Личное дело

Игра в дурака

Личное дело

Личное дело

Безучастны к участковым

Институт участковых полицейских инспекторов приходит в упадок — LTV7

Еще не так давно полиция заявляла, что станет ближе к народу. Раньше посредником между жителями и стражами порядка был участковый. Его знал весь район, и он знал всех жителей в лицо. Но после реформ в правоохранительных органах участковые пропали с улиц, сообщает Русское вещание LTV7 в передаче «Личное дело».

Раньше любой житель Межциемса в Риге мог прийти в участок на улице Хипократа, 9, который расположен на первом этаже, и поговорить со своим участковым. Русское вещание LTV7 показало, какой путь теперь он должен проделать, чтобы попасть к представителю закона.

Проехав пять километров, журналисты достигли своей цели. Это – участок полиции «Тейка». Он обслуживает такие районы, как Межциемс, Пурвциемс, Плявниеки, Дарзциемс и собственно Тейка. И является единственным полицейским участком на всей этой территории.

Как выяснило «Личное дело», квартира, где раньше был полицейский участок на улице Хипократа, находилась на балансе Рижской думы. И в 2005 году была благополучно продана частному лицу. Решетки на окнах остались с тех времен, сейчас квартира сдается.

«Полицейский участок? Точно участок? - Да. - В этом доме? - В этом доме, в этой конкретно квартире. - Я здесь живу уже 4 года...»

Именно в этом опорном пункте полиции, который располагался в обычной трехкомнатной квартире в микрорайоне, раньше работал участковым нынешний глава профсоюза полицейских Агрис Суна. Он говорит об упадке института участковых. По его мнению, сейчас они утратили свое первоначальное значение, из-за чего растет преступность.

«Честно сказать, когда я ушел с работы участкового, в магазине ко мне подошел человек и обращался, как к местному участковому. Это показатель! Значит, он нового участкового на той территории до сих пор не видел. Правильно, наверное, по-русски сказать – мы были как хозяева своей территории. Мы знали каждого дворника, каждую фирму, которая на нашей территории работает», - поясняет Суна.

Янис Зепс, глава Латвийской ассоциации бизнеса безопасности, 15 лет отработал участковым. Дважды признавался лучшим участковым инспектором Латвии. Начинал свою карьеру еще в 1981 году. В конце девяностых три года был начальником отдела профилактики Госполиции и курировал участковых инспекторов по всей Латвии. Потом возглавил Иммиграционную полицию.  Он также признаёт: институт участковых как таковой переживает упадок.

«Тот человек, который длительное время работает с населением – он его знает, и его знают. Он кладезь информации, который невозможно заменить другими носителями,

ни компьютерами, ни еще где-то. Это кладезь, который может дать информацию по какому-то вопросу, уголовному делу, потому что он знает весь контингент», - подчеркнул Зепс.

Сначала участковые потеряли свои опорные пункты. Так они утратили прямую связь с районом, в котором работали. Им выделили кабинеты в крупных полицейских участках, из которых они и должны были расследовать преступления на вверенной им территории. А 4 года назад все стало еще хуже, считает Янис Зепс. Тогда участкового инспектора превратили в своего рода младшего дознавателя, который должен открыть уголовное дело, поймать преступника и передать дело в прокуратуру. Тогда на участковых скинули все «мертвые» дела.

«На участковых все те события, которые происходили на участке, все были списаны начальниками на него. - Все так называемые висяки сбросили на участковых? - Да!»

По мнению Яниса Зепса, участкового инспектора невозможно заменить муниципальной полицией, которая работает в сфере административных правонарушений.

«Есть и скрытая жизнь. Квартирные воры, они по улице не ходят и не хулиганят. Они втихаря идут и делают свое дело.

У меня в каждом доме было пару человек, которым я мог позвонить и спросить. Что они видели, что они слышали. Я мог составить информационную справку. Что у Вани вчера была пьянка и Петя притащил какой-то ящик. Телевизор. А этот телевизор они притащили из третьего дома, где была кража».

Кроме того, по мнению Яниса Зепса, сейчас утрачена преемственность. Не происходит передачи опыта от более старшего товарища к младшему. Отсутствует и специализированное полицейское образование.

«Самое плохое, что в свое время в 2008 году ликвидировали Академию полиции! Человеку, чтобы работать, нужно образование. Чтобы его кто-то обучил, как правильно работать. Если у него рядом будет такой же работник, как и он, то кто его учить будет?»  

Пока никто не проводил исследования на тему связи положения участковых с ростом преступности, однако согласно статистике в Латвии растет количество бытовых убийств. Так, наша страна заняла первое место в Европе по убийствам: почти шесть убийств на 100 тысяч душ населения. Однако в Госполиции подчеркивают, что европейская статистика учитывает и попытки убийства, и при этом неизвестно, какие данные берутся в других странах. Так, в 2018 году в Латвии было совершено 56 бытовых убийств; в то же время за 9 месяцев 2019 года – уже 64.  Растет также преступность среди молодежи – как имущественные преступления, так и нанесение телесных повреждений. Это тоже часть работы участкового инспектора: профилактика преступности среди молодежи.

Программа «Личное дело» со вторника пыталась получить от Госполиции комментарий о нынешнем положении участковых, однако до пятницы получить его так и не удалось. Сколько в стране работает участковых инспекторов, в Госполиции журналистам тоже не ответили – говорят, эта информация классифицирована, другими словами, засекречена.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно