Лежачему ребенку-инвалиду предложили неподходящее кресло

Сломалась инвалидная коляска, ею пользуется мальчик-инвалид. На время ремонта семье в реабилитационном центре Vaivari предложили другую коляску — но при этом совершенно не учли, что ребенок не может стабильно сидеть, и ему требуется кресло другой конструкции, сообщает Latvijas radio. Минблаг считает этот случай еще одним аргументом в пользу перехода на купонную систему снабжения инвалидов спецсредствами.

Сыну Иоланты Калнини 12, он нуждается в постоянном уходе, и без коляски им обоим приходится сидеть дома.

«Выйти на улицу, сходить к врачам, сходить туда, куда мне самой нужно. В магазин... Чтобы он мало-мальски в обществе бывал, на улице, на свежем воздухе, на солнышке. Почему я должна сидеть, почему должна его у открытого окошка держать? Это ненормально. И в ту же школу как добраться?» — возмущается мать.

Когда прежняя коляска прослужила около года, у нее сломалась одна опорная деталь. Поэтому в конце апреля Иоланта повезла его в Вайварский центр технических вспомогательных средств, сдавать в ремонт. А там признали, что потребуется время, и предложили замену.

«Предложили коляску для взрослого, которая совсем не подходит для лежачего ребенка. Мой считается лежачим. В заявлении я указала, что нужна коляска обязательно с опускающейся спинкой, потому что ребенок не сидит стабильно. Эта коляска не подходила вообще. Ну тут же написано, что получателю дают равноценное техническое средств взамен. А это уж никак не равноценное»,

— говорит Иоланта.

Она пояснила, что опасается за безопасность сына. Сама коляска всем хороша — но для того, кому она подходит. А ей с ребенком в автобус спокойно не сесть будет, да и на улице препятствия преодолевать доводится — если мальчик выпадет и расшибется, кого потом винить? Только себя, потому что коляска для него не годилась.

Иоланта решила оставить поломанную коляску в ремонте, а от предложенной отказаться. Ее жалоба в соцсетях на эту ситуацию вызвала бурную реакцию. С женщиной связались представители Общества инвалидов и их друзей Apeirons и пообещали в скором времени постараться как-то помочь.

Руководитель общества Ивар Балодис говорит: наибольшая проблема тут в том, что государственное учреждение, призванное решать проблемы инвалидов, не способно искать решения и выполнять свои прямые задачи. В практике Apeirons этот случай не уникален.

Балодис подчеркивает, что центру Vaivari не хватает стандарта качества услуги. Важно и создать фонд вспомогательных средств — то есть такое место, где действительно могут выдать равноценное или такое же техническое средство на время ремонта того, что принадлежит инвалиду и требует починки.

«Должен обеспечиваться и нормальный ремонт. Значит,

если кресло-коляска сломалось — у тебя должна быть возможность получить равноценное. Или хоть рассказали бы клиенту, как тогда пользоваться таким вот, если другой возможности нет. Обучили бы человека. Услуги предоставления технических средств — это не просто выдача колясок. Это и обучение, нужно следить, правильно ли она используется, какое техобслуживание, за всеми этими вещами смотреть»,

— говорит Балодис.

В Минблаге, где уже осведомлены о случае с сыном Иоланты, считают, что это — пример некачественного предоставления гарантированной государством услуги. К заявке клиентки отнеслись чисто формально, и это никуда не годится, отметил директор департамента социальных услуг Минблага Максим Иванов.

Он отметил, что еще нужно оценить, как в Vaivari соблюдается предписанный центру стандарт коммуникации с клиентами. Потому что Иоланта, по его признанию, звонила в министерство уже в полном отчаянии:

«Рассказала, какие совершенно абсурдные решения ей предлагали, и я полностью с ней согласен, они абсурдны. На самом деле,

проблему можно было на 50% решить, общаясь вежливо и предложив какие-то реалистичные решения, а не просто всучить кресло-коляску, которое абсолютно не отвечает функциональным потребностям ребенка, и сказать — у нас ничего другого нет, до свидания»,

— заявил Иванов.

Когда эта ситуация стала достоянием гласности, кто-то посоветовал Иоланте общественную организацию Tehnisko palīglīdzekļu parks. К сожалению, и там подходящей вещи для сына не нашлось. Но в итоге неравнодушные люди одолжили ей нужное кресло-коляску.

Министерство благосостояния направило письмо в Vaivari, требуя разъяснений. В самом центре, впрочем, на положение дел смотрят под другим углом. Член правления Vaivaru tehnisko palīglīdzekļu centrs Мартиньш Олиньш отрицает, что клиентке не предлагали ничего равноценного. Он утверждает, что кресло-коляску, от которого Иоланта в итоге отказалась, можно использовать в том числе для лежачего ребенка-инвалида. И закупка проводилась по конкурсу, как полагается, и кресло — «довольно функциональное», спинку можно регулировать.

«Думаю, там правда возникло какое-то недоразумение в коммуникации. Может, Иоланта Калниня хотела точно такую же коляску, как та, что она сдавала в гарантийный ремонт. Возможно, наш сотрудник не до конца разъяснил ей функциональность предложенной коляски.

Насколько я понял с его слов, она его даже слушать не захотела, отказалась, и всё. (…) Я определенно хочу извиниться от имени наших работников за эту ситуацию. Надеюсь, ничего подобного не повторится», — сказал Олиньш.

Полученное от администрации центра объяснение Минблаг не удовлетворило. Как заверил Latvijas Radio Максим Иванов, данный случай лишь подчеркивает, что важно как можно скорее провести реформу системы снабжения инвалидов вспомогательными средствами. Она,в частности, предусматривает отказ от тендеров — вместо централизованной закупки колясок министерство отдает предпочтение выдаче клиентам купонов, чтобы те сами могли приобрести подходящие для них индивидуально средства.

Иоланте, между тем, через две недели со дня сдачи кресла сына в ремонт позвонили с известием, что оно, наконец, починено.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное
Интересно