Инвесторы призывают разработать политику привлечения гастарабайтеров в Латвию

Для решения существующей в Латвии проблемы с рабочей силой следовало бы разработать «умную» иммиграционную политику, заявила агентству LETA Марта Яксона, исполнительный директор Совета иностранных инвесторов в Латвии (FICIL).

КОНТЕКСТ

По данным ЦСУ, во втором квартале 2006 года в Латвии было в общей сложности 984 тыс. рабочих места (966 тыс. занятых и 18 тыс. вакантных), 10 лет спустя —  906 тыс. (891 тыс. занятых и 15 тыс. свободных) — что означает  сокращение на 6%.

 

Население страны за это время сократилось с 2,223 млн. до 1,965 млн. человек, т.е. на 11,6%.


Наконец, число пенсионеров всех видов уменьшилось, соответственно, с 584,6 тыс. до 562,7 тыс. — на 3,7%.

По мнению организации, объединяющей крупнейших иностранных инвесторов, при формулировании такой политики следует думать о привлечении в Латвию из т.н. третьих стран необходимых экономике специалистов.

«Государства конкурируют не только за инвестиции, но и за рабочую силу. Для Латвии это в особенности важно, учитывая нашу демографическую ситуацию. Многие предприниматели обращались в FICIL и рассказывали о проблемах, возникающих при попытке нанять людей из третьих стран. В рамках же будущей политики можно было бы установить, каких именно специалистов мы особенно ждем из этих государств», — объяснила Яксона. «Умную» (smart) политику иммиграции следовало бы распространить также и на студентов из третьих стран. Сейчас людям из этой группы достаточно сложно оформить вид на жительство — а ведь именно студенты могут включиться в рынок труда, указала она.

Во всех трех балтийских странах спрос на рабочую силу растет, сообщает LETA со ссылкой на проведенный банком SEB опрос финансовых директоров крупных предприятий. В прошлом году прирост спроса на рабочие руки прогнозировал 21% латвийских респондентов, в этом — 25%. В Эстонии эти показатели выглядели как 26% и 33% соответственно, в Литве — как 29% и 43%.

Свен Динсдорфс, директор предприятия Elko grupa (консолидированный годовой оборот которого в 2015 году превысил миллиард евро), в свою очередь, в разговоре с LETA признал: в данный момент вопрос о привлечении гастарбайтеров является в известной мере табу. Однако Динсдорфс призвал политиков активнее решать эту проблему. «И предприятиям следует в этом вопросе проявлять больше активности и содействовать более широкому обсуждению — ясно ведь, что

вскоре рабочей силы начнет физически не хватать.

Elko grupa изучала возможность привлечения сотрудников из других государств, однако мы поняли, что процедура сложная. Мы считаем, что

у предприятий должна быть возможность привлекать гастарбайтеров и государство должно обеспечить механизм для этого».

О поддержке идеи создания такого механизма заявил и вице-президент группы Food Union Нормунд Станевичс. На его взгляд, так можно было бы решить проблемы, связанные с дефицитом не только высоко-, но и низкоквалифицированной рабочей силы:

«Это вопрос политической воли. И так ясно, что латвийское общество не готово [к импорту рабсилы]. Но мы должны работать с политиками,

чтобы создать законодательную базу, говорить со знакомыми, друзьями и коллегами, чтобы объяснить значение интеграции общества в общем подъеме благосостояния в стране».

Как уже писал Rus.lsm.lv, в Латвии уже около четверти века смертность превышает рождаемость, и население страны последовательно сокращается. Однако отток населения за рубеж на протяжении уже многих лет оказывается больше, чем потери по естественным демографическим причинам. Превышение смертности над рождаемостью (а оно по-прежнему велико — почти в полтора раза) объясняет менее половины сокращения числа жителей страны.

Так, убедился Rus.lsm.lv в базе данных ЦСУ, за первые 9 месяцев 2016 года в Латвии стало на 11,4 тыс. жителей меньше, и лишь неполных 5 тыс. из этого числа объясняются превышением смертности над рождаемостью (16,6 тыс. новорожденных против 21,3 тыс. умерших). За полный прошлый год население сократилось на 17 тысяч: смертность по-прежнему выраженно обгоняла рождаемость (28,5 тыс. умерших и 22 тыс. новорожденных), а эмиграция — иммиграцию (20,1 тыс. уехавших и 9,5 тыс. приехавших).

Такая картина — когда чисто демографические причины ответственны лишь примерно за половину сокращения населения, как ранее отмечал Rus.lsm.lv, наблюдается вот уже более 20 лет, на протяжении которых статистика показывает примерно одинаковую картину. С 1995 до 2014 года население страны сократилось на одну пятую, с 2,5 млн. до 2 млн, и большая смертность и малая рождаемость «ответственны» лишь за 224,7 тыс. потерянных жителей. Остальное объясняется отъездом за рубеж.

Сильнее всего этот эффект проявился в 2010 году: население Латвии сократилось на 45,9 тыс. человек, причем за счет низкой рождаемости и высокой смертности — «всего» на 10,3 тысячи. Предыдущий, 2009-й год, был немногим лучше: 42,3 тыс. и 7,9 тысячи соответственно. В оба этих года число уехавших существенно превысило число умерших.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно