Как Западу надо анализировать действия России, чтобы не потерять сердца и умы россиян

Июльский доклад Комитета по разведке и безопасности британского парламента о вмешательстве России в процессы в Великобритании стал частью более обширного и удручающего явления. Анализ действий Москвы специалистами стран Запада с точки зрения россиян, и либерально настроенных, и лояльных Кремлю, часто выглядит весьма посредственным, считает аналитик неправительственного  Европейского совета по международным отношениям (The European Council on Foreign Relations — ECFR).

Тот, кто с нетерпением ждал реакции россиян на доклад, в котором рассматривается вмешательство России во внутренние британские дела в целом и в референдум по «брекситу» в частности, был разочарован. Если не считать нескольких саркастических комментариев, реакции почти не было, отмечает Кадри Лийк, журналист и дипломат, старший научный сотрудник ECFR (до перехода в ECFR Лийк была директором таллинского Международного центра оборонных исследований (ICDS), а еще ранее работала в Москве корреспондентом нескольких эстонских изданий.)

Обратный эффект

В комментарии, опубликованном на портале ECFR, Лийк объясняет отсутствие реакции в России на британский доклад не тем, что российские цензоры блокировали новости, критикующие Кремль (хотя, по ее информации, они часто так делают).  Скорее, пишет она, это объясняется тем, что россияне — как лоялисты, так и диссиденты — сочли доклад поверхностным, некомпетентным и в целом не представляющим интереса. «Не удивили», — такой надписью снабдил новость о публикации отчета главный государственный телеканал России.

Западные страны ощущают пагубное влияние России и пытаются противостоять ему. Но

разбор действий Москвы и их причин часто выглядит настолько бездарным в глазах россиян, что достигается противоположный эффект: такая аналитика вызывает насмешки, а не уважение.

Это заметили и некоторые западные эксперты по России. «Этот доклад даже хуже просто бесполезного, — считает Сэмюэль Грин, лектор Института России Лондонского Королевского колледжа. — Вместо того, чтобы дать трезвую оценку риска и предложить конкретные действия, он выявляет «угрозу всему государству» и призывает к ответу «всем правительством». И то, и другое является алармизмом, ура-патриотизмом и совершенно лишено смысла».

«Они даже не пытаются»

В докладе говорится, что «угроза безопасности, исходящая от России... кажется абсолютно подрывной»; «Русские, имеющие очень тесные связи с [президентом Владимиром] Путиным… хорошо интегрированы в британскую деловую и социальную жизнь»; «Путин считает Великобританию ключевым дипломатическим противником». Для московского читателя такие предложения в лучшем случае выглядят бесполезно поверхностными, а в худшем — оторванными от реальности, уверена Лийк.

Справедливости ради следует отметить, пишет она, что основная цель таких отчетов — не произвести впечатление на россиян, но начать дебаты и сделать некоторые выводы для заинтересованных западных стран. Кроме того, процесс анализа важен сам по себе — потому что, если быть серьезным и настойчивым, качество оценки, вероятно, со временем улучшится, надеется эксперт. Но даже с учетом этого

Грустно видеть, как в результате множества недавних предупреждений стран Запада о «российской угрозе» растет риск потерять сердца и умы в России, в том числе склоняющиеся к либерализму и честные сердца и умы.

«Когда авторитетные западные эксперты и средства массовой информации выдают «горячие» предположения о том, что «Россия оккупирует Белоруссию, чтобы решить вопрос выборов 2024 года», вы чувствуете, что они уже даже не стараются, — говорит Андрей Баклицкий, аналитик из МГИМО. — Тогда вы начинаете задаваться вопросом — если западный анализ действий России настолько никчемный, что еще они понимают неправильно?»

Положительный пример

И все же добиться обратного результата и завоевать сердца и умы, то есть, убедить россиян, и не только либерально настроенных, возможно, уверена Лийк. В начале сентября 2018 года Великобритания сделала именно это, опубликовав отчет полиции о передвижениях подозреваемых в нападении в Солсбери с применением химического оружия. По мнению эксперта, этот доклад (по делу об отравлении отца и дочери Скрипалей) был и остается одним из лучших ходов, предпринятых кем-либо на Западе в так называемой «информационной войне» против России — классический случай хорошо расследованного дела и четко изложенной правды, опровергающей ложь и намеренное запутывание.

Потому что для комментаторов в Москве этот случай действительно был запутанным, подчеркивает Лийк. В день, когда две жертвы нападения упали без сознания на скамейку в Солсбери, до президентских выборов в России, назначенных на 18 марта 2018 года, оставалось две недели. В России шла хоть и не вполне публичная, но оживленная дискуссия о внешней политике. Высказывалось много предположений о том, что после выборов Кремль может занять более примирительную позицию по отношению к Западу, и были значимые сегменты общества, эту идею поддерживавшие.

Хотя было бы натяжкой предполагать, что Путина обуревало жгучее желание восстановить отношения c Западом, все же казалось разумным (и вполне в его характере) ожидать, что он сохранит возможности выбора. Вот почему

нападение в Солсбери, которое автоматически исключало любое сближение с Западом, вызвало недоумение у многих представителей российских внешнеполитических структур,

отмечает Кадри Лийк.

В начале апреля 2018 года она съездила в Москву для изучения предыстории этого дела. Ее источники предполагали, что отравление «новичком» в Солсбери могло быть провокационной операцией — либо британского истеблишмента, измученного «брекситом», либо какого-то другого «оператора», заинтересованного в поддержании напряженности между Россией и Западом.

Доклад британской полиции, опубликованный 5 сентября 2018 года, положил конец всем измышлениям. Он содержал убедительный и тщательный анализ, в нем не было пафосных пустых заявлений, которые могли бы уменьшить его силу. Независимые российские СМИ могли видеть, что доказательства сошлись.

К октябрю вина Кремля в солсберийской операции в Москве стала общеизвестной,

пишет Лийк. «Да. Вы были правы. Это действительно дело рук ГРУ, и они действительно были в Солсбери», — смущенно признался Лийк один из бывших сторонников теории провокации.

По мнению Лийк, уроки здесь очевидны: если Запад хочет продемонстрировать вину России или сообщить что-то о ее действиях — себе и россиянам — должны быть представлены проверенные факты, которые говорят сами за себя. Заявления Запада должны быть краткими и серьезными. Следует избегать помпезного пустословия и уж тем более — узкопартийной политики.

Лийк признает, что несправедливо сравнивать отчет парламентской комиссии с полицейским расследованием. Комиссия не смогла бы предоставить столь же четкие доказательства — это доклад совсем иной природы, и тут не было «дымящегося пистолета». Возможно, доклад внес свой вклад, начав дебаты об уязвимости Великобритании перед иностранными «акторами», которых множество, что обусловлено особенностями британской политики, СМИ и делового мира. Однако, с точки зрения Москвы, этот доклад стал еще одним примером плохо обоснованного, расплывчатого и алармистского подхода к России, заключает научный сотрудник ECFR.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно