Разделы Разделы

Отследить контакты Covid-инфицированных: почему этот метод работает не везде

Спустя год после начала пандемии многие развитые страны Запада все еще не могут наладить эффективное выявление тех, кто мог контактировать с инфицированными коронавирусом. А значит, новые очаги инфекции продолжают возникать — и значительная часть титанических усилий по сдерживанию Covid-19 тратится впустую.

В 2014-2016-м медикам и эпидемиологам удалось подавить эпидемию лихорадки Эбола в Западной Африке во многом благодаря тому, что практически все, кто был в контакте с зараженными, были найдены и помещены в карантин, говорит Толберт Ниенсуа, бывший директор Института общественного здравоохранения Либерии, а ныне исследователь инфекционных заболеваний в американском университете Джонса Хопкинса.

«Отслеживание контактов — один из лучших инструментов, который все страны должны эффективно использовать для сдерживания вспышек инфекционных заболеваний», — уверен он.

Эксперт был уверен, что к концу 2020 года 100% контактов зараженных коронавирусом людей будут отслежены. Однако многие страны до сих пор не могут наладить этот процесс, констатирует научный журнал Nature.

Запад и Восток

Экономически развитые страны Запада далеко не лучшим образом справились с базовой процедурой общественного здравоохранения, отмечается в статье. В Великобритании сотрудники эпидемиологических служб не могут связаться с каждым восьмым Covid-позитивным, а 18% тех, кто получил положительный результат теста и все-таки вышел на связь со специалистами, не сообщают подробностей о своих близких контактах.

В некоторых штатах США более половины людей с положительным результатом теста не раскрывают подробностей о контактах, даже когда их об этом спрашивают. Это статистические данные за ноябрь 2020 — в тот момент уже бушевала вторая волна.

Даже новый рост заболеваемости не сподвиг жителей упомянутых стран быть сознательнее и ответственнее.

Однако Южная Корея, Вьетнам, Япония и Тайвань добились явных успехов в раннем «тушении» очагов Covid-19 и продолжают эту практику по сей день. Они изолируют зараженных и тех, кто попал в группу риска из-за общения с ними. Не все методы, применяемые на Востоке, годятся для стран Запада, например, использование личных данных и отслеживание сигналов с мобильных телефонов для проверки соблюдения самоизоляции. Но все же какие-то уроки из опыта восточных стран извлечь можно, полагает Nature.

Как разорвать цепочку передачи — в идеале

Процесс начинается с того, что человек получает положительный результат теста и самоизолируется. «Covid-трейсер» — сотрудник санэпидслужбы по отслеживанию контактов инфицированных — связывается с этим человеком и задает ряд вопросов, чтобы выяснить, с кем тот мог общаться лично в наиболее опасный период (обычно за 48 часов до положительного результата теста) или до появления симптомов (если таковые были).

«Близким контактом» считается тот, кто в течение 15 минут находился рядом с заразным человеком. Таким образом, в эту категорию могут попасть не только родственники и знакомые, но и любой, кто, например, ехал с инфицированным в одном автобусе или работал с ним в одном офисе.

Затем трейсеры звонят этим людям или посещают их лично — и оповещают о необходимости самоизоляции, чтобы вирус не передавался дальше. Таким образом, цепочка передачи оборвана.

В реальной жизни сбой происходит на каждом этапе несложной последовательности «тестирование — отслеживание контактов — самоизоляция». Люди заражаются коронавирусом и не знают об этом (в случае бессимптомного течения), или просто откладывают визит на пункт сдачи анализов. Получение результата может занять несколько дней — и все это время может происходить передача вируса.

С зараженными не всегда можно связаться, они часто отказываются сообщать подробности о близких контактах.

Далеко не все, кто получает положительный результат, строго соблюдают самоизоляцию до конца предписанного срока. В результате нарушается эффективность всей последовательности, и вирус продолжает распространяться дальше.

Без слежки не обойтись?

В Южной Корее власти решают проблему нежелания раскрывать личности близких контактов (а иногда и просто неспособности их вспомнить) очень просто: с помощью слежки. После вспышки ближневосточного респираторного синдрома (MERS) в 2015 году в стране был принят закон, который позволяет властям использовать данные, полученные от операторов кредитных карт и мобильных телефонов, а также записи систем видеонаблюдения. Эта информация помогает отследить перемещения инфицированных владельцев карт и телефонов и выявить круг лиц, которых они могли заразить.

Информация о новых вирусоносителях публикуется в Интернете, и такой подход позволил стране избежать особо строгих ограничений. Правда, в марте главная эпидемиологическая служба Южной Кореи выдала новые инструкции, ограничивающие обнародование «избыточной» информации — после того, как региональные власти начали публиковать в Интернете слишком подробные карты маршрутов инфицированных. В одном случае был скандал — человека обвинили в романе со своей невесткой, потому что карты их перемещений показали, что они вместе обедали в ресторане. Как выяснилось впоследствии, это было ложное обвинение.

Данные о перемещениях мобильных телефонов используются для отслеживания инфицированных в Израиле, Армении, России, Эквадоре и на Тайване.

Во Вьетнаме сведения, предоставленные трейсерам, дополнительно проверяют, изучая посты новых зараженных в соцсетях.

Людей, недавно контактировавших с заболевшими, сразу же отправляют в карантин — в специально созданные для этого гостиницы.

Но этот опыт применяется далеко не везде, и есть страны — например, Словакия — где попытки внедрения практик отслеживания были приостановлены конституционным судом.

Как обогнать коронавирус

По критериям ВОЗ, операция по отслеживанию контактов считается успешной, если в течение трех дней после того, как новый зараженный получил положительный результат теста, трейсерам удается идентифицировать и отправить в карантин 80% тех, с кем он недавно лично общался.

Биолог-математик из Оксфордского университета Кристоф Фрейзер с помощью математического моделирования подсчитал, что даже если все новые инфицированные будут изолированы, а все их контакты обнаружены и помещены в карантин в течение трех дней, эпидемия все равно будет нарастать. По его расчетам, чтобы замедлить передачу вируса, нужно в первый же день после получения положительного результата теста выявить и отправить в карантин не менее 70% близких контактов заболевшего.

Еще один способ быстро загасить новую вспышку — закидывать сеть более широко, чтобы отслеживались не только контакты нового зараженного, но и контакты его контактов.

Во Вьетнаме иногда искали даже контакты «третьего круга», когда новые случаи выявлялись на поздней стадии инфекционного цикла.

По словам Фам Куанг Тай, эпидемиолога из Национального института гигиены и эпидемиологии в Ханое, для каждого нового случая Covid-19 выявляется и проверяется до 200 контактов. «Если мы хотим бежать на одной скорости с вирусом, или даже быстрее, мы не должны ограничиваться первым кругом», — говорит он.

Для сравнения: в среднем для одного случая Covid-19 на Тайване выявляется 17 близких контактов, в Великобритании — 2, во Франции — 1,4, и в США — менее одного.

Еще одна полезная стратегия — «обратное отслеживание контактов», когда трейсеры пытаются найти тех, с кем и при каких обстоятельствах общался новый инфицированный за две недели до заражения. Для Covid-19 характерны случаи «сверхзаражения», когда одновременно вирус поражает большое число людей. Как правило, это происходит во время собраний в закрытых помещениях. Так, в Южной Корее большая часть заражений в начале пандемии произошла во время встреч в религиозной секте (Rus.LSM.lv писал об опыте Южной Кореи в сдерживании Covid-19.)

Любое новое заражение, скорее всего, произошло в «кластере» инфекции, а не в результате общения с одним инфицированным, поэтому стоит вернуться назад, чтобы выяснить, кто еще был связан с этим «кластером». В Японии еще в самом начале пандемии поняли эту особенность Covid-19 и еще в феврале перешли на «кластерное» отслеживание контактов: выявляются те, с кем человек пересекался за 14 дней до появления симптомов. Обычный срок отслеживания — 48 часов.

Во время второй волны пандемии в австралийском Мельбурне почти на четыре месяца был введен локдаун, а после снятия ограничений в конце октября эпидемиологические службы взяли на вооружение японскую модель 14-дневного «обратного отслеживания» и вьетнамскую практику отправки в карантин контактов первого и второго порядка.

Армия «Covid-следопытов»

Для внедрения этой практики требуется огромное число сотрудников, но лишь в немногих западных странах таковые были. Возможно, это объясняется тем, что вспышки инфекционных заболеваний в этих регионах менее распространены. В апреле в отчете (.pdf) о ситуации с отслеживанием Covid-19 в США были даны такие цифры: во время скачка заболеваемости необходимо привлечь 30 трейсеров на 100 тысяч человек — то есть примерно 100 тысяч на всю страну. В то время в США их было всего 2200. Во Вьетнаме в самом начале пандемии было более 12 тысяч обученных трейсеров.

Во многих странах к отслеживанию контактов привлекли волонтеров, студентов и временно оставшихся без работы сотрудников авиакомпаний.

Власти Германии планировали набрать до 25 трейсеров на 100 тысяч человек, но все-таки были вынуждены ввести повторный локдаун. То же самое произошло в Англии, где трейсеров на 100 тысяч человек всего 32.

Однако в странах, которым удалось быстро обуздать вторую волну, увеличение армии трейсеров не понадобилось. Так, в Тайване, где 24 млн жителей, с отслеживанием успешно справляются всего 600 сотрудников (2,5 на 100 тысяч населения).

Технологии в помощь и вопрос доверия

Сложные системы обработки данных могут облегчить работу специалистов по отслеживанию контактов — и удастся обойтись без расширения штата трейсеров. Во Вьетнаме люди, бывшие в контакте с зараженным, отчитываются о состоянии здоровья через приложение для отслеживания симптомов. Эти данные заносятся в базу и подвергаются анализу. Таким образом у трейсеров появляется время для поиска новых инфицированных.

В то же время в некоторых регионах Австралии и Великобритании и отдельных штатах США санэпидемслужбы до сих пор получают уведомления о новых случаях Covid-19 по факсу или телефону.

Занесение этой информации в компьютерную базу данных в ситуации быстро меняющейся эпидемиологической обстановки отнимает время и силы, и временное окно, в течение которого отслеживание контактов нового зараженного имеет смысл, захлопывается.

Надежды, которые весной возлагались на мобильные приложения по отслеживанию контактов, не особенно оправдались. Считается, что такие приложения могут практически мгновенно оповещать владельцев телефонов о потенциальной опасности. Программы также могут помочь владельцам магазинов и ресторанов выявлять инфицированных, посещавших их заведения. По меньшей мере в 46 странах такие приложения в той или иной форме разработаны, но уровень вовлеченности людей остается низким.

Как полагает специалист по биоэтике из Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе Эффи Вайена (она участвовала в разработке швейцарского приложения для отслеживания контактов), здесь решающее значение имеет вопрос о доверии. Истории масштабных утечек данных и скандалов с конфиденциальностью в сфере цифровых технологий заставили многих относиться к ним с опаской.

Вопрос о доверии важен не только в отношении мобильных приложений. Люди с подтвержденным Covid-19 должны быть готовы отвечать на вопросы о своем местонахождении и изолироваться, пока опасны для окружающих. Пока эта готовность оставляет желать лучшего.

Опрос, проведенный в августе британским Институтом инноваций в области глобального здравоохранения в 19 странах, показал, что почти три четверти респондентов готовы предоставить информацию о своих контактах в случае заражения коронавирусом.

Но во Вьетнаме только 4% опрошенных заявили, что не будут предоставлять эту информацию. В США и Германии эта доля составляла 21%, а во Франции — 25%.

«Общественное доверие ко всем видам институтов снижается», — говорит социолог Роберт Гровс, бывший директор Бюро переписи населения США. Аналитик отмечает, что это особенно характерно для мегаполисов.

Не последнюю роль в этом недоверии и нежелании «подставлять» своих знакомых играет и отсутствие поддержки для тех, кто заболел или должен находиться в карантине. Предоставление необходимой финансовой компенсации в свете сложностей, возникших из-за изоляции, может изменить ситуацию, заключает Nature.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить