Как Россия наращивает свою «мягкую силу» на Западе

Усилия Москвы по укреплению привлекательности и престижа России находят отклик в самых разных группировках и политических движениях стран Запада, и политикам надо с этим считаться и делать нужные выводы, считает итальянский политолог.

В конце марта 2020 года, когда Covid-19 в Италии бушевал особенно жестоко, в стране высадился мирный десант из России: более сотни военных врачей и медработников, груз аппаратов ИВЛ и другого медицинского оборудования. Это преподносилось Кремлем как «жест солидарности», совершенный без каких-либо потайных геополитических целей. 

Однако мнения в Италии по поводу российского «шарм-броска» разделились почти ровно напополам. Кто-то выражал искреннюю благодарность России и сравнивал щедрость Москвы с бездействием или равнодушием стран и организаций Евросоюза в трудный для Италии момент. С другой стороны, были и те, кто счел помощь России бесполезной и обвинил Москву в желании воспользоваться антиевропейскими настроениями итальянцев для пропагандистской атаки, констатирует Элеонора Тафуро Амброзетти, научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований (Istituto per gli Studi di Politica Internazionale, ISPI, старейший в Италии независимый аналитический центр).

По мнению Амброзетти, этот пример еще раз продемонстрировал, что усилия Москвы по формированию более позитивного имиджа России в странах Запада часто бывают успешными, но все-таки оцениваются неоднозначно. В комментарии, озаглавленном «На Запад: “мягкая сила” России в Европе» (Go West: Russia’s Soft Power in Europe), опубликованном на портале ISPI, Амброзетти рассматривает три важных аспекта политики России по наращиванию своей «мягкой силы» на Западе.

Борьба с однополярностью и империализмом

Москва продолжает культивировать имидж России как главного противника империализма США и однополярности мирового устройства. В какой-то мере этот статус унаследован от Советского Союза, но в последние 20 лет он поддерживается заявлениями российского руководства. Россия — в индивидуальном порядке или в тандеме с другими странами, такими как Китай — постоянно критикует западные двойные стандарты, в том числе и в вопросе прав человека. 

«Прославление Россией роли Советского Союза в победе над нацистами во Второй мировой войне тоже отвечает этой логике, о чем свидетельствуют усилия Москвы по сохранению «правильной» исторической памяти и борьбе за международное признание ключевой роли Советского Союза во Второй мировой войне. Это также относится к прокремлевским кампаниям дезинформации, в которых преувеличивается роль неонацистских сил в революции Евромайдана на Украине», — пишет автор.
«Чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере – и навязывается другим государствам», — заявил президент России на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года. 

Это недовольство однополярной моделью мира находит отклик не только во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки, но и у представителей западных антиимпериалистических движений. 

Кремль осознает это и способствует распространению антиамериканских настроений в самой России — через государственное телевидение, и за рубежом — через подконтрольные СМИ. Например, шведское отделение российского государственного новостного портала Sputnik часто  изображает чиновников и политиков стран ЕС, как марионеток правительства США, а НАТО в их подаче — это «орудие войны США и главный архитектор политики Запада в отношении России»

«Несоответствие между антиимпериалистической риторикой и реальной политикой Кремля, похоже, не отталкивает симпатизирующих России. Пример тому — война на Украине, которая изображается некоторыми европейскими политиками как законный ответ на провокации Запада. Например, итальянский политик и государственный деятель Маттео Сальвини утверждал, что это была борьба с «украинскими нацистами», а аннексия Крыма —  это добровольное «возвращение» в состав России, решение о котором было принято в результате законного референдума», — пишет Амброзетти.

Приверженность традиционным ценностям

«Бога нет!» — провозглашал знаменитый атеистический плакат времен СССР. Однако же, создается впечатление, что в сегодняшней России Бог не только есть, но тоже является средством укрепления «мягкой силы». Партнерство церкви и государства является беспрецедентным в современной России, что подтверждается поправкой к конституции, одобренной в июле 2020 года, в которой подчеркивается роль религии в российской истории, а брак определяется как союз мужчины и женщины.

Россия часто изображается как страна, обладающая «истинной европейской христианской идентичностью» и защищающая эту идентичность. 

Марин Ле Пен, лидер французского правого Национального фронта, назвала Путина «истинным патриотом и защитником европейских ценностей». Директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин определил Россию как «настоящую Европу, исконную Европу» и заявил, что его страна продолжает защищать «европейские традиции геополитических сфер влияния и социального консерватизма XIX века». 

Россия также пытается использовать религию как «мягкую силу» в конфликтах на Ближнем Востоке, утверждая, что Москва защищает тамошних христиан, и оправдывая таким образом свою кампанию в Сирии для своих граждан и для международного сообщества, пишет автор.

Напористость привлекательна: «путиномания» в Европе и США

«Сила, энергичность и спокойствие, а иногда и просто холодная отстраненность — повторяющиеся и действенные элементы стратегии «мягкой силы» Путина на Западе. Фотографии политического лидера страны, который занимается спортом, укрощает диких животных и прекрасно себя чувствует в условиях сибирской дикой природы нацелены на привлечение внимания и в самой России, и за рубежом. 

Такие фото продвигаются через поддерживаемые Кремлем СМИ, но они также широко распространяются и обсуждаются зарубежными пользователями соцсетей. В крупных западных изданиях Путин может быть изображен уверенным и серьезным, как, например, на обложке журнала Time за 2007 год, — или же хитрым и зловещим, в образе раскинувшего щупальца осьминога, как на обложке журнала The Economist, но он всегда исполнен могущества», — отмечает автор.

По словам Амброзетти, в Италии Путин — популярная личность, и им открыто восхищаются. По крайней мере, такой вывод можно сделать из заявлений некоторых итальянских знаменитостей и известных политиков, таких как Сильвио Берлускони.

Популярные певцы Аль Бано и Пупо не скрывают своего восхищения Путиным, в результате чего на Украине Пупо даже был включен «черный список» лиц, которые считаются угрозой национальной безопасности. 

Годом ранее, в 2018 году,

известный итальянский актер и режиссер Микеле Плачидо попал в украинский «черный список» за восхваление «мускулистой внешней политики» Путина, которая, по его словам, «более честная, чем политика Меркель или французов». Он также заявлял, что православная Россия, «в отличие от слабого Запада, является оплотом против ислама». 

В похожих выражениях о России в свое время отзывались звезды мирового кино Жерар Депардье из Франции и Стивен Сигал из США (оба получили российское гражданство).

В итальянском сегменте Facebook есть несколько популярных страниц, посвященных Путину. И даже на пародийных страницах поддерживается образ сильного лидера, способного решать проблемы. Один мем, опубликованный в середине апреля 2020 года, сообщает: «Путин контактировал с коронавирусом: вирус был помещен на карантин», — итальянский автор намекает, что Путина боятся даже вирусы. В то время заболеваемость Covid-19 в России пошла вверх, возникли и другие серьезные проблемы, связанные с пандемией, но поклонников российского лидера это не охладило, отмечает автор.

«Модель» для крайне правых и крайне левых?

В последние несколько лет западные СМИ часто писали о влиянии России, а также об активной поддержке Москвой крайне правых партий в Европе, таких как Национальный фронт Франции или итальянская Лига Севера, и законными методами (через СМИ, поддерживаемые Кремлем) и незаконными (такими как предполагаемое тайное финансирование). 

Похоже, что мягкая сила России выходит за рамки материальной поддержки радикальных групп: перечисленные выше три аспекта — антизападная риторика, приверженность традиционным ценностям и напористый имидж — могут привлекать не только крайне правые и крайне левые популистские движения, но также и умеренные группировки. Возможно, западным аналитикам и политикам следует, как предлагают авторы  исследования о «тайной» привлекательности России, сосредоточиться на целях, на которые направлена «мягкая сила» России — то есть, на людях и сообществах, которых эта сила привлекает. 

И первым делом нужно воздержаться от навешивания на этих людей ярлыков «марионеток» или «полезных идиотов». Такая политика не только недооценивает потенциал «мягкой силы» России, но и плохо помогает отстаивать либеральные порядки Запада, считает комментатор Итальянского института международных политических исследований.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить