Эксклюзив: Российский бизнес в Латвии в эпоху санкций

Отношения между официальной Латвией и Кремлем примерно, как на улице: прохладно и дует. Как в этой ситуации себя чувствуют инвесторы из России, развивающие бизнес в нашей стране и сказывается ли внешнеполитическое напряжение на их деятельности и планах?

Перед выборами в Сейм один из кандидатов в депутаты, впоследствии получивший мандат, заявил: с учетом внешнеполитической обстановки было бы правильно ввести полный мораторий на инвестиции из России. Чтоб не создавать новые угрозы безопасности.

Наверное, начинающий политик вздохнул с облегчением, когда летом в прессе появилась информация о приостановке проектов возрождения мясокомбината Triāls и развития технопарка в Валмиере, которые продвигал  президент «ГазЭнергоСтроя» Сергей Чернин. В качестве повода для паузы упоминался в целом общий политический климат и, в частности, запрет на ввоз продуктов питания из ЕС в РФ (основным рынком сбыта колбасы из Видземе должен был стать как раз наш восточный сосед).

Банки с вопросами

Незадолго до этого, в июле, в интервью газете «Бизнес&Балтия»  сам С. Чернин заявил: «Если геополитическая ситуация скажется на отношении к конкретным российским инвесторам только потому, что они из России,  тогда мы, наверное, будем из этих проектов выходить и все продавать».

Тогда же он отметил: банки со скандинавскими корнями стали задавать странные вопросы – например, о его позиции по ситуации в Крыму. Впрочем, узнать об обновленных планах предпринимателя относительно технопарка и вообще об отношении наших и российских официальных и частных структур к его латвийскому бизнесу Rus.lsm.lv не удалось. На все вопросы такого рода вполне словоохотливый Сергей Чернин отвечать отказался.

Насколько можно судить, отмеченный им всплеск странного любопытства у скандинавских банков — не уникальный случай. Точно о таком же эпизоде на правах анонимности Rus.lsm.lv сообщил другой российский собственник бизнеса в Латвии. Впрочем, возможно, это все-таки сюрреалистическое совпадение: другие инвесторы и топ-менеджеры латвийских компаний с российским капиталом ни о чем подобном не рассказывали.

Российская «Победа» в Вентспилсе

Совладелец ООО Pobeda Confectionery Андрей Муравьев (в середине 2015-го компания должна запустить шоколадное производство в Вентспилсе, наняв 75 человек), заявил Rus.lsm.lv: «Сейчас сложный политический период, много пропаганды с разных сторон, но мы понимаем, что

на уровне региональных властей, муниципалитетов, малого и среднего бизнеса никто не заинтересован в конфронтации, все желают только одного — дипломатического урегулирования, восстановления и развития сотрудничества».

Он заверил, что не чувствует никакого негативного отношения ни в Латвии, ни в России.

Но Муравьев в Латвии только разворачивает деятельность, а один из собственников рыбоперерабатывающих Kolumbija Ltd и Roņu 6 (на обоих предприятиях, судя по открытым базам данных,  работают более 350 человек), приехавший когда-то из Москвы в Лиепаю Игорь Крупник, у нас давно. Ему есть с чем сравнивать.

Впрочем, сравнивать особо нечего: «В Латвии я пока не чувствую абсолютно никаких изменений. По крайней мере на уровне тех людей и организаций, с которыми я имею дело.

Наш город к нам относится очень толерантно, хотя Курземе, насколько понимаю, самый национально стойкий регион страны.

Со стороны государственных структур тоже все в порядке.

С другой стороны, если мы нормально работаем и платим налоги, с чего бы плохо ко нам относиться?».

Зато на российской стороне отношение, похоже, изменилось — не к И. Крупнику лично, конечно, а к латвийским (или даже европейским) компаниям вообще. По крайней мере, по словам коммерсанта, раньше отправленный туда грузовик с  продукцией пересекал границу и проходил растаможку за 3-4 дня. Теперь тот же цикл занимает неделю:

«Со стороны контролирующих органов больше нет прежнего доброжелательного отношения. Проверки стали более строгими, процедуры длиннее».

В Латвийской торгово-промышленной палате Rus.lsm.lv подтвердили, что члены организации стали жаловаться на проблемы с логистикой при экспорте на восток.

Baltic Crystal, судя по словам Андрея Михайлова, члена правления и миноритарного совладельца этой хай-тек компании, с Россией вообще не работает, и потому ни кризис в межгосударственных отношениях, ни падение курса рубля вообще не сказывается на заводе: «Мы занимаемся бизнесом безо всякой политики, и отношение к нам в Латвии вообще никак не изменилось».

Кстати, это принадлежащее россиянам производство материалов из монокристаллического сапфира стало вторым после Dobeles dzirnavnieks, кому правительство Латвии предоставило скидку по подоходному налогу с предприятий за крупные инвестиции (по данным ресурса crediweb.lv, в конце 2013-го активы компании составляли более 9,5 млн. евро, из них 7,8 млн. евро приходилось на оборудование).

Тихая гавань

Представители банков с российским капиталом тоже уверяют: отраслевой регулятор и прочие официальные структуры не стали смотреть на них более подозрительно, чем прежде. 

«Ничего негативного в связи с тем, что у нас акционер – россиянин, я вообще  ни разу не слышал. Даже наоборот:

тот факт, что у нас сложилась интернациональная команда, судя по отзывам, рассматривается скорее положительно. Но в целом при решении деловых вопросов контрагентов интересует качество банка, а не гражданство владельцев», — заметил Rus.lsm.lv президент Norvik banka Оливер Брамвелл (основной акционер учреждения — россиянин Григорий Гусельников, вложивший в него более 62 млн. евро). 

В том же духе высказался и глава Bank M2M Europe Роберт Идельсонс (банка, работавший ранее под названием Latvijas biznesa banka, полностью принадлжеит Андрею Вдовину). По его словам, учреждению

нынешняя ситуация даже на руку , поскольку пертурбации в России заставляет состоятельных граждан этой страны активнее искать тихие гавани, одной из которых является Рига.

Бьют не паспорту, а по карману

Впрочем, все сказанное выше не значит,  что российский бизнес в Латвии вообще не чувствует на себе понижения градуса в отношениях ЕС и РФ и экономических проблем последней.

Но тяготы российского капитала в Латвии ровно такие же, как и у сугубо местных предпринимателей, так или иначе зависящих от восточного соседа.

Так, значительная часть продукции молокопереработчика Food Union  (крупнейший акционер – Андрей Бесхмельницкий) попала под действие эмбарго, то же произошло с Daudznozaru kompānija «Daugava» (67% принадлежат компании «Гоголь-Моголь Два»), уже упомянутая Kolumbija Ltd вместе с прочими экспортерами страдает из-за курса рубля и т.д..

Но, как заметил один из собеседников Rus.lsm.lv, хуже всего на бизнес сейчас влияет отсутствие всякого представления о дальнейшем развитии ситуации, рычаги управления которой зажаты в руке политиков.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить