Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Почему утонул пароход «Маяковский»?

«Личное дело»: как безграмотная реконструкция погубила пароход «Маяковский»

В августе исполнилось 70 лет с момента гибели пассажирского парохода ««Маяковский»». О самой масштабной, по числу жертв, катастрофе в Латвии на Даугаве известно не очень много. Точно установлено, что погибли 147 человек. А дальше начинаются версии. Что виноваты сами пассажиры, которые раскачали судно... Существует даже городская легенда, будто в трюме прогулочного кораблика утонули 50 пионеров. Корреспондент Русского вещания LTV7 Даниил Смирнов разыскал места захоронений жертв катастрофы, поговорил с родственниками погибших и очевидцами трагедии. А также выяснил, что именно привело к таким большим жертвам, прозвучало в передаче «Личное дело».

13 августа 1950 года — больше сотни могил на рижских кладбищах Райня, Матиса, Плескодалес, Первом и Втором Лесном, Новом Еврейском имеют одинаковую дату смерти. Молодые и сильные, пожилые и дети. Погибли трагически. В Риге на Даугаве в этот день затонул прогулочный пароход «Маяковский».

В Cоветском Союзе трагедия «Маяковского», мягко говоря, не афишировалась, а если быть точнее — скрывалась. Поэтому нет какого-то общего захоронения жертв трагедии.

Согласно материалам уголовного дела, четыре семьи погибли целиком. В полном составе, по 4-5 человек. Журналисты Русского вещания нашли захоронение одной из таких семей — Кислухиных. Григорий Андреевич — офицер МГБ. Его жена и две дочери — 12 и 13 лет, Тамара и Генриетта. Однако на памятнике даже не написано, при каких обстоятельствах они погибли.

А это другое захоронение неподалеку. Тут покоятся гвардии инженер, капитан Сергей Пашков с супругой Валентиной. Они вернулись со службы в Германии. И 13 августа 1950 года пошли отдохнуть на Комсомольскую набережную в Риге. Планировали покататься на пароходе «Маяковский». Живыми уже не вернулись. За могилами до сих пор ухаживают. Тут захоронены четыре человека. Все они — дальние родственники Светланы Казаковой. Для ее семьи трагедия «Маяковского» обернулась гибелью 4 ее членов. Еще двое спаслись:

«Те родственники, которые были на пароходе — двоих из них я знаю, я была с ними знакома. Это тётин отец. Он не умел плавать, и он залез на трубу. Ему повезло. Там было мелко, и труба торчала. Ее мама, она очень хорошо плавала, она поплыла на другую сторону. Ей удалось доплыть. Тоже она осталась жива. А вот остальные, они погибли.

Вспоминали какой, это был ужас. Как там все это происходило. Вспоминали с большой неохотой и сожалением. Это было очень страшно, они говорят. Очень страшно. Они говорили, что там было сплошное месиво, как в котле. И дети. И очень многие люди не умеют плавать совсем. Конечно, они хотели как-то выжить».

Елена Михайловна Карпухина — свидетельница катастрофы. Она сама должна была быть на «Маяковском» с родителями. Но из-за урока английского не успела, родители решили без дочки не ехать и отложили прогулку по Даугаве. А вот сосед Елены Михайловны на пароход сел. Смог спастись и спасти сына. Но почти вся его семья погибла.

«У него было трое детей. Нет, четверо! Этот мальчик, у него были такие руки... Не совсем хорошие. Он схватил его и поплыл не сюда, где можно было рядом, а переплыл Даугаву. На нашу сторону вместе с ним. Но остальные все погибли дети. С матерью. Два мальчика и девочка».

И это не единственная такая история. Их нам сейчас могут рассказать только могильные плиты.

Вот гранитный памятник — он не передает весь масштаб трагедии. Когда отец собственными руками сажает на пароход двухлетнего ребенка, свою 13-летнюю дочь, жену. Они там тонут, а он остается в живых. Потом он только может написать: «Спите спокойно, мои дорогие».

Но даже на могильной плите в те годы нельзя было написать всю правду. На фото — четырехлетняя Татьяна Бучеловская, ее мать Римма, здесь ей тридцать лет. На следующем фото Римма вместе с мужем, полковником Виктором Бучеловским и старшей дочерью. Оно сделано в тот роковой день — младшую дочь на прогулку не взяли. Домой к годовалой дочери Наталье вернулся только Виктор, рассказывает она, повзрослев:

«Двое остались там под водой, отец выплыл. Вот он и стоит у могилы и держит меня за руку.
Он потерял их в воде сразу. Сразу же. Потому что руки тянулись чужие. Только крики, а потом и криков не стало.

Жить было очень сложно. Очень тяжело. Родные со стороны мамы пострадали сразу. Бабушку парализовало. Сразу установились колючие отношения между ними».

В Латвийском государственном архиве до сих пор хранятся девять томов уголовного дела Министерства государственной безопасности Латвийской ССР о трагедии парохода «Маяковский». В этих документах — свидетельства очевидцев и обвиняемых. Данные различных экспертиз, а также данные о погибших и пострадавших.

Сейчас о Золитудской трагедии, например, известно все в мельчайших деталях. В основе была глобальная ошибка проектировщика и потом много мелких сопутствующих деталей, которые привели к увеличению числа жертв. Такие, как неправильные болты, срабатывающая сигнализация, мокрая земля на крыше... С трагедией «Маяковского» было все примерно точно так же. В основе была глобальная ошибка проектировщиков, которые реновировали судно. Потом пошли различные мелкие детали, которые привели к еще большим жертвам.

Перед нами классическое килевое судно — знаменитый парусник «Крузенштерн». Внизу у него находится балласт, идет большая нагрузка на паруса. Судно может крениться на большие углы, но из-за этого не потеряет устойчивости. Совсем другая история — пароход «Маяковский»: это классическое полукилевое речное судно. Оно недостаточно устойчивое.

Перед выходом на линию «Маяковский» реконструируют на судоверфи. Делают надстройки и создают тентовую палубу. По регламенту на ней нельзя находиться. Но вот на фото в газете на ней красуются довольные люди. Капитан Бернхард Хаманис, который на «Маяковском» служил многие годы и начинал еще матросом, обратил внимание инженеров, что после реконструкции судно в сильный ветер на Кишозере плохо себя ведет. Опасно кренится. Тогда балласт увеличивают с четырех до 15 тонн. Однако и это не помогает. «Маяковский» нестабилен при полной загрузке! Механик судна так и пишет в своих показаниях.

Прогулочный корабль утонул из-за неправильно проведенной реконструкции, увеличения надстроек и нехватки балласта. Забравшиеся на «Маяковский», особенно на верхние палубы, 350 пассажиров заставили судно резко накрениться. Но эту линию расследования не стали развивать,

несмотря на то, что в уголовном деле были зафиксированы подозрения в возможных хищениях на верфи. Вместо этого следствие сконцентрировалось на капитане и его помощнике. Подозревали диверсию, поскольку утонуло много военных и членов их семей. Старшего помощника капитана Яниса Вейдеманиса допрашивают следователи МГБ. Его подозревают в каких-то совершенно абсурдных вещах:

«Вы снимали балласт с парохода по прибытию на пристань Киш-озеро 13 августа 1950 года?»

Напомним, это 15 тонн. Еще его подозревают в антисоветской агитации и в службе в карательных немецких частях. Что вообще к делу не имеет никакого отношения.

Еще одним серьезным недостатком парохода была конструкция дверей. Это тоже результат реконструкции. Из различных помещений судна не смогли выбраться в общей сложности 59 человек.

«На этом судне установлены двустворчатые двери, которые ведут из салона, они открываются наружу и это правильно, — показывает автор расследования Даниил Смирнов. — На «Маяковском» все было наоборот. Двери открывались внутрь. И что произошло? Когда судно начало тонуть, и люди бросились спасаться, то они прижали дверь и просто не смогли ее открыть. Таким образом около 30 человек погибло».   

Спасательные круги на пароходе были привязаны веревками. В этом обвинили капитана Бернхарда Хаманиса, однако его помощника Яниса Вейдеманиса обвиняли в том, что он их не проверил перед выходом в рейс. На суде он говорил, что даже представить себе не мог, что круги привязаны, поскольку раньше он работал в Лиепае на буксире, такого никто не делал. Ему даже в голову не пришло их проверять.

Агенскалнская бухта. Раньше здесь находился Речной вокзал. Пароход «Маяковский» должен был здесь высадить пассажиров, которые возвращались с прогулки по Киш-озеру. Но он этого не сделал. Из-за этого решения почти сотня человек просто физически не смогла сойти с корабля, дорогу им преградила лезшая на кораблик толпа. Кроме этого, кассирша, продававшая билеты, находилась в штате судна. Если бы касса находилась на берегу, то можно было бы оградить подход к судну. Однако в чем-то людям, барахтающимся в воде, повезло.

Многие рижане помнят серое угловое здание в Риге, оно в советское время было детской поликлиникой. Однако немногие знают, что в пятидесятые годы это была школа военных водолазов, и уже через 12-13 минут они были на месте трагедии со всей своей экипировкой и приступили к спасению утопающих, а также начали вытаскивать тела погибших.

Согласно справке, которую составил подполковник Яссон – глава Объединенной водолазной школы, в первые два часа после катастрофы водолазами школы было вытащено 40-50 человек. Как написано в документе, большую часть вернули к жизни медики. В больницы города с места трагедии поступили 33 человека. Их удалось спасти.

Долгие годы существовала городская легенда о том, будто во внутренних помещениях парохода «Маяковский» утонула целиком группа из 50 пионеров.

«Люди сидели с этой стороны, с этой, здесь была толпа. Всякие бродили. Все рассуждали о чем, то что пароход затонул. Люди бегали с одной стороны на другую, раскачали судно... Но когда я сидела, сказали, что там в самом низу парохода были школьники. И они были закрыты. К ним не было доступа. То есть если кто-то на палубе был, те могли спастись. А те не могли», — вспоминает Елена Михайловна Карпухина, своими глазами видевшая гибель судна.

Потом эта легенда многократно тиражировалась. Со временем местные пионеры превратились в 50 ленинградских пионеров. И якобы из-за их гибели Советский Союз скрывал эту катастрофу. Мир о трагедии в Риге узнал из трансляции «Голоса Америки».

Однако

анализируя списки погибших, авторы «Личного дела» не нашли подтверждения этому. Действительно есть около 20 учащихся в списках погибших, но все это дети от 10 до 15-16 лет. Причем те, что были на пароходе вместе со своими родителями.

В общей сложности в катастрофе погибло 48 детей.  17 из них — до 7 лет. Многих родители привели сами. Принесли даже годовалого младенца. А двух трехлеток подсадили собственными руками на прогулочный кораблик, который штурмовали сотни людей.

Сейчас специалисты Музея истории Риги и мореходства также активно изучают документы о гибели прогулочного парохода «Маяковский» в Риге. И возможно, в скором будущем в этом музее появится экспозиция, посвященная самой крупной трагедии на воде в Латвии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно