Действующие лица

Предвыборная дискуссия на ЛР4: экономическая политика Рижской думы

Действующие лица

Наш гость - будущий мэр Риги Мартиньш Стакис

Наш гость - замначальника KNAB Инета Цируле

Громкие обыски, тихие дела: почему результатов после «маски-шоу» приходится ждать долго

Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК, KNAB) проводит десятки проверок по поводу возможных нарушений перед выборами в Рижскую думу, а в нескольких случаях уже начались административные процессы, рассказала «Действующим лицам» Латвийского радио 4 замначальника KNAB Инета Цируле. Что же касается малого числа реальных тюремных сроков после громких обысков, то оно связано со сложностью коррупционных дел и нередко с их международным размахом.

«Мы с радостью проводили бы обыски тихо, чтобы никто не заметил. Но обычно если мы это делаем в госучреждениях, кто-то непременно сообщает СМИ, журналисты приезжают, фиксируют, и это выходит очень громко. Хотя мы сами этому не очень рады», — признала Инета Цируле.

Ведущая программы Валентина Артеменко заметила: очень часто бывает так, что после «маски-шоу» наступает долгий-долгий период тишины, в течение которого общество не получает практически никакой информации о продвижении дел — Цируле же связала это со спецификой следовательской работы. Она заверила, что собственно обыски проходят только после того, как следователь собрал достаточно информации и эта информация достаточно убедительна, чтобы суд разрешил проведение такого мероприятия.

Работа не для всех

«Надо понимать, что работа следователя делится на три большие части. Есть первая часть, о которой до активной фазы никто не знает. Это оперативная работа еще до возбуждения уголовного дела, когда собирается информация для возбуждения дела: проводятся скрытые действия, о которых обычно никто из посторонних не знает, их посторонние не видят. Потом вторая фаза, когда надо провести обыски, чтобы, например, получить документы, которые находятся у людей, изъять компьютеры, телефоны… Затем третий этап: провести осмотр полученных вещей, проведение экспертизы, вытащить информацию с носителей (при том, что люди не всегда готовы сотрудничать — скажем, разблокировать телефон, чтобы следователь быстро осмотрел). Бывают случаи, когда изъятые предметы приходилось отсылать даже за границу, чтобы получить информацию.

То, что делают следователи потом, это очень скрупулезная работа. Допрос свидетелей, проведение разных экспертиз, работа с экспертами, затребование международной помощи, если она нужна. И когда все это собрано и есть доказательства, что человек виновен, дело отсылается в прокуратуру. KNAB — это не та инстанция, которая предъявляет обвинения или выносит постановления, что человек виновен.

Надо еще отметить, что дела о коррупции обычно сложны. Очень часто они не ограничиваются границами одного государства. Поэтому это довольно долго. Если следователь по разбою может собрать доказательства в течение месяца, то у нас это требует намного больше времени», — рассказала Цируле. 

Например, дело о возможной коррупции в закупках рижского муниципального транспортного предприятия Rīgas satiksme практически с самого начала имело международный размах. По словам гостя «Действующих лиц», следователи KNAB работают с коллегами из Польши и других стран Европы, отправляют запросы о международной правовой помощи, сами получают такие запросы. И это тоже влияет на скорость расследования — тем более что в этом году из-за Covid-19 многие госструктуры в других странах работают медленнее, чем обычно.

Кроме того, на процесс влияет дефицит кадров: в антикоррупционном бюро, как и в любых других правоохранительных органах, не хватает следователей — тем более что это работа не для каждого.

«Это довольно сложная работа, и не каждый выдерживает то, что надо делать и видеть следователю», — отметила Цируле. Впрочем, по ее словам, есть шанс, что сроки уменьшатся: новый генеральный прокурор Юрис Стуканс хочет изменить стиль работы прокуроров — чтобы они брали дело на карандаш с самого первого дня и все время действовали в связке со следователем.

100 сигналов, 6 дел

Помимо борьбы с коррупцией KNAB следит и за тем, как политические партии расходуют средства, соблюдают ли они лимиты предвыборных расходов и другие ограничения. И по итогам только что — 29 августа — завершившихся внеочередных выборов в Рижскую думу бюро получило более сотни сигналов о возможных нарушениях и начало 24 проверки.

«В 6 случаях уже начались административные процессы», — сообщила замначальника KNAB.

«Две проверки связаны с тем, что, возможно, использованы административные ресурсы для предвыборной агитации. Некоторые проверки связаны с тем, что в «период тишины» по разным каналам отправлялись предложения проголосовать за того или другого кандидата. Также в соцсетях появлялись платные публикации в нарушение требований закона. Есть несколько проверок о том, что в буклетах не указано, что это агитация и кем она оплачена. Самое сложное — проверки возможных случаев скрытой агитации. Потому что надо установить, кто именно проводил агитацию, чтобы можно было призвать к ответственности», — рассказала Цируле.

Результаты выборов

Предварительные результаты, данные Центральной избирательной комиссии с 156 участков из 156

Данные: ЦИК. Обновлено: 30.08. 10:11

Предварительное распределение мандатов

Неофициальный подсчет на основании предварительных данных ЦИК с 156 участков из 156

Данные: ЦИК. Обновлено: 30.08. 10:11

18 депут. Attīstībai/Par!, "PROGRESĪVIE"
12 депут. "Saskaņa" sociāldemokrātiskā partija
10 депут. Jaunā VIENOTĪBA
7 депут. Nacionālā apvienība "Visu Latvijai!"-"Tēvzemei un Brīvībai/LNNK", Latvijas Reģionu Apvienība
5 депут. Partija "Gods kalpot Rīgai"
4 депут. Jaunā konservatīvā partija
4 депут. "Latvijas Krievu savienība"
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно