Отдать детдомовцев во временные приемные семьи можно, но важно, в какие — Рижский сиротский суд

Вопреки прозвучавшим в последнее время в СМИ утверждениям, будто казенные учреждения переполнены оставшимися без родительского попечения детьми, а временные приемные (фостерные) семьи тем временем подолгу ждут воспитанников, в Риге и число таких семей растет, и ребят в учреждениях социальной опеки становится меньше, заявил Рижский сиротский суд в своем письменном обращении к общественности. Но указал, что есть проблемы с самими семьями, готовыми взять детей на воспитание, пока им не найдут усыновителей.

Сиротский суд подготовил небольшой статистический отчет за первое полугодие. Так, сейчас в Риге насчитывается 88 фостерных семей и еще девять — в процессе получения такого статуса. В конце прошлого года таких семей насчитывалось 82.

Вне опеки своей биологической семьи в первом полугодии находилось 1653 ребенка:

  • во временных приемных семьях — 284;
  • у опекунов – 1233;
  • в учреждениях длительной социальной опеки или социальной реабилитации – 210.

Для сравнения: в конце прошлого года в учреждениях опеки находилось 235 несовершеннолетних рижан.

В регистр семей, желающих усыновить ребенка, включено 62 рижские семьи, из них семь ждут своего приемного ребенка четыре года или дольше, на что существуют разные причины. Шесть семей в ожидании — три года, 20 семей — два года. Больше всего, 29 — семей, включенных в регистр лишь в прошлом году и находящихся в ожидании менее года.

«В Риге встречаются так называемые пустые временные приемные семьи, но на то имеется ряд причин — например, бытовые условия или состояние здоровья приемных родителей. Случается, семья в конкретный момент не хочет брать воспитанника, но хочет, сохранив статус, немного передохнуть.

Есть и такие фостерные семьи, где уже растят воспитанников и, некритично оценивая свои возможности, хотят принять еще кого-то. Однако Рижский сиротский суд, оценив способности и мощности фостерной семьи, считает, что приемная семья не сможет о новом ребенке позаботиться.  

К сожалению, встречаются случаи, когда, не оценив тщательно ресурсоемкость семьи, туда помещают еще одного ребенка на воспитание, а затем через короткое время семья отказывается дальше о ребенке заботиться, что приносит ему тяжелые эмоциональные переживания», — пишет представитель ведомства Даце Анкипане.

Рижский сиротский суд напоминает: получение статуса временной приемной семьи — это сложный и основательный процесс. Вначале сиротский суд выносит решение о приемлемости лица или супружеской пары для выполнения обязанностей приемной семьи. Оцениваются справки от семейного врача, психиатра, нарколога. Затем проходят несколько консультаций с психологом, и суд получает его заключение. В процессе оценивается и жилище семьи на предмет того, подходит ли оно для проживания детей. Лишь затем в случае позитивной оценки следует первичное утверждение претендентов сиротским судом.  

Следующий этап — курсы временных приемных родителей, 50 академических часов теории и практики плюс еще 16 часов чистой практики. Если экзамен сдан положительно, сиротский суд снова осматривает жилище семьи и присваивает ей статус временной приемной семьи (воспитательской, или фостерной — по-латышски audžuģimene). Лишь потом сиротский суд предоставляет потенциальным воспитателям информацию о детях и предлагает им кого-то взять к себе. Нужно познакомиться с ребенком лично и сообщить свое решение.

Разумеется, взрослых знакомят со сведениями о состоянии здоровья потенциального воспитанника, отметила Анкипане. Это делается в его же интересах: чтобы меньше было потом отказов и случаев возвращения в детдом.

«Учитывая вышеупомянутый процесс, сомнительно утверждение, прозвучавшее в масс-медиа, что первый вопрос, который задают потенциальным временным приемным родителям в сиротском суде — это «Зачем вам этот ребенок нужен и куда вы его денете?», потому что именно сиротский суд — тот, кто предлагает ребенка, и к тому времени семьи уже хорошо подготовлены», — резюмирует Анкипане.

В соответствии с правилами Кабинета министров Рижский сиротский суд актуализирует информацию о каждом ребенке, находящемся в учреждении опеки, не реже чем раз в 3-6 месяцев.

Как уже писал Rus.lsm.lv, некоторое время назад острую реакцию со стороны сиротских судов вызвали упреки министра благосостояния Рамоны Петравичи, указавшей на упущения в их работе. Ассоциация работников сиротских судов призвала Минблаг начать диалог, чтобы понять, почему система не работает как задумано и где требуются улучшения.

Еще ранее, в мае, досталось и самому Минблагу — ситуацию с созданием сети временных приемных семей в стране раскритиковали на Комиссии Сейма по социально-трудовым делам.  

«Мы видим, что не удалось даже приблизиться к тем важным целям, на которые выделялись эти средства. Специализированные приемные семьи не созданы, система поддержки приемных семей толком не работает. Диалог Минблага с общественными организациями напоминает перекрикивание. 

Мы видим, что у министерства, несмотря на доступное финансирование, не имелось мощностей, чтобы построить эффективную внесемейную систему, которую утвердили бы также участвующие стороны и которая работала бы долгосрочно. Ситуация очень неприятная», — сказал после заседания председатель комиссии Андрис Скриде.  

Латвии стоит поспешить, чтобы в указанный срок — до 2023 года — успешно завершить проект деинституционализации, или обеспечения семейной среды детям, оставшимся без родительской опеки, детям с инвалидностью и лицам с психическими нарушениями, и не потерять предусмотренное на это европейское финансирование, заявила год назад в интервью LTV глава Госконтроля Элита Круминя. 

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно