Латвии – 100: премьер-министры, менявшие историю страны

В далеком 1918-м, когда была провозглашена независимая Латвия, велика была вероятность, что на карте Европы так и не появится полноценное новое государство со своими границами, флагом, гербом и международным статусом. Первую республику «сделали» конкретные люди, пишет историк Гатис Круминьш, ректор Видземской высшей школы.

Провозглашение Латвийской республики не осталось лишь декларативным документом только благодаря людям, которые воплотили идею государства в жизнь. Они были готовы взять на себя ответственность, рисковать и ошибаться, а при необходимости пожертвовать своей безопасностью и благополучием.    

Исторический контекст возникновения независимой Латвии простым однозначно не был. Европа лежала в руинах после Первой мировой, двигались вековые границы империй, набирали силу и популярность радикальные идеологии, ниспровергающие прежние ценности.  Звучали речи о закате Европы, о пути к обществу, где всё, включая жен и детей, будет общим... Отсидеться в стороне было невозможно, не было никаких надежд, что политические бури минуют Латвию. Но и выйти вперед и высказать свое мнение – было большой смелостью, не говоря уже о попытках действовать. Такая смелость у некоторых политических деятелей Первой республики нашлась.  

К столетней годовщине провозглашения независимости латвийские историки готовят цикл лекций о руководителях государства, до 1940 года определявших судьбу страны. Позднее эти лекции будут изданы отдельной книгой. Гатис Круминьш – научный редактор будущего издания – поделился некоторыми сведениями оттуда.

В период с 18 ноября 1918 по 17 июня 1940 года в Латвии успело проработать 19 правительств. В них потрудилось девять ярких премьер-министров, большинство из которых руководило Кабинетом министров больше чем один срок.

Самым молодым по возрасту – 34 года – среди них был Зигфрид Анна Мейеровиц, который, однако, еще до того три года успешно выполнял обязанности министра иностранных дел. Этот блестящий дипломат завоевал бесспорный авторитет как в Латвии, так и за рубежом. Самым же старшим был знаток транспортной отрасли, 57-летний Янис Паулюкс. Большинство премьер-министров принадлежало к возрастной категории 40-50 лет. Так, например, Карлис Улманис возглавил временное правительство 1918 года в 41.

На момент, когда в Европе отгрохотала Вторая мировая, в Латвии больше не было в живых ни одного из этих людей. Три бывших премьера пали жертвами советских репрессий: Маргер Скуениекс и Хуго Целминьш погибли в 1941-м, экс-президент Карлис Улманис – в 1942-м. Остальные к тому времени тоже уже умерли. Только Адольф Блёдниекс и Волдемар Замуэль в 1944-м отправились в эмиграцию и на родину больше не вернулись.  Замуэль вместе с Петерисом Юрашевским в 1944 году были среди тех общественных деятелей Латвии, кто подписал меморандум о необходимости восстановления независимости государства.

Для Первой республики характерно то, что почти все главы правительств представляли правые партии, и лидировал среди партий Латвийский Крестьянский союз, давший Латвии К. Улманиса, З. А. Мейеровица, Х. Целминьша, А. Алберинга – в общей сложности они возглавили 12 правительств из 19.

Карлис Улманис не только стоял у самой  колыбели латвийской демократии, но и организовал антидемократический государственный переворот 15 мая 1934 года. 

Роднит премьер-министров тех лет наличие международного опыта или образования у большинства из них, независимо от профессии и возраста. Учились они и в России, и на Западе, а нередко часть карьеры этих политиков также была связана с зарубежьем. Наличие такого опыта наделило этих людей широтой взглядов, а образование – подразумевало хорошее владение иностранными языками.

Еще одна характерная черта, отмечает  Гатис Круминьш – большой интерес этих политических лидеров к издательскому делу. Почти все тогдашние премьеры имели в своей биографии такую черту, как публикация статей или книг, кое-кто являлся редактором или владельцем печатных изданий. 

Но главная их общая личностная черта – стремление к активной общественной деятельности, готовность менять порядок вещей и брать на себя ответственность.

«Без преувеличения можно сказать, что то было поколение идеалистов, которое не боялось рисковать и ошибаться во имя высоких идей. Поколение, которое заложило основы государства, в котором мы до сих пор живем», – резюмирует историк.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное