Латвии не грозит скатывание в авторитаризм — политолог

Падение уровня демократии в Венгрии и Польше связано с требованием общества более жесткой формы правления, точнее «подъема с колен», и апелляцией правящих элит к имперскому прошлому этих стран. Поскольку страны Балтии, в том числе Латвия, не желают ни первого, ни второго, возникновение такой ситуации маловероятно, заявил в интервью Rus.Lsm.lv заместитель директора Латвийского института внешней политики (LAI), политолог Карлис Буковскис.

Международная неправительственная организация Freedom House недавно опубликовала доклад, в котором пришла к выводу, что число демократий в Центральной и Восточной Европе, а также в Центральной Азии и на Кавказе является самым низким за всю 25-летнюю историю исследований. Из 10 стран Центральной Европы индекс демократии вырос только у Литвы. У семи государств, в том числе Латвии, Эстонии, Польши и Венгрии, наблюдается падение. Чтобы понять, что происходит в регионе в целом, и Латвии в частности, Rus.Lsm.lv решил обратиться к Буковскису.

КОНТЕКСТ

Freedom House — неправительственная организация со штаб-квартирой в Вашингтоне. Её бюджет на 66—80 % посредством грантов финансируется правительством США. Объектами исследований Freedom House являются мониторинг демократических изменений в мире, поддержка демократии и защита демократии и прав человека в мире.

С исследованием «Нации в транзите 2020» можно ознакомиться с здесь.

«Я не думаю, что мы видим возвращение к тому типу авторитаризма, который мы видели раньше, поскольку идеологически мир сильно отличается», — сразу же подчеркивает Буковскис. По его словам, люди, в том числе латвийцы, испытали на себе авторитарные режимы и прекрасно знают, что они из себя представляют. «Мы живем в других условиях, чтобы [авторитаризм] не возник».Он утверждает, что Европейский Союз (ЕС) создает рамки, тем самым многое расставляя по местам. Это не позволяет нам говорить, что страны становятся недемократическими, особенно балтийские. «[В то же время] польский, и особенно венгерский, случаи более сложные. С другой стороны, если мы посмотрим на Чехию и Словакию, такого нет. Например, в Чехии нет признаков консолидации власти», — отмечает политолог.

При этом методология исследования не предусматривает, что страна может быть идеальной, отмечает политолог. «Тем не менее, это ценный материал, и я все еще пользуюсь им. Это хорошее напоминание о том, что происходит в странах, каковы их основные проблемы». С другой стороны, Буковскис считает, что мы сейчас немного переоцениваем значимость результатов исследования.

«Если бы мы внезапно упали с 5,86 до 5 (индекс демократии, рассчитанный Freedom House — Rus.Lsm.lv), тогда нам стоило бы забеспокоиться. Но я думаю, что в такой ситуации мы бы не говорили о причинах падения. Мы бы их ясно видели, потому что происходили бы убийства журналистов или какой-нибудь олигарх демонстративно «въехал бы на коне» в парламент».

Хотя Freedom House сообщает, что с 2005 года средний индекс демократии в регионе снижается каждый год, Буковскис подчеркивает, что за этот период в странах Балтии тренд двигался в противоположном направлении. «Два или три года назад Латвия и Эстония были одними из лучших по этим показателям, даже опережая Словению в какой-то момент».

МЕТОДОЛОГИЯ

Исследование ставит стране оценку от 1 до 7 — чем она больше, тем более демократичная страна. Процент демократии — это тот же показатель по шкале от 0 до 100. Оцениваются национальное демократическое управление, гражданское общество, локальное демократическое управление, коррупция, судебная система и ее независимость, избирательные процессы и независимость СМИ. В результате государства получают статус: консолидированная демократия, полуконсолидированная демократия, переходный или гибридный режим, полуконсолидированный авторитарный режим, консолидированный авторитарный режим.

Организация Freedom House публикует это исследование с 1995 года. В данный момент в списке 29 оцениваемых стран: Эстония, Литва, Словения, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Болгария, Украина, Хорватия, Грузия, Румыния, Албания, Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина, Албания, Македония, Косово, Армения, Киргизстан, Таджикистан, Россия, Белоруссия, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, а также Латвия.

Говоря о причинах падения индекса в Латвии в этом году, замдиректора LAI называет две. Во-первых, реформы судебной системы и администрации неплатежеспособности, которые не были завершены. Во-вторых, ситуация в финансовом секторе. «Застой — это хорошее слово, которое можно использовать в этом случае. В этом смысле [отчет Freedom House] хороший материал, поскольку позволяет увидеть, как ученые оценивают нас со стороны».

Что касается региона, то, по мнению Буковскиса, в некоторых странах, особенно в Польше и Венгрии, общество требовало более жесткой формы правления. «Или, если быть более точным, «подъема с колен», особенно в странах, которые были империями или крупными государствами — Венгрия и Польша». Правящая элита этих стран также не любит диктат наднациональных институтов, прежде всего ЕС. Они против любого вмешательства извне. Это может очень хорошо резонировать в обществе, потому что люди хорошо помнят, что была Австро-Венгерская империя, что была Речь Посполитая.

«Правящие элиты своими действиями показывают, что возвращаются к этим историческим элементам, к историческим настроениям. Они показывают, что нам не обязательно слушать то, что нам говорили в течение 25 лет о необходимости изменений. Мы изменились, но есть вещи, которые на самом деле не работают для нас. Либеральный вариант не самый лучший, мы все-таки хотим по-другому», — описывает мышление властей Буковскис.

На вопрос, возможна ли такая ситуация в Латвии, он ответил: «Мне бы хотелось сказать, что нет. Наша память об олигархии все еще жива, память о том, что система правосудия [может быть] подчинена интересам [других]. Я не думаю, что мы действительно хотим видеть это». Политолог также отметил, что опыт тоталитаризма в умах многих людей живет глубже, чем кажется. В то же время он не отрицает, что есть люди, которые хотят видеть сильную руку, хозяйственника.

Буковскис также не верит, что уровень демократии в Латвии будет ниже, чем до вступления в ЕС. «Пока мы являемся страной Евросоюза, а он придерживается принципов, закрепленных в его законах, пока нашими главными экономическими партнерами являются Швеция, Германия, Финляндия, Литва, Эстония, пока Соединенные Штаты считают, что демократия является важным принципом, я думаю, что мы не испытаем такой огромный спад, который, в принципе, означал бы коррупцию и другие проблемы».

Обсуждая, правильным ли было решение ЕС в 2004 году принять несколько стран Центральной и Восточной Европы, включая Польшу, Венгрию и Латвию, в организацию, Буковскис сказал: «Если отвечать концептуально, то да, абсолютно. Поди знай, как далеко зашел бы Орбан, если бы он не имел сопротивления со стороны ЕС?». Впрочем, он сразу же задал вопрос: как далеко он зашел? «Все-таки выборы не были отменены, власть не была безвозвратно консолидирована», — заключает политолог.

Кроме того, он сомневается, что нам стоит ожидать волну выходов стран Восточной или Центральной Европе из Европейского Союза. «Кто выйдет? Польша, которая во время кризиса Covid-19 особенно поняла, что ее экономика рухнет, если у нее не будет [доступа] к единому рынку? Они прекрасно знают, что являются транспортным коридором и по многим вопросам не могут вести себя так, как им вздумается».

Кроме того, Буковскиc подчеркивает, что сохранение власти для правящей партии — «Право и справедливость» — во многом связано с экономическим развитием. «В тот момент, когда это перестанет работать и будет видна четкая связь между присутствием партии во власти и экономическим застоем или упадком, тогда мнение общества будет другим».

В то же время ЕС относительно сложно поднять уровень демократии в странах. Более того, сам блок борется с ее дефицитом. «Действительно ли Евросоюзу даны инструменты для этого? Все, что было сделано до сих пор, например, угрозы [инициировать] седьмую статью [Договора о ЕС] — это тот инструментарий, который доступен Евросоюзу», — сказал политолог. Кроме того, в Европарламенте нет единодушия. Например, партия Орбана входит в состав Европейской народной партии. Говоря о ситуации в целом, Буковскис подчеркивает, что спор идет не столько о демократии, сколько о степени либеральности системы.

Впрочем, когда ЕС активирует седьмую статью против страны-участницы, не все государства одинаково активно участвуют в процедуре. Например, Латвия не задает вопросы во время слушаний по поводу Польши. Буковскис объясняет это тем, что Польша является стратегическим партнером. «Если нам нужно идти в суд для дачи показаний против нашего друга, сделаем ли мы это?»

Хотя «судьями» являются такие западные страны, как Германия или Франция, которые тоже являются стратегическими партнерами Латвии, политолог отметил, что в такой ситуации ты стараешься не лезть в спор двух друзей. «Ты решил остаться в стороне, поскольку не можешь извлечь из этого пользу».

Кроме того, Польша является важным партнером Соединенных Штатов, говорит Буковскис. «В США есть большая польская община. Мнения нынешней польской политической элиты и республиканской администрации схожи по ряду вопросов. В этой связи стоит вопрос, с кем мы сотрудничаем, а с кем нет». Политолог подтвердил, что Латвия, сотрудничая с Польшей, косвенно сотрудничает с США. «Если Польша получит «форт Трамп», мы не будем против».

Говоря о кризисе Covid-19 и его влиянии на уровень демократии, замдиректора LĀI предположил, что люди теперь лучше понимают важность свободы собраний. Что касается индекса Freedom House на будущий год, Буковскис сказал: «Если [они] подойдут к этому механически, например, передвижение ограничено, собрания ограничены, тогда во всем мире произойдет падение [демократии]. Тогда прирост будет только у тех стран, которые не вводили карантин».

Политолог также подчеркивает, что есть надежды на рост демократии в регионе. «С точки зрения улучшений, мы можем ожидать их в дигитализации политического процесса [..] коммуникация может перейти в цифровую среду».

Как сообщал Rus.Lsm.lv, самая демократическая страна региона, согласно рейтингу Freedom House, — Эстония, Латвия третья, Литва — пятая. На другом полюсе — Туркменистан, Узбекистан и Азербайджан.

Латвия названа «консолидированной» (т.е. полноценной) демократией — она получила 5,79 по семибалльной шкале, или 79,76 по стобалльной. Это хуже результата прошлого года — 5,86 и 80,95 баллов соответственно. Авторы исследования указывают, что по показателю, характеризующему судебную систему и ее независимость, Латвия откатилась с 6,5 балла до 6,25. Причину они видят в необоснованно затянутых коррупционных судебных делах и в процессуальных нарушениях в деле экс-главы Банка Латвии Илмара Римшевича.

Кроме того, в категории «коррупция» Латвия также получила оценку хуже — 4,5 против 4,75 годом ранее. Причина в неэффективности латвийских антикоррупционных ведомств, которая подтверждается неэффективностью внутренних санкций в отношении олигарха Айвара Лембергса и длящимся десятилетие судом.

«Негативные последствия громких скандалов с отмыванием денег в Латвии демонстрируют нежелание властей иметь дело со случаями взяточничества за границей. То обстоятельство, что правительство США по «закону Магнитского» наложило санкции на олигарха Айвара Лембергса, подчеркнуло неэффективность латвийских судов: дело против Лембергса продолжается более десяти лет», — поясняют авторы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно