«Дикий Запад» латвийской науки: денег нет — и пока не будет

Перед выборами политики обещали, что уже в 2022 году финансирование науки должно составить 1% ВВП — это в 10 раз больше, чем сейчас. Впрочем, по всей видимости, в скором времени ожидать этого не стоит: наука не будет приоритетом по меньшей мере ближайший год, сообщает программа «Личное дело» LTV7.

«Видите, жидкость следует за магнитом. Что интересно, магнит не соприкасается с жидкостью напрямую, то есть вы можете контролировать некое движение, поведение с расстояния», — рассказывает Гунтар Китенбергс.

Он молодой ученый-физик Латвийского университета. Гунтару 30 лет, он является ведущим исследователем лаборатории магнитомягких материалов.

«Возможность двигать что-то с расстояния интересна для разного использования. Нам ближе всего вопросы биомедицины. То есть — как двигать клетки в организме человека туда, куда их надо доставить. Например, это могут быть стволовые клетки. Есть и другие методы, например, магнитная гипертермия, во время которой магнетические частицы доставляются в клетки опухолей. Они нагреваются при помощи внешнего магнетического поля — и таким образом убивают вредные клетки», — добавил он.

Физикой Гунтар заинтересовался ещё в школе — в 9-м классе. Окончив 64-ю среднюю школу, молодой человек поступил на кафедру теоретической физики в ЛУ, там и познакомился с магнитомягкими материалами. Они стали его главным научным интересом. Молодой человек продолжил учиться во Франции.

«По окончанию магистратуры — а я был весьма хорош на своем курсе — мне предложили позицию докторанта там же, в Гренобле. До этого, когда я только закончил бакалавриат, мы с профессором Андреем Цебером говорили, что есть возможность учиться в двойной докторантуре. Профессор давно сотрудничает с университетом Пьера и Марии Кюри, который сейчас стал частью Университета Сорбонны в Париже. Это было достаточно интересное предложение, но в долгосрочной перспективе я знал, что хочу вернуться в Латвию», — поделился Гунтар.

Вернувшись домой, ученый столкнулся с неопределённостью — а будет ли работа?

«Мы сейчас находимся на Диком Западе. Каждый борется за себя. Объявляют разные проекты — и люди стараются на них стартовать, получить финансирование. Если ты его получаешь, то всё происходит, если не получаешь, то ты остаешься в пустыне в надежде добраться до воды достаточно быстро. Если у тебя не выходит, то твоя научная карьера может закончиться», — пояснил он.

Молодым ученым нужна стабильность и перспектива, уверен Гунтар. Так возникла новая модель финансирования науки, которую разработала группа молодых ученых под его руководством. Эту идею на политическом уровне продвигает Ассоциация молодых ученых.

До 2013 года в Латвии работала система «одного столпа»: все научные учреждения получали финансирование — вне зависимости от достижений. В 2017 году систему реформировали. Основное финансирование разделили на две корзины: 70% денег уходит на основные функции учреждений, например, инфраструктура и административные расходы, и ещё 30% они получают за достижения — участие в исследовательских проектах ЕС, госпроектах, договоры с предприятиями и научные публикации. Финансирование выдается раз в год 22 научным учреждениям.

Молодые ученые предлагают пересмотреть систему. В их модели есть «три столпа». Первый составляет 45% базового финансирования — инфраструктура и зарплаты ведущих исследователей, эта сумма остается неизменной в течение шести лет. Ещё 45% — деньги на реализацию проектов и наём сотрудников. Этот столп может меняться в зависимости от успехов научного учреждения по подготовке докторантов, привлечения финансирования из международных источников, а также научных публикаций. Последние 10% — это деньги на развитие, например, создание общей инфраструктуры, которой смогут пользоваться сразу несколько институтов.

Предложение молодых ученых поддержала Латвийская академия наук и министр образования Илга Шуплинска.

«Они исходят из того, что базовое финансирование присваивают не учреждению, а сильному ведущему исследователю, который вокруг себя собрал группу исследователей. Это совершенно иной подход, который я хотела бы поддержать», — отметила она.

Тем не менее, говорить о новой реформе рано — министру нравятся отдельные элементы модели, но прежде чем что-то менять, нужен анализ. И деньги — много денег. С 2010 по 2013 год финансирование науки не превышало 12 миллионов евро, а сейчас оно составляет 27 миллионов — и этого тоже недостаточно. По правилам Кабинета министров, базовая зарплата ученого должна составлять 765 евро до налогов, сейчас денег хватает, чтобы покрыть только половину.

Перед выборами партии почти единогласно заявили, что в 2022 году финансирование науки должно достигнуть 1% ВВП. Это около 270 миллионов евро, в 10 раз больше, чем сейчас.

В Совете по фискальной дисциплине говорят, что попытка сдержать это обещание может быть очень болезненной для жителей Латвии.

«В отношении финансирования науки — свободных средств в бюджете просто так нет. Здесь уже тяжелый выбор — либо надо финансировать науку и не финансировать что-то другое, или повышать налоги. Ну, вот подумайте — насколько население Латвии было бы готово платить больше налогов, чтобы финансировать науку в большем объеме?» — отметил Янис Платайс, глава совета.

По прогнозам ведомства, ситуация с фискальным пространством Латвии будет неизменной по крайней мере до 2021 года.

Если политики сдержат обещание, то наука буквально утонет в деньгах, говорит президент Академии наук Ояр Спаритис Прирост должен быть постепенным.

«Это 10 или 20 миллионов за год, которые готова и может использовать, внедрить наша наука в лабораториях, в инфраструктуре, в работах, консорциумах с другими странами. Потому что, чтобы получить качественный коллектив для какого-то эксперимента, нужно привлечь и людей из других стран», — уверен он.

Молодые ученые говорят, что Латвии пока хватило бы и половины обещанной суммы. В противном случае, ученые продолжат драться за каждый цент, вместо того чтобы фокусироваться на задачах.

Правящие партии от науки как важного направления не отказываются. Правда, она точно не будет приоритетом в этом году. Десятикратный рост финансирования за три года тоже больше не обещают. Мнения по поводу источника средств расходятся.

«Мы можем говорить с Европейской комиссией, основываясь на структурных реформах, об отступлении от дефицита бюджета. Подобно тому, как в свое время было достигнуто отступление ради затрат на здравоохранение», — считает Райвис Дзинтарс, председатель фракции Национального объединения.

«Только на рост экономики мы можем полагаться, если мы думаем о финансировании науки. И Латвия очень мало использует европейские фонды. Особенно по науке», — уверен Айнар Латковскис, глава фракции «Нового Единства»

«У нас, по крайней мере, есть третий вариант — это увеличение сборов в бюджет за счет сокращения теневой экономики», — полагает лидер фракции «Развитие/За!» Даниэл Павлютс.

«Будем думать, сейчас я не могу Вам ответить», — заявил Атис Закатистов, председатель фракции КПС.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно