Grexit: логика и последствия

Германия, для которой растущие евроскептические настроения представляют наибольшую угрозу, старается предельно ясно продемонстрировать, что странам-должникам придется заплатить крайне высокую цену за мятеж против кредиторов. Если бунт удастся локализовать, и он останется сугубо греческим явлением, немцы добьются своего. Более вероятно, однако, что восстание распространится и на другие страны, полагает американская аналитическая служба Stratfor.

Выход Греции из еврозоны имеет смысл, пишет в своем еженедельном комментарии (Beyond the Greek Impasse) основатель и глава Stratfor Джордж Фридмен. Да, Grexit вызовет хаос в самой Греции — но временный, зато в итоге Греция получит возможность вести переговоры с Европой на равных.

Греки «вернут» кредиторам долг — в драхмах по курсу, установленному центробанком Греции, и смогут в одностороннем порядке определять порядок и размер платежей.

Да, они будут отрезаны от финансовых рынков, но зато страна окажется в состоянии вводить ограничения на движение денег, а также товаров и услуг, развернув свое внимание от торговли с Европой на коммерческие отношения, скажем, с Россией и Ближним Востоком. «Это не самое многообещающее будущее», — пишет далее Stratfor, но в то же время и «не то, к которому Греция движется сейчас».

Многие аналитики утверждают, что выход Греции из еврозоны приведет к коллапсу всей единой валюты. Такие заявления поначалу озадачивают: в конце концов, Греция — маленькая страна, и причины, по которым ее действия могли бы иметь такие тектонические последствия для единой валюты, как минимум не очевидны. Однако

не следует забывать о ночном кошмаре Германии — что Греция может создать прецедент для остальной Европы.

Испания сейчас является одной из самых стремительно растущих экономик Европы, и это было бы хорошо и замечательно, если бы не экономический паралич в остальном Евросоюзе. Да, уровень безработицы в Испании упал — до «всего лишь» 23 процентов, что мало отличается от греческого показателя. Люди, сохраняющие энтузиазм в отношении Европейского Союза, воспринимают такие мелкие улучшения как радикальные подвижки. На самом деле, замечает Stratfor, «они являются фоновым шумом, который заглушается крушением поезда».

Дефолт Греции и ее выход из еврозоны будут крайне болезненными. Однако

те, кто склонен видеть в Греции первопроходца, за которым последуют другие, а не исключение из правила, могут счесть, что боль от односторонней реструктуризации долговых обязательств стоит того

и дает грекам валюту, которой они хотя бы могут сами управлять. Отсюда и страхи в связи с выходом Греции из зоны евро — не боязнь некоего мгновенного институционального коллапса, а четкое понимание того, что национальные валюты действительно могут облегчить экономические страдания, которые испытывают многие страны ЕС.

«Европейский Союз задумывался как нечто большее, чем площадка для выяснения отношений кредиторов и должников. Он замышлялся как моральное пространство, на котором наконец исчезнут исторические мучения европейских войн, — пишет автор. — И, хотя

представление о том, что мир в Европе зависит от процветания, могло быть правильным изначально, процветание уже потеряно.

Экономики отдельных стран растут и падают, и это движение в Европе не было общим. Некоторые государства очень выиграли, как, например, Германия, и многие в большей или меньшей степени проиграли.

Если создание мирной европейской цивилизации опирается на фундамент благосостояния, как гласят основополагающие документы ЕС, у Европы большие проблемы».

Проблема очень проста, утверждает Stratfor. Заключается она в том, что

главные органы ЕС функционируют не как судьи, а как агенты по взысканию долгов, и греки очень хорошо уяснили, насколько безжалостными эти агенты оказываются,

когда национальное правительство сотрудничает с ними, как это было на Кипре (где огромные потери в ходе реализации антикризисного плана понесли рядовые вкладчики местных банков, в первую очередь пенсионеры).

Уяснили это и  в других странах ЕС, что привело и к повсеместному росту популярности евроскептических партий. Германия, для которой растущие евроскептические настроения представляют наибольшую угрозу, старается предельно ясно продемонстрировать, что странам-должникам придется заплатить крайне высокую цену за мятеж против кредиторов. Если бунт удастся локализовать, и он останется сугубо греческим явлением, немцы добьются своего. Более вероятно, однако, что восстание распространится и на другие страны, что создаст Германии большие проблемы и поставит под угрозу отношения экономического локомотива ЕС с другими странами союза, заключает Stratfor.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно