Государство может «подарить» миллионеру Кирову Липману 1 655 003 евро?

Латвийское государство, которому принадлежит 2,3% фармацевтической компании Grindeks, не стало взыскивать с Кирова Липмана и членов его семьи убытки, возможно, нанесенные из-за нарушений законодательства. Хотя 5 сентября Верховный суд констатировал, что члены семьи Липман нарушили закон «О рынке финансовых инструментов». Если позиция государства не изменится, бюджет Латвии может недополучить около 1,6 млн евро. ДОПОЛНЕНИЕ: Уже после публикации этой статьи Минэкономики заверило, что юридическая возможность взыскать средства судебным путем не утрачена — однако будет ли это сделано, неясно.

Латвийское государство через Агентство приватизации владеет 219,8 тыс акций фармацевтической компании Grindeks — это около 2,3% от капитала предприятия. Правительство 26 сентября решило продать эти акции на аукционе, который состоится уже совсем скоро — 8 ноября. Установленная минимальная цена — 3,78 евро за акцию. То есть за весь госпакет можно выручить минимум 830,8 тысяч евро.

Полтора миллиона мимо госказны

Однако, согласно закону «О рынке финансовых инструментов», крупнейшие акционеры Grindeks — члены семьи Липман (сам Киров и его сын Филипп), — несколько лет назад были обязаны выкупить акции у мелких акционеров по балансовой цене, которая в разы больше. По балансу компании за 2014 год стоимость одной акции Grindeks составляла 11,31 евро. И государство могло бы получить уже не 830,8 тысяч, а 2,486 миллиона евро — на 1,65 миллиона больше.

Однако откупа по 11,31 евро не было. Хотя Комиссия рынков финансов и капитала (КРФК, FKTK) еще в конце 2014 года констатировала: сам Киров Липман, его супруга Анна и сын Филипп получили согласованный контроль над 50,02% предприятия, не сообщив об этом Регулятору. А, согласно латвийскому законодательству, в случае превышения 50-процентной планки контроля откуп акций обязателен. Тогда же

регулятор оштрафовал за нарушение закона Кирова и Филиппа Липманов на 14,2 и 10,6 тысяч евро соответственно, обязав их предложить выкупить принадлежащие другим акционерам акции.

Липманы решение обжаловали. Судебные разбирательства длились 2 года, и последняя точка была поставлена 5 сентября, когда суд высшей инстанции — Верховный — полностью подтвердил правоту регулятора. FKTK, однако, пришлось разъяснять юридический казус: так как Анна Липман в мае 2015 года продала небольшую часть своих акций Grindeks, теперь семья Липман официально контролирует чуть менее 50% компании — ровно столько, чтобы откуп не объявлять.

Но так как закон все равно был нарушен, FKTK указывает: миноритарные акционеры, считающие, что им были нанесены убытки, могут требовать возмещения через суд. Благо сам факт нарушения закона — доказан.

Однако ни Кабмин Латвии, ни Минэкономики взыскивать убытки (пока) не стали. Напротив, принадлежащие государству акции Grindeks решено продать «задешево». Почему?

Возможно, Минэкономики просто не в курсе

На решении Кабмина о продаже акций Grindeks, датированном 26 сентября, стоят подписи премьера Мариса Кучинскиса и министра экономики Арвила Ашераденса. У последнего Rus.lsm.lv попытался выяснить, действительно ли «лишние» 1,65 миллиона евро — столь мелкая сумма, что о ее взыскании просто не подумали?

Судя по официальному ответу Минэкономики, о возможных убытках, нанесенных государству, там, похоже, узнали от Rus.lsm.lv.

Этот вопрос так и остался без комментариев. Зато министерство г-на Ашераденса сообщило, что общее решение о продаже госдолей в ряде предприятий, включая и акции Grindeks, было принято другим правительством — Лаймдоты Страуюмы — еще в 2015 году. Кроме того, ведомство допускает, что цена акций на аукционе может оказаться выше минимальной.

Но почему же после недавнего решения Верховного суда министр Ашераденс не посчитал нужным пересмотреть этот вопрос — и все равно подписал решение о продаже? На этот повторный вопрос в Минэкономики так и не смогли сформулировать какой-либо ответ.

Государство должно судиться

На упомянутые нарушения в деле Grindeks ранее указывала Литовская ассоциация инвесторов, некоторые члены которой являются мелкими акционерами латвийской компании.

«С одной стороны, я могу понять латвийское государство: просто продать свои акции, и не требовать возмещения ущерба, — это легкий путь. — заявил глава ассоциации Витаутас Плункснис. — Но с точки зрения законности... Судите сами:

государство в лице регулятора — заявляет, что должен был быть откуп акций. Потом государство же в лице Верховного суда подтверждает факт нарушения закона. Если после этого представители государства не пытаются через суд взыскать понесенные из-за этого нарушения убытки, — это выглядит странно…»

Впрочем, факт продажи акций не означает автоматически, что государство не сможет взыскать убытки потом, указал председатель правления финансовой компании INVL Asset Management Андрей Мартынов.

«Надеюсь, что факт аукциона не означает, что государство отказалось от права требования убытков от главных акционеров Grindeks, которые были должны объявить откуп. Более того, я тут вижу некоторую логику: чтобы требовать убытки — нужно сперва их зафиксировать, то есть — продать акции. Потому что до продажи факт убытков — еще не очевиден.»

По словам Мартынова, к этому вопросу стоит вернуться после аукциона.

«Если и тогда со стороны государства не последует иск в суд — можно будет поинтересоваться, почему так. Почему государство активно взыскивает налоги с физических и юридических лиц, — а тут действует пассивно. Если же официальные лица в итоге скажут, — да, мы продаем акции, потом считаем убыток, и подаем иск в суд, — это был бы пример государственного мышления. Это показало бы, что государство в рамках правового поля защищает свои интересы. И к такому иску могли бы присоединиться другие мелкие акционеры Grindeks».

Впрочем, как отмечают опрошенные Rus.lsm.lv эксперты, подобные иски — о взыскании ущерба из-за необъявленного обязательного откупа акций — до Верховного суда Латвии еще не доходили. А раз нет судебной практики — нет и ясности, нужно ли для такого иска сперва продать акции, зафиксировав сумму ущерба — или, наоборот, с продажей теряется и право на претензии.

ДОПОЛНЕНИЕ 10.45 14.10.2016: Вскоре после публикации статьи Rus.lsm.lv получил разъяснение Министерства экономики за подписью пресс-секретаря ведомства Эвиты Урпены. Оно гласит: «И при продаже акций АО Grindeks [физическое или юридическое] лицо не утрачивает права требовать возмещения убытков». Далее представитель ведомства пересказывает уже описанную выше рекомендацию FKTK требовать компенсации урона в судебном порядке в рамках гражданского процесса, не сообщая ничего о планах государства в отношении возможного взыскания ущерба с семьи Липман.

 

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно