Ментальный код: могут ли русские и латышские дети учиться вместе — LTV7

Журналисты Русского вещания LTV7 решили проверить резонансные утверждения председателя Комиссии по госязыку, профессора факультета гуманитарных наук ЛУ, доктора филологии Андрея Вейсберга о том, что из-за разницы культур и темпераментов русским и латышским детям нужно учиться на государственном языке, но в разных школах. И ни администрации школ, ни сами ученики и их родители, ни специалисты не подтвердили, что существуют какие-то причины, которые мешали бы школьникам учиться вместе, прозвучало в передаче «Личное дело».

В газете Neatkarīgā 11 октября выходит статья. В интервью профессор факультета гуманитарных наук ЛУ, доктор филологии Андрей Вейсбергс заявляет следующее, цитата:

«Призывать, чтобы русские в большом количестве вливались в латышские школы, неразумно.

У них другой темперамент. Они подавят латышей. Психологическая несовместимость. Так что пусть лучше школы нацменьшинств останутся там, где они есть, мы объединим программы и оставим возможность для небольшой компоненты культуры и языка меньшинства. Это, конечно, странный гибрид — говорящая по-латышски русская школа — но лучше так, чем по-другому».

Это говорит не какой-нибудь неизвестный лингвист. Во вторник в Рижском замке Андрей Вейсбергс презентует книгу «Язык и государство». Ему жмет руку президент. Встретиться с «Личным делом» профессор отказывается, сославшись на сильную занятость. Но соглашается на телефонное интервью.

«Вы действительно считаете, что русским школьникам нельзя учиться в латышских школах? — Нет, я так не говорил. Я только сказал, что у нас был разговор с эстонскими коллегами. В Эстонии сейчас правит идея, что школы национальных меньшинств вообще надо закрыть, чтобы дети вливались в эстонские школы. Мы об этом много дискутировали. Там много проблем. Во-первых, чисто технически это не всегда можно сделать: слишком много детей, чтобы разместить в одной школе. Второй аспект, это может не понравиться как одним детям, как вторым, так и их родителям. Третий — психологический аспект, который связан со вторым:

у детей разных национальностей разный темперамент, громкость речи и многое другое. Тут появляется проблема. Она известная, с ней сталкиваются многие страны, которые не мононациональные»,

— такой диалог состоялся у Русского вещания LTV7 с профессором.

«Этот стиль, позвольте мне говорить о том, что я знаю — это, к сожалению, неакадемический стиль наших лингвистов и социолингвистов. Я перечитал все, что они написали, и провел исследование. Они перевирают западных авторов; если кого-то цитируют, то переводы на латышский язык — искажены. Если существует параллельный текст на английском языке, то меняют термины, он становится более европейским. А на латышском он более националистичен. И

они основываются на науке XVIII века. Иоганн Готфрид Гердер утверждал тогда то, что мысль связана с языком. Нейробиологии для них не существует! Всего развития развития в лингвистике с  XVIII века для них тоже не существует»,

— рассказал профессор Рижского университета им. П. Страдиня, медиаэксперт Сергей Крук.
 
Спрашиваем у профессора Вейсберга: были ли исследования, чем русскоязычные школьники отличаются от латышских детей? В чем проявляется психологическая несовместимость, о которой он упоминает в газете?  

«Это не психологическая несовместимость. Темперамент отличается. Исследовать в цифрах это невозможно. Но любой учитель вам скажет, что это так», — настаивает Вейсбергс.

Профессор предлагает отправиться в Рижскую среднюю школу имени Сергея Жолтока. Там уже 8 лет идет эксперимент. Школа не просто двухпоточная. Русскоязычные и латышские дети учатся вместе в одном классе.  

«Им пришлось классы разделить на две части. В противном случае учитель не справляется. Разное отношение, разный уровень языка. И это очень мешает учиться»,

— поясняет профессор.

Отправляемся в Рижскую среднюю школу имени Сергея Жолтока. На группы здесь действительно делят, но только в начальной школе. Некоторые предметы, такие как математика, языки — русскоязычным детям преподают на родном. А с 5-го класса всё обучение переходит на латышский. Так выглядит урок в 6-м классе. В этом коллективе русских и латышских детей почти пополам.    

«Эти ребята, мне кажется, все держатся вместе. Нет такого яркого разделения. Деление по группам, возможно, наблюдается в младших классах, но здесь этого не ощущается. Лучше спросите у них сами», — предлагает учитель латышского языка и литературы в Рижской средней школе им. Сергея Жолтока Мара Бидере.

— Вы дружите? Все вместе?
— Да! — говорят ребята по-латышски.
— Вы все вместе общаетесь на русском и латышском?
— Да! — подтверждают они на русском.

По мнению школы, проект проходит удачно. Вот результаты диагностирующих работ в 6 «а» классе, 2017/2018 учебный год: средний балл по латышскому языку — 75-80%. По математике — 55-60%. По природоведению — 70%. Как говорит директор, за эти годы не было ни одного конфликта на национальной почве, ни одной драки.

«Латышские дети учат и русский язык, что немаловажно. Чем больше языков мы знаем, тем богаче. И это богатство у нас никто не отнимет»,

— говорит директор Рижской средней школы им. Сергея Жолтока Вацлава Плуча.

Первая государственная гимназия. Одна из самых престижных школ Латвии. Язык обучения латышский. Но учиться здесь мечтают не только ребята из латышских школ, но и из русских. И таких большое количество. Примерно 30% от всех учеников — русскоязычные.

«Очень много талантливых детей учится в русских школах. Здесь они видят больше перспектив. Заканчивают государственную гимназию номер 1, очень хороший уровень математики, если человек хочет себя в этом направлении реализовать, то здесь есть очень хорошие возможности», — комментирует преподаватель русского языка в 1-й Государственной гимназии Вероника Кьяпсне.

Здесь делят по направлениям: химики, физики, — но точно нет русских классов или латышских. Все опрошенные Русским вещанием LTV7 двенадцатиклассники —  русскоязычные. Большинство пришли из русских школ, в 10-м классе. Учатся в разных коллективах.

«У меня были проблемы с языком, особо не разговаривала, если разговаривала, то это было коряво, сразу познакомилась со всеми, кто был готов идти на контакт. Сразу появилась куча знакомых», — говорит Алина.

«Изначально было немного неловко — языковой барьер, все-таки. И у меня были не идеальные знания латышского языка, когда пришел. Это мы говорим про 10-й класс. Но с 11-го класса все барьеры пропали, общаемся между собой. Никаких проблем», — добавляет Никита.

«Плюс

все ученики идут на контакт, хотят с нами общаться. Есть даже латыши, которые при помощи нас учат русский язык», — считает Ангелина.

    «Это такой симбиоз. Мы помогаем им, они нам с латышским. Все шикарно», — вторит Никита.

«Это большой плюс: воспитаны по-разному, есть что-то общее. Это объединяется, и получается креативная среда», — уверена Полина.

В этом году все эти ребята заканчивают 12-й класс. Подали документы в вузы, ждут ответа. На вопрос, будут ли поступать в Латвии, большинство отрицательно качают головой. У кого-то личные соображения: отсутствие гражданства. Но большинство поясняет, что сфера, в которой они собираются работать в будущем, в Латвии не развита. Например, астрофизика и космическая инженерия или биоинженерия.
 
«Это не проблема, если в латышском классе на 30 детей 3-4-5-6 — русскоязычных или билингвальных. Тут не должно быть никаких проблем. Вопрос, что случится, если в классе будут 20 русскоязычных и 10 латышей — тогда начнутся проблемы», — заявил Русскому вещанию LTV7 по телефону профессор Вейнсбергс.

Впрочем, даже министр образования, доктор филологических наук Илга Шуплинска (НКП) никаких проблем в том, что русскоязычные дети идут учиться в латышские школы, не усматривает.

«Мне трудно сказать, влияет ли это кардинально на учебную среду. То, что влияет — да. — Но пока вы не видите никаких проблем? — В таком виде нет. Нет».

У Натальи Соловецкой сын с первого класса просился в латышскую школу. Друзья — дети из билингвальных семей. Общий интерес — спорт. Но мама опасалась, так что в латышскую школа Илиана перевели в 4-м классе.

«Мой ребенок, он как был русским, так и остается, Культура остается в семье. На работе же тоже бывает сугубо латышский коллектив. И русских там не отделяют в какое-то отдельное помещение, чтобы они своим менталитетом не смущали окружающих», — говорит Наталья.

«Тартуский университет психологии проводил 4-5 лет назад обширные исследования в Прибалтике. Измеряли психологическую дистанцию между разными группами. Нашли, что самая большая дистанция в Литве: между литовцами и поляками. И самая маленькая угадайте где? Между кем и кем? В Латвии: между латышами и русскими», — резюмирует Сергей Крук.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно