженились и уехали жить вместе. Там была инвалидность, а по возрасту не очень старые. Наша соцработница была сватьей, и даже в ЗАГС отсюда ехали на нашей машине. Всё было красиво. Здесь мы их встретили. Ворота сделали. Потом они уехали жить самостоятельно где-то в 15 километрах отсюда».

Хотя есть и не такие жизнеутверждающие истории, продолжает Андрис Бадунс:

«Был случай, когда клиент у нас один день не отжил — в очень тяжёлом состоянии. Люди не могли дома справиться, привезли к нам на уход. Место было подготовлено. Повезли укладывать в кроватку. Пошли оформлять договоры, документы. Не успели до конца оформить, когда пришла медсестра и сказала, что человек ушёл».

Есть в Дагде и свои долгожители. Василию после травмы требовался уход, но уже почти четверть века он живёт в пансионате.

— Я здесь живу 24 года. Сейчас мне 73. У меня была авария, получил инвалидность. Потом дом сгорел. Жить негде было, меня здесь и оставили. Здесь все люди хорошие, обслуживание хорошее. Здесь привыкают очень быстро. У меня есть сын. Он за границей, и я с ним не связан.
— Никакой связи нет?
— Нет. Родители все давно умерли. Я один.

В дагдском пансионате 75 мест, сейчас занято 71. Андрис Бадунс отмечает, что это редкость — обычно свободных коек нет. Опять же, это последствия карантинных мер, но в целом, считает руководитель, пансионат доступен.

«Бывают случаи, когда человек чуть ли к пансионату не готовится. Своевременно интересуется, почти в очередь становится, тогда такие проблемы решаются лучше. Иногда бывает очень резко. Инсульт, больница выписывает, а куда его девать? Домой привезти? А дома некому смотреть. Звонок — и «Возьмите прямо сейчас». Иногда может сработать, иногда нет».

В даугавпилсском пансионате 14 лет живёт Мария Калистратова. После смерти сына и мужа не знала, как жить дальше:

«Очень просила наше соцуправление — и мне разрешили здесь поселиться. И вот с тех пор я здесь 14 лет. Очень тяжело мне было. На сегодняшний день, когда прошло столько лет, у меня, может, и другое мнение было бы. Но в то время я погибала — и меня спас пансионат. И я решила прийти сюда жить. Не жалею».

Пансионат в Гайльмуйже Риебиньского края небольшой — на 28 мест. Перед разговором директору центра социального ухода Ингуне Рубане звонили из Риги — интересовались свободными местами. Пришлось отказать.

«Только — вы сами слышали — был звонок. Очень многие хотят сюда — маленький пансионат, два одноэтажных здания. Интересуются, но мы берём людей только из Риебиньской волости, и мест в данный момент нет. В очереди сейчас где-то 6 человек, и пока мест нет, распределяем в другие пансионаты».

В Латгалии заполнены как крупные, так и небольшие пансионаты. Спрос на услуги растёт. В основном люди в таких центрах живут за счёт самоуправления. Только небольшая часть клиентов оплачивает проживание за счёт своей пенсии, накоплений или с помощью родственников.

Латвии нужна «минимальная корзина социального ухода», в софинансировании которой принимало бы участие и государство. Сейчас же объем и качество помощи престарелым и инвалидам слишком зависит от места, где живет человек, заявил заместитель директора столичного департамента благосостояния Мартиньш Моорс в передаче Латвийского радио 4 «Открытый вопрос». 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить