Год после приезда первых беженцев в Латвию: гладко было на бумаге

План приема беженцев в теории неплох, потому что предусматривает индивидуальный подход и к каждой семье, и к каждому новоприбывшему по отдельности, заявила госсекретарь МВД Илзе Петерсоне-Годмане, комментируя в эфире Latvijas radio годовщину действия программы приема беженцев. Но проблемы есть, и отчасти их создало урезание ранее предусмотренного денежного пособия. Первые беженцы прибыли по программе переселения в Латвию 5 февраля 2016 года.  

По словам Петерсоне-Годмане, международные эксперты с похвалой отзываются о плане приема беженцев, принятом в Латвии. Но вот решение сократить пособия изменило ситуацию на практике. Впрочем, нет уверенности и в  том, что даже первоначальный размер пособия тут сильно помог бы:

«Я не могу утверждать, что, если бы сохранились старые пособия, беженцы остались бы в Латвии».  

У МВД нет данных о том, сколько беженцев из числа принятых Латвией по программе переселения беженцев из ЕС еще проживает в стране, а не уехало в другие государства ЕС в поисках лучшей жизни. Но известно, что десяти лицам присвоен статус беженца, а еще 120 – альтернативный статус. По еще 80 соискателям убежища сейчас рассматриваются документы.  

Петерсоне-Годмане признала, что программа приема беженцев заканчивается 17 сентября с.г., и Латвия обязалась до того времени принять 531 человека. А принято пока всего 207 – то есть еще 324 беженца должны к нам приехать.  

По словам госсекретаря, из всего числа беженцев в Европе (160 тысяч), которые должны были быть охвачены программой переселения, всего 10 тысяч человек удалось переселить из Греции, Италии и Турции в другие страны. Вопрос о том, удастся ли до середины сентября разместить еще 150 тысяч человек, остается открытым.

Первая семья беженцев – семья из Сирии – прибыла в Латвию 5 февраля прошлого года. В тот самый день, когда общество антиглобалистов проводило пикет протеста и призывало выйти из ЕС, но не поддерживать прием иммигрантов.

Согласно утвержденному плану, Латвия обязалась принять беженцев из лагерей на территории ЕС, а также из третьих стран. Пока больше всего – 188 лиц – было принято из лагерей в Греции, 12 человек прибыло из Италии и семь из Турции. Приоритет в Латвии отдается семьям с детьми, где родители имеют какую-то профессию и знают как минимум один иностранный язык. Этим критериям отвечает 90% прибывших.  Среди самых первых соискателей убежища, оказавшихся в Латвии, были портные, администраторы отелей, парикмахеры, медсестры. Встречаются среди приезжих предприниматели, учителя, швеи.

В 2016 году в Латвию прибыло 80 несовершеннолетних беженцев.

Прошел год – это точка отсчета: именно на такое время новоприбывшему лицу предоставляются услуги ментора и социального работника, которые помогают ему освоить госязык, найти жилье, работу или школу, освоиться в обществе.  

Определить, сколько беженцев живет в Латвии постоянно  или в каких самоуправлениях они задекларировали место жительства, нелегко. Жизнь приезжих по выходе из центра содержания иммигрантов в Муцениеки особо не контролируют, и информацию не обобщает ни правление по делам гражданства и миграции, ни тем, кт по долгу службы занимается поддержкой беженцев, ни общественной  организацией «Убежище "Надежный дом"». Последнему Latvijas radio направило запрос о том, скольким клиентам эта организация сейчас помогает, но ответа не получило.  

Осенью сообщалось, что 33 беженца, получив статус в Латвии, уехали в Германию. Сейчас в Сейме продвигаются поправки, гласящие: если беженец покинул Латвию – пособие ему больше не полагается, даже в случае, если он вернется. Вероятно, передвижение иммигрантов в связи с этими изменениями законодательства начнут как-то отслеживать.

По данным Госагентства занятости и Министерства образования четко прослеживается: за год большинство приезжих не успевает интегрироваться в латвийское общество и начать самостоятельную жизнь. В прошлом году в Госагентстве занятости зарегистрировалось ка кбезработные 43 лица. Сейчас в списках всего двадцать: 18 безработных и двое ищущих работу лиц. Все – в Риге. За 12 месяцев трудоустроилось четыре человека, из них трое продолжают трудиться, а один уехал из Латвии.  Статистики о тех беженцах, что трудоустроились без посредничества государства, у Госагентства занятости нет.

Агентство указывает: в низкой статистике трудоустройства беженцев немаловажную роль играет требование иметь сертификат о знании госязыка на ступень А. Пока человек живет в Муцениеки – ему полагается  обучение длительностью 120 часов. Такое обучение до 31 декабря 2016 года  прошло 218 человек (часть их ранее прибыла в Латвию не по программе приема беженцев, а нелегально).

За указанные 120 часов людям стараются дать повседневную лексику, необходимую для элементарного понимания происходящего вокруг, и бытового общения. Но чтобы получить сертификат на уровень А1, требуется учиться еще 120 часов. Такой экзамен сдавало десять человек, направленных по линии Госагентства занятости как безработные. Сдали – четверо.   

Год спустя после приема первых беженцев ясно, что их интеграции препятствует ряд факторов: низкие пособия (139 евро в месяц на человека плюс 97 за каждого члена семьи), плохое знание госязыка, мешающее включению в рынок труда. Вопрос облегчения требований по части госязыка намерено поднять МВД, а Минэкономики уже предложило платить человеку по получении им статуса пособие сразу за два месяца, а не за один, как сейчас. Это даст больше шансов найти жилье. Пока же большинство лиц, уже имеющих статус беженца либо альтернативный статус, вынуждены оставаться в Муцениеки либо у гостеприимных добровольцев, потому что не могут решить жилищный вопрос.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно