Личное дело

Кому светят Саулкрасты?

Личное дело

Личное дело

Судьба машиниста

Это больше, чем профессия — машинист

Латвийская железная дорога теряет грузы, а в самом железнодорожном концерне начались увольнения. Пока сокращают работников администрации. Дойдут ли до машинистов, в Latvijas dzelzceļš не говорят, сообщает программа «Личное дело» Русского вещания LTV7.

Валдис Вилцанс работает на железной дороге 30 лет. Называет себя универсалом. Может работать и на грузовых, и на пассажирских поездах. Но все-таки считает себя машинистом пассажирского поезда. 

«Скажем, дальнобойщик. Ну, едет себе и едет. А водитель пассажирского автобуса всегда должен быть аккуратным, солидным, при галстуке. Все-таки, работа с людьми», - говорит машинист.

Раньше профессия машиниста считалась престижной, рассказывает Валдис. Составы были длинными, а дороги дальними. Потом появились границы. Теперь ездят только по Латвии: до Даугавпилса, Резекне, Елгавы. Любимое направление до Валки. Но на красоты отвлекаться нельзя.

«Нельзя ни о чем другом думать — только о работе. Если задумаешься, может произойти все, что угодно. Надо следить, на каком километре находишься. Если вдруг что-то случится, сразу сообщить диспетчеру. Быстро принимать решения. В жизни тебе надо знать наизусть пять книг: инструкции, в том числе, торможения, по защите труда, ну и, конечно, строение локомотива», - поделился Вилцанс.

Смена 12 часов. На пассажирском поезде график четкий. На грузовом — неизвестность. Все зависит от того, будет ли груз. Сидишь, ждешь, в полной боевой готовности. Такова нынешняя жизнь машиниста. В 2019-м объемы грузов сократились. За год Латвийская железная дорога перевезла чуть больше, чем 40 миллионов тонн — это антирекорд за последние 17 лет. Уже начались увольнения. В LDz было 6 тысяч сотрудников, за год собираются сократить четверть работников — это полторы тысячи человек.  

«О конкретных профессиях не можем говорить. Сейчас идет первый этап оптимизации, он больше касается работников администрации, которые, в большинстве своем, находятся в Риге», - говорит представитель LDz Элла Петермане.

Но потери железной дороги не только из-за сокращения грузов. Все решения в LDz принимает правление. Однако, как рассказывают в прокуратуре, был создан еще и Совет президентов. По сути, клон правления: там сидели те же люди, выполняли ту же работу. Но за это получали двойную зарплату. 

Совет президентов, по информации прокуратуры, был создан с согласия и при поддержке должностных лиц из Министерства сообщения. Просуществовал он длительное время. За девять лет могли незаконно потратить почти миллион. Структуру закрыли лишь осенью прошлого года. Начат уголовный процесс. Машинист Вилцанс рассказывает, что за последние годы престиж профессии упал. Возможно ли его поднять, он не знает:

«Сейчас машинист — простой водитель поезда. Даже те, кто в кабинетах сидят, считаются важнее. Мне так кажется. Нет, я не завидую. Предложения были, приглашали идти инструктором или диспетчером. Спасибо, не надо. Моя профессия машинист, мне нравится, все хорошо».

Рижский государственный техникум. Здесь обучают аж трем профессиям, которые связаны с железной дорогой. Одна из них – техник локомотивного хозяйства. Урок на втором курсе. Интар практически не глядя разбирает и собирает блок экстренного торможения. От этой детали зависят жизни людей.

«Как говорит наш учитель, тронуться с места может любой дурак. А остановить поезд умеет только машинист», - поясняет ученик второго курса Рижского государственного техникума Интар Лаурис Кокоревичс.

Интар с детства любит поезда. Вспоминает, как ребенком каждый раз бежал к железной дороге, только заслышав гудок – смотреть, как идут большие поезда. Когда вырос, долго не мог найти, где же можно получить любимую профессию. Наконец, отыскав техникум, сначала попал не на ту специальность – диспетчера. Потом перевелся на техника.

«Честно говоря, мне нравится все, что связано с железной дорогой. Даже если мне придется работать дворником на станции, все равно это буду делать с большой радостью. Потому что буду рядом с железной дорогой», - поделился студент.

Последние два года на железнодорожном отделении недобор учеников. Учебное оборудование новое, вложены огромные деньги. Один симулятор стоит, как особняк. И работа уже ждет. Заказ Pasažieru vilciens на каждую из трех специальностей – по 25 специалистов в год. А набирают меньше половины. В этом году пришлось объединить две специальности, чтобы открыть группу.

«Сейчас уже третий год, когда говорят: «Ай, чего пойдете на железную дорогу, там ничего нет, там все плохо». И поэтому, чем больше говорят на уровне государства, это сказывается на моем наборе», - признала руководитель железнодорожного отделения Рижского государственного техникума Илона Гриване.

Сами ученики за свое будущее не боятся. Уверены, специалисты будут нужны всегда. А хорошие специалисты тем более. На железной дороге самое главное не рельсы, поезда и грузы, а люди, выбравшие эту непростую профессию.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно