Эксклюзив: Цены на молоко обрушились вовсе не из-за санкций

Вопреки множеству заявлений, «война санкций» между ЕС и Россией имеет весьма опосредованное отношение к без малого катастрофическому падению закупочных цен на молоко. Главная причина— перепроизводство в глобальном масштабе.

«Конечно, сейчас содержание коров стало менее прибыльным занятием, чем год назад, хотя по-прежнему приносит доход, — рассказал Rus.lsm.lv Дмитрий Докин, руководитель подразделения мороженого молочного холдинга Food Union (с российским капиталом и штаб-квартирой в Риге). — Однако

падение цен связано не только с так называемым российским эмбарго, или, точнее, сейчас уже с ним совсем не связано. Так же, как в Балтии, цены снижаются и в Германии, в торговом обороте которой экспорт в Россию составляет незначительную долю.

Дело в том, что в Новой Зеландии, задающей тон на мировом рынке, этим летом, которое [в Южном полушарии] как раз подходит к концу, выдался отличный «урожай» молока: насушено много порошка, накоплены очень большие запасы масла. Возможно, в этом году рынок ждет перепроизводство. Хотя это молоко и масло пока попали только в Китай, но уже грузятся контейнеровозы, и скоро товар будет в Европе. Все это понимают. А европейские цены на молоко в разных регионах различаются практически только стоимостью транспортировки». 

Глава Центрального союза молочников Янис Шолкс придерживается того же мнения:

«Биржи первые сигналы к снижению почувствовали уже в июне-июле, когда российское эмбарго никто не мог даже прогнозировать. Возможно, оно и дало дополнительный толчок, но точно не являлось причиной.

Такие колебания вообще характерны для рынка: если помните, полтора года назад в Новой Зеландии и Австралии, которые являются основными поставщиками молока на мировые рынки, разразилась засуха, и образовался дефицит, который вызвал рекордный рост цен и, соответственно, позволил фермерам, в том числе и латвийским, хорошо заработать. Многие из них в расчете на сохранение высокой рентабельности принялись наращивать производство».

Динамика ценообразования последнего пятилетия уже демонстрировала подобные колебания, указывает Шолкс, но

нынешнее падение имеет прямо-таки катастрофические для фермеров масштабы.

Теперь уже ясно, что в нынешнем году на рынках ожидается существенное перепроизводство, однако специфика фермерского хозяйства не позволяет оперативно снизить надои.

Тем временем Евросоюз готовится снять ограничения на производство «белого золота». Рабочая группа Европейской комиссии по вопросам молока и молочных продуктов сообщила, что за два месяца до отмены системы квот объемы молочного производства в Европейском союзе выросли на 5,5%, а штрафы за их превышение, вероятно, достигнут самого высокого уровня за все время системы регулирования молочного рынка ЕС. В Германии закупочная цена молока в ноябре составляла 33-35 центов за килограмм, прогнозируется ее дальнейшее падение ниже отметки в 30 центов. В Литве за килограмм молока давали 24 цента, в Эстонии — 22-25 центов, и многие хозяйства уже начинают продавать скот. В Польше производство выросло на 7%, в Нидерландах  на 5-10% при неуклонном снижении цен. В Латвии с августа закупочная цена на молоко снизилась на 25%, а в начале этого года часть фермеров получила сообщение о снижение цен еще на 10%. В январе прошлого года крестьяне в среднем выручали за килограмм 34,2 цента, в этом году — не более 24 центов. Однако, несмотря на колебания цен, после отмены квот крупнейшие страны-производители молока намерены увеличить производство.

Янис Шолкс признает, что после снятия квот последует новый этап снижения цен, однако эффект от отмены регулирования продлится не более полугода. Затем, по его словам, произойдет коррекция и, видимо, сокращение поголовья скота и уменьшение числа хозяйств.

Закупочные цены на молоко в Латвии опустились ниже себестоимости в августе прошлого года. Как тогда писал Rus.lsm.lv, именно введение Россией эмбарго на поставки продовольствия из стран ЕС называлось в качестве причины тяжелого положения, в котором оказались в том числе и латвийские молокопроизводители. К октябрю убытки латвийской молочной отрасли оценивались в 9 млн. евро в месяц. Власти трех государств Балтии обратились за срочной помощью к Евросоюзу запрашивая (в случае Латвии) 20 млн. евро. Затем речь пошла уже о 13 млн. евро. В середине ноября к процессу подключился президент Андрис Берзиньш. Неделей позже Брюссель согласился выделить 7,7 млн. евро. Уже в 2015 году было объявлено, что больше никакой помощи от ЕС не последует.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить