Личное дело

Личное дело

Личное дело

Удаленка оффлайн

Карты раскрыты

Оценка вердикта по трагедии в Золитуде — почему виновным признан лишь один человек

В феврале восемь человек и еще пять юридических лиц были освобождены от какой-либо ответственности. По делу Золитудской трагедии их полностью оправдали. А виновным признали только одного единственного строительного инженера. Приговор стал одним из самых длинных в истории. Полный текст приговора занимает 1232 страницы – и объясняет, почему вердикт – именно такой, сообщает программа «Личное дело» Русского вещания LTV7.

Февраль 2020-го. Этого дня родные погибших и пострадавшие ждут шесть бесконечно долгих лет. 21 ноября 2013-го в магазине Maxima рухнула крыша. Погибли 54 человека. Еще 46 получили ранения. На скамье девять подсудимых и еще пять юридических лиц. Суд зачитывает приговор. Строительный инженер Иварс Сергетс - виновен, шесть лет тюрьмы. Остальные обвиняемые - оправданы. Это вызывает бурю негодования. Родственники покидают зал суда, не дождавшись конца заседания.

В воздухе так и остается вопрос: почему суд принимает такое решение? Приходится ждать еще долгих девять месяцев, пока не становится доступным полный текст приговора. Там - все ответы.

Иварс Сергетс — строительный инженер. Согласно обвинению, именно он допустил роковую ошибку в расчетах. Сначала планировалось, что металлическая ферма на крыше Maxima будет цельной. Но потом ее поделили на две части — так проще и, очевидно, дешевле привезти с завода. Разработать соединительный узел и сделать расчеты должен был Иварс Сергетс. Должен. Но не сделал. Следствие выяснит, роковой узел, из-за которого и рухнула крыша, никто не разрабатывал, не рассчитывал, не проверял. Позже Сергетс еще пять раз вносил изменения, как соединительный узел должен выглядеть. Но ни разу не пересчитывал, какую нагрузку он сможет выдержать. И узел не выдержал. Перегрузка была в 6 с половиной раз.

За две недели до обрушения у Сергетса была возможность предотвратить трагедию. Перед началом строительства детской площадки на крыше магазина Сергетс обещал проверить свои расчеты, он еще мог заметить роковую ошибку. Но обещание не выполнил. Сергетс так и не признал своей вины. Прокуратура просила семь с половиной лет тюрьмы, суд дал шесть.

«Главная и единственная причина несчастья - это неправильные расчеты нижнего узла. Это однозначно признали все эксперты. По другим вопросам их мнения отличались, но в этом они были едины. Что на 120% - это неправильные расчеты нижнего узла», - заявил судья Пардаугавского суда Риги Эрленс Эрнстсонс.

«Справедливо ли такое наказание за такое количество погибших? Конечно нет. И это вопрос, какие существуют рамки в законодательстве, сколько лет можно было присудить обвиняемому. Мы понимаем, разве можно поставить на чашу весов: 54 жизни и 6 лет тюремного заключения, к которому еще очень много вопросов, действительно ли будет отбыто реально», - говорит адвокат пострадавших Евгения Тверьяновича-Боре.

Еще во время расследования правоохранительные органы пришли к выводу: трагедия в Золитуде — не ошибка одного человека. Это череда ошибок целой системы. На каждом этапе строительства роковую ошибку Сергетса можно было заметить и предотвратить. Одним из первых, по версии следствия, это мог сделать строительный эксперт Андрис Гулбис. Ему Сергетс доверил экспертизу проекта, но Гулбис сделал экспертизу формально, расчеты не перепроверил и вынес позитивное заключение. Дальше технический проект был подан в Стройуправу. Будущее строительство получило зеленый свет. Своей вины Андрис Гулбис не признал. Прокуроры просили семь с половиной лет тюрьмы. Суд его полностью оправдал.

«Нормативное регулирование того времени, к сожалению, допускало в нашей стране такую ситуацию, что уже после утверждения проекта в Стройуправе, была возможность менять решения строительных конструкций. Из материалов дела суд констатировал, что во время строительства, уже после экспертизы, детализированный чертеж фермы, которая рухнула и была причиной трагедии, пять раз делались новые решения узла. Пять изменений. Пять версий чертежа фермы. Эксперт, который делал первоначальную экспертизу проекта, изменений не видел», - пояснил судья Эрленс Эрнстсонс.

На стадии расследования независимые эксперты указывали: нижний соединительный узел слабый. Две фермы соединяли 10 болтов. Но держалось все, по сути, только на четырех. Но и сами болты оказались так себе. По правилам, на стройке надо использовать особо прочные, строительные болты. Однако во время строительства Maxima использовались обычные, которые можно купить в любом хозяйственном магазине. По версии обвинения, обнаружить это могли прораб Станислав Кумпиньш, строительный надзор Мартиньш Драудиньш и Янис Балодис - представитель Стройуправы. Он руководил комиссией, которая принимала торговый центр в эксплуатацию. Могли, но не обнаружили. Болты потекли, от перегрузки гайки просто сползали, снимая резьбу. Прокуратура просила для прораба Станислава Кумпиньша и стройнадзора Мартиньша Драудиньш семь с половиной лет тюрьмы, для Яниса Балодиса — пять лет. Суд посчитал, они невиновны.

Здание торгового центра готово к приему в эксплуатацию, подпись под таким документом поставил архитектор Андрис Калинка. Акт о приеме объекта в эксплуатацию утвердила работница Стройуправы Айя Мельникова. Она же делала проверки во время строительства. По версии обвинения, несвоевременно и некачественно. Через год уже другая работница Стройуправы - Марика Трейя - выдала разрешение на строительство второй очереди — жилого дома и озеленение крыши магазина. Трейя могла запросить новую экспертизу, но не запросила. Положилась на то самое, формальное заключение эксперта. Для архитектора Андриса Калинки сторона обвинения просила семь с половиной лет тюрьмы, для Айи Мельниковой и Марики Трейи — пять лет. Никто из них своей вины не признал. Суд всех оправдал.

«Суд констатировал, что во многих обвинениях не было указано, какие именно обязанности в конкретных нормативных актах обвиняемые исполняли халатно», - заявил судья Эрленс Эрнстсонс.

«Во всех обвинениях должно быть четко и понятно указано, чтобы и суду, и всем обвиняемым было понятно, за что их призывают к уголовной ответственности. Это не обязанность этих людей самообвиниться, у суда также нет такой обязанности угадывать, что прокурор думал в этих обвинениях», - считает судья Пардаугавского суда Риги Анита Гравите.

«Конечно, нужно ждать, пока прокуроры ознакомятся с этим объёмным решением. Но на сегодняшний день мы можем сказать, что государственный обвинитель будет обжаловать приговор», - пообещала представитель Генеральной прокуратуры Айга Эйдука.

День трагедии. 21 ноября 2013-го. На крыше магазина стройплощадка: сгружали полеты с брусчаткой, мешки с землей. Устанавливали детскую горку. Однако магазин продолжал работать, его не закрывали. За считанные часы до обрушения начала звучать сигнализация. На трех языках объявили о чрезвычайной ситуации, попросили покинуть помещение. Директор магазина был в командировке, что делать в таких случаях, работники не знали — не были обучены. Инна Шуваева — единственная работница Maxima, которую просили призвать к уголовной ответственности. Она отвечала за безопасность труда во всех сто сорока трех магазинах. Суд Инну Шуваеву оправдал.

 «Суд констатировал, в этом решении прокуратура не указала, каким образом не осуществлялся должный контроль. Другими словами, что Максиме надо было делать, конкретные мероприятия делать, чтобы предотвратить преступное деяние», - отметила судья Пардаугавского суда Риги Анита Гравите.

В итоге, компенсации пострадавшим — 5,4 млн евро — должен выплатить только Иварс Сергетс. Сможет ли один человек потянуть такую сумму, всем ясно — конечно же, нет. Но суд отвечает — это не их компетенция. Пострадавшим пожарным и вовсе отказали в компенсации. 

«Говоря простыми словами, чем отличается пострадавший посетитель магазина от пострадавшего пожарного? Пожарные на Приедайнес, 20 приехали, когда последствия преступления уже случились, произошло обрушение. И пожарные выполняли свои обязанности, подвергая себя риску», - констатирует судья Пардаугавского суда Риги Айга Фреймане.

Адвокат пострадавших Евгения Тверьяновича-Боре с этим мнение не согласна: «Это необоснованный и юридически некорректно высказанный аргумент. Почему? Потому что, после того, как прибыли пожарные, случилось второе обрушение и случилось еще третье обрушение. Практически, преступление еще не было завершено в тот момент и последствия до конца не наступили. Поэтому они должны были быть признаны потерпевшими и также имели право на компенсацию, которую суд отклонил».

Это дело было беспрецедентным и могло расставить точки на i. Могло, но этого не случилось, считают представители интересов потерпевших. Остались горечь и разочарование. Единственный положительный момент: суд признал — то, что ошибка одного человека остались без внимания и проверки — ответственность государства, это оно допустило то, что в момент трагедии строительное регулирование было неполным. Таким образом, если и в других инстанциях потерпевшие не добьются справедливого решения, они подадут иск против государства. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить