Мир в профиль

Алжир и новая Арабская весна. Чем она закончится на этот раз?

Мир в профиль

Зеленский, Коломойский и Украина в "Привате"

Нотр-драма: пожар в соборе Парижской богоматери

Нотр-драма: отблески пожара в Соборе Парижской богоматери

Даже те, кто никогда не бывал в Париже, знают его в лицо. Именно так — в лицо. Он живой. Нотр-Дам де Пари, Собор Парижской богоматери. Созданный пламенной верой народа на излете Средних веков, одушевленный Виктором Гюго, восстановленный Виоле-ле-Дюком в середине девятнадцатого века. И чуть не потерянный человечеством навсегда в страшную ночь на 16 апреля.

Когда стоишь на его балюстраде и смотришь вниз на людей, стоящих в очереди, чтобы зайти внутрь, понимаешь, как велик и уникален он и как малы мы. Не скоро, правда, туристы смогут вновь подняться на его башни. Реставрация может растянуться на десятилетия, говорят эксперты. Президент Эмманюэль Макрон обещает справиться за пять. Но когда-нибудь Нотр-Дам снова откроет людям свои каменные ладони. И с нас спросится. За неисправную проводку, нерадивую работу, злые комментарии и фальшивые слёзы. Великан и муравьи, собор и люди, пожар и его отражение в обществе – сегодня передача Латвийского радио 4 «Мир в профиль» выбирает себе необычного героя. Но в эти дни Страстной недели мир и вправду крутился вокруг него, Нотр-Дам. Всем вдруг стало очевидно, что потеряв некоторые святыни, мы потеряем себя.

«На челе этого патриарха наших соборов неизменно видишь шрам. Tempus edax, homo edacior, что я охотно перевел бы так: Время слепо, а человек невежественен», — как можно не любить этот торжественный стиль романа Виктора Гюго! Кстати, в эти дни роман «Собор Парижской богоматери», опубликованный в 1831 году, снова стал бестселлером на Amazon France.

«Если бы у нас с читателем хватило досуга проследить один за другим все следы разрушения, которые отпечатались на древнем храме, мы бы заметили, что доля времени ничтожна, что наибольший вред нанесли люди»…

Интересно представить, как он, седобородый старик, спасший своим романом от сноса великий собор, совершенно захиревший к середине девятнадцатого века, смотрит репортаж в прямом эфире, теребя бороду, почти не дыша, как смотрели мы на обрушение пылающего шпиля. Гюго описал бы этот пожар длинными звучными фразами, сравнив его с Апокалипсисом, и это описание заняло бы двадцать страниц. Его потомки строчили посты в социальные сети. 

Одними из первых к месту события прибыли журналисты Радио Нотр-Дам. Так, по имени главного храма, называется радиостанция Парижской архиепархии. Мы часто повторяем слова о бездуховной Европе, но, по официальным данным, к верующим себя причисляют почти 70% проживающего на территории епархии двухмиллионного населения. А список ее епископов (с 17 века архиепископов Парижа) ведется с… 250 года. Вы не ослышались – с третьего века нашей эры. 

«Конечно, сегодня меньше воцерковленных католиков, чем раньше. Но Париж остается сильной епархией католической церкви Франции».

Мсье Ален Барон, генеральный секретарь Радио Нотр-Дам, любезно нашел для нашей передачи несколько минут среди невероятного количества дел, обрушившихся на редакцию после пожара. 

«Каждый год в Париже совершается рукоположение примерно 10-20 новых священников. В остальных епархиях Франции цифры более скромные».

Наш собеседник отмечает, что в ночь пожара о спасении собора молились не только католики. И это подтверждает историк и богослов Эльвира Китнис, руководитель Европейского центра Апостола Фомы. Бывало, в месяц она возила в Париж по две паломнические группы. Эльвира - активная прихожанка православного храма во имя св. Сорока мучеников Севастийских в немецком городе Трире. Самой страшной мыслью, которая преследовала ее во время пожара, было – успеют ли спасти реликвии собора. 

«Конечно, мы пережили колоссальное переживание. Потому что какое-то время было совершенно непонятно — живы святыни, сгорели они в огне или нет?... Мы знаем, что они хранятся в специальном сейфе. Но бог его знает, потому что пламя полыхало просто ужасное. Но меня очень порадовала реакция наших и паломников, и друзей. Все звонили и все молились, среди них было огромное число православных людей. К великой радости к полуночи мы получили известие, что святыни живы», — говорит Эльвира.

Благодаря документальному фильму Тимофея Китниса, мужа Эльвиры, о Европе христианской и ее святынях, автор программы несколько лет назад самостоятельно отправилась на Пасху в Париж, чтобы приложиться к Терновому венцу. Его выносят из хранилища на Страстную пятницу. Собор был темен, как ночной лес. 

Люди стояли в безмолвной очереди, чтобы приложиться к темному ободу из золота, в который заключены несколько колючих ветвей. 

Больше всего тогда поразили мужчины в длинных белых плащах с красными, вписанными в квадрат крестами на рукавах, отдававшие почти без слов какие-то распоряжения служкам, помогавшие дамам преклонного возраста найти место на длинных скамьях, участливо кивавшие головами в ответ на приветствия постоянной паствы. Это были рыцари действующего до сих пор ордена Гроба Господня, основанного крестоносцами в Иерусалиме в 1099 году – более девяти веков назад. На их плечах лежала и лежит обязанность охранять христианские реликвии в Святой Земле и за ее пределами.

Нотр-Дам де Пари стал их обителью во Франции, и именно они проводят церемонию поклонения Терновому венцу на Пасху. 

Но в страшном пожаре 15 апреля они не успели прийти на помощь гибнущему храму, и реликвии из огня вынес капеллан городской Пожарно-спасательной бригады Жан-Марк Фурнье. Французские журналисты с восторгом приводят детали его биографии: Фурнье служил в Афганистане, где получил боевое крещение, выходя из засады, и вынес несколько раненных. Во время теракта в январе 2015 года в парижском театре «Батаклан» поспешил на помощь заложникам еще до того, как спецназ выбил террористов из здания.

Еще один герой спасения великого собора — первый робот-пожарный Колоссус. 500-килограммовая умная машина, оснащенная водяной пушкой, была отправлена в самое пекло, что помогло спасти и внутренность храма, и жизни пожарных.

Производители ликуют: робот отлично показал себя! А всего с огнем боролось четыреста человек, легкие ранения получил один пожарный и двое полицейских. Они сегодня — герои Парижа, который всегда щедр на выражение признательности смельчакам и альтруистам. 

Газеты восторженно пишут и о Франсуа Пино, миллиардере, первым откликнувшемся на призыв о помощи и выделившем на срочные работы 100 миллионов евро. Эстафету подхватили другие богатейшие семейства. В первый же день после трагедии усилиями крупных жертвователей собрали 700 миллионов евро, но национальная кампания, объявленная  фондом культурного наследия, продолжается: участвовать может каждый. 

«За пять лет мы отстроим Нотр-Дам»,

– обещает Эмманюэль Макрон. 

Часто церковь называют «домом Божьим». Увы, в случае Нотр-Дама речь может идти об очень-очень старом доме, от которого почему-то отвернулся его ангел-хранитель. Следствию предстоит сказать свое слово о причинах пожара. Предварительный комментарий Алена Барона, представителя редакции Радио Нотр-Дам, таков:

«В настоящее время нет никакой достоверной версии причин пожара. Следствие — полиция и прокуратура — склоняется к версии случайного возгорания. Вы знаете, что в соборе велись реставрационные работы. К сожалению, довольно часто в случае таких старых зданий, как наш собор, случаются возгорания проводки». 

Кто же несет ответственность за непоправимый урон, который мог бы быть еще больше?

«Собор, как и все храмы во Франции, построенные до 1905 года, принадлежат государству. Это значит, что мы имеем дело с разделением ответственности. С одной стороны, государство, в чьем владении корпус собора, разумеется, должно содержать культовое здание в порядке, с другой стороны, есть католическая церковь, пользователь собора, она должна заниматься текущими работами. И у старых зданий есть специфическая проблема – это электропроводка: очень старая и очень изношенная. И часто – я не могу сказать, имело ли это место в случае Собора Парижской богоматери, но я знаю, что часто собственник, то есть государство, и пользователь, то есть церковь, не могут решить, кто должен этим заниматься…»

А вот разные конспирологические теории возникновения пожара во Франции – в отличие от русского сегмента Интернета, так и кишащего ими - совсем не популярны. Когда я спросила корреспондента международного французского радио RFI Дениса Стрелкова, подстегнет ли этот несчастный случай антиисламские настроения среди французов, мой собеседник  даже не понял вопроса. Причем здесь это? – переспросил он. Версия поджога, тем более, умышленного, тем более, руками исламистов нигде не рассматривается. Шуточки про то, что пожар расчистит место Мечети Парижской богоматери (по названию ксенофобской антиутопии российской писательницы Елены Чудиновой), тоже пахнут отвратительно. Давайте ближе к фактам.

«Уже известно по сообщениям очевидцев, что пожарных тревог в соборе было две. [...] На первую либо никак не отреагировали, либо просто проверили, есть ли возгорание, и ничего не нашли. Буквально через несколько минут увидели и пламя, и дым, и тогда, видимо, собор было уже не спасти», — говорит Денис Стрелков, работавший на месте происшествия в ночь пожара по заданию редакции RFI.

Трагедия в соборе Парижской богоматери не оставит верующих без праздника. 

Генеральный секретарь редакции Радио Нотр-Дам Ален Барон пока не знает, будет ли выставляться для поклонения верующим Терновый венец Иисуса Христа, как это всегда бывало в Страстную пятницу, но надеется, что верующие увидят свою реликвию.

«Парижская епархия тут же перенесла большинство пасхальных служб во временный, так скажем, собор. Им будет служить церковь Сен-Сюльпис, расположенная в сердце Парижа. Это самая большая церковь Парижа, после нашего собора. В течение Страстной недели почти все службы будут происходить там», — говорит Ален Барон.

В деликатном вопросе веры можно придерживаться разных убеждений. Но вряд ли кого-то оставило равнодушным фото, сделанное, как только пожарные вошли внутрь опаленного огнем собора. Крест алтаря остался цел и приветствовал их светом солнечного луча,  проникающего сквозь раненые витражи.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно