«Детектор лжи» проверяет Объединение регионов Латвии

В цикле предвыборных дискуссий «Партия в фокусе» Латвийское телевидение расспрашивает всех лидеров списков кандидатов в депутаты Сейма, поданных партиями по избирательным округам. После каждой дискуссии «Детектор лжи» проверяет высказывания политиков и обращает внимание на такие утверждения, которые не соответствуют действительности, не обоснованы поддающимися проверке фактами, содержат неточную или неполную, а потому одностороннюю информацию.  

В ходе четвертой дискуссии журналисты расспрашивали лидеров окружных списков Объединения регионов Ингу Бите, Иеву Бранте, Неллию Клейнбергу, Юриса Вилюмса и Эдварда Смилтенса. Последний одновременно является и кандидатом в премьеры.  (См. также видео и полную стенограмму дискуссии на латышском).



Эдвард Смилтенс — об участии в выборах президента

Объясняя, почему его политическая сила не называет своего кандидата в президенты, Смилтенс сказал, что хочет избежать «политического рынка», который поддерживается существующим порядком избрания. В доказательство своего опыта он заявил, что сам участвовал в избрании трех президентов. На самом деле он участвовал в выборах двух глав государства.

Смилтенс:

«Я за время своей карьеры избирал трех президентов страны».

В разговоре с «Детектором лжи» Смилтенс начал еще раз подсчитывать и пришел к выводу, что в эфире ошибся. Депутатом Сейма он стал в 2010 году и участвовал в голосовании через неполный год, когда президентом был избран Андрис Берзиньш. В 2015 году, уже в нынешнем Сейме, Смилтенс принимал участие в выборах находящегося сейчас в должности президента Раймонда Вейониса.

Юрис Вилюмс — о пониженных налогах для предпринимателей

Объясняя, где откуда партия намерена получить средства на выполнение обещаний, Вилюмс указал на растущие поступления в бюджет и сказал, что наконец-то экспорт превысил импорт. Однако «наконец» употреблено совершенно не к месту.

Вилюмс:

«Насколько я понимаю, сейчас [настал тот] исторический момент, когда наконец-то экспорт стал больше импорта».

Благодаря стремительному экономическому росту, экспорт товаров и услуг из Латвии уже несколько лет подряд обгоняет импорт, свидетельствуют данные Банка Латвии. Правда, в категории «товары» экспорт меньше импорта — тем не менее, этот «минус» с избытком покрывается «плюсом» от экспортом услуг.

Экспорт превысил импорт уже пару лет назад, и приятно, что тенденция сохраняется, заявил «Детектору» Янис Херманис, старший финансовый аналитик финансового учреждения Altum. Большая заслуга в этом у экспорта услуг, подчеркнул он. Хотя объемы и перевозок по железной дороге, и предоставляемых финансовых услуг упали, это падение с запасом компенсировали другие отрасли — туризм и отдых, автоперевозки, авиация, компьютерные и ИТ-услуги, а также строительство. По мнению Херманиса, эти тенденции сохранятся, так как экономика на подъеме во всех странах — торговых партнерах Латвии, и спрос на наши товары и услуги будет достаточным.

Иева Бранте — об активности избирателей за рубежом

Бранте в эфире поддержала Смилтенса, высказавшегося о возможности проголосовать электронно — чтобы облегчить участие в выборах для диаспоры. В качестве аргумента она упомянула низкий удельный вес голосующих среди зарубежных граждан, однако названное ею число и близко не соответствует действительности. 

Бранте:

«Мы не должны забывать об этом вопросе. Нам нужно искать решение, чтобы облегчить нашим гражданам, диаспоре, возможность избирать. На данный момент увеличено число избирательных участков [за рубежом], и нужно смотреть, какой окажется ситуация, так как на прошлых выборах проголосовали едва 10 процентов».

На самом деле активность зарубежных избирателей выше. В выборах нынешнего Сейма в 2014 году приняли участие 26,42% (23 116 человек) от зарегистрованного за рубежом числа обладающих правом голоса граждан. В 2011-м, когда были созваны внеочередные выборы Сейма — 27,34%, следует из данных ЦИК. Общая явка (и в Латвии, и за рубежом) на выборах нынешнего Сейма составила 58,85%.

Бранте объяснила «Детектору», что о прозвучавших в дискуссии 10 процентах ей сообщил ее помощник. «Поверила, не проверила», — признала Бранте.

Бранте о правовой защите незарегистрированных отношений

Выступая против т.н. «закона о сожительстве», который защитил бы права живущих без регистрации отношений людей, Бранте заявила, что таким людям следует вступить в брак и обосновала свое мнение ссылкой позицию, якобы занятую Верховным судом в деле о трагедии в Maxima. Однако в упомянутом ею деле Верховный суд никого решения не принял, а в других подобных делах занимал различные позиции.

Бранте:

«То, что следует сделать этим людям — этим людям нужно юридически заключить брак. Брак мы можем заключить либо в ЗАГСе, либо в церкви. И Верховный суд после трагедии в Maxima на это и указал, и закон о совместной жизни в данном случае невозможен».

Бранте подтвердила «Детектору лжи», что говорила о деле, в котором спутница жизни погибшего при обрушении Maxima спасателя по суду требовала признать факт гражданского брака. Хотя пара несколько лет и жила вместе, женаты они не были, и поэтому женщина после гибели спутника жизни не могла получить компенсацию. Однако дело не продвинулось дальше суда Латгальского предместья Риги, который требование женщины отклонил. Глава общества «Золитуде 21.11» Регина Лочмеле-Лунева сообщила «Детектору», что этот вердикт женщина не стала оспаривать, поскольку, благодаря решению других близких погибшего, получила часть выплаченной им компенсации. 

Признав, что она ошиблась, Бранте (по образованию — юрист), позднее указала «Детектору» на другое дело, которое рассматривалось в Сенате Верховного суда за полтора года до трагедии в Maxima. В том деле анализировалось, имеет ли право мужчина, который без регистрации брака жил с женщиной в съемной квартире, после ее смерти перенять право аренды. Суд постановил, что фактический супруг не может быть признан членом семьи нанимателя в значении, применяемом в законе «О найме жилых помещений». Суд (как и указала Бранте), также признал, что не в его компетенции установить для сожителя те же права, что и для супруга. Однако Сенат Верховного суда также высказал мнение о необходимости «однозначного решения законодателя по вопросу о том, признаются ли партнерские отношения с правовой точки зрения».

Одновременно следует указать, что в судебной практике было и иное решение. После того, как в 2011 году в Екабпилсе в результате стрельбы в игорном зале погиб полицейский, в суд обратилась его сожительница (брак зарегистрирован не было). Суд признал факт совместной жизни, и женщине была выплачена компенсация.

Инга Бите о правовой защите однополых партнеров

На вопрос ведущего программы о том, как обеспечить государственную защиту людям, живущим в однополых союзах, раз уж они не могут вступить в брак, Бите ответила:

«Заключать гражданско-правовые сделки другого вида, что сегодня уже возможно. Это два взрослых дееспособных человека, у них не может быть общих детей, ибо главная цель брака — защищать общих детей. В пределах своей дееспособности они могут заключать любые гражданско-правовые соглашения».

На дополнительный вопрос о том, из-за какой препоны нельзя законом разрешить регистровать партнерские отношения, Бите ответила, что это просто не нужно:

«В этом просто нет необходимости. Здесь нет препон, это просто не нужно».

Из сказанного Бите вытекает, что, якобы, уже сейчас живущие в однополых союзах люди могут получить ту же самую правовую защиту, что и состоящие в браке партнеры, если заключат соответствующие гражданско-правовые соглашения. Однако это не так. Lsm.lv уже писал, что доверенности и договоры для однополых пар не решают ни вопросов видов на жительство, если партнер — гражданин «третьей страны», ни вопросы наследования, даже по завещанию, поскольку есть неотклоняемые наследники, имеющие право на половину наследства. Такими соглашения нельзя ничего изменить и в процессуальных правах, например, и в административном, и в гражданском процессе однополый партнер не имеет права отказаться свидетельствовать против своего партнера. Хотя Бите в дискуссии и заявила, что у однополых пар не может быть общих детей. Дети в таких семьях растут и права партнеров ограничены еще и с этой точки зрения. В частности, если биологический родитель погибает, второй партнер не получает автоматического опекунства над ребенком.

На то, что правовое регулирование партнерских отношений, в том числе и однополых, неполное, в 2011 году указал и омбудсмен Юрис Янсонс. Он  призвал Сейм упорядочить регулирование, внеся поправки в целый ряд правовых норм, относящихся к защите прав пациентов, предотвращению конфликта интересов, процессуальным правовым нормам, социальным правам и праву на информацию. 

Иева Бранте о защите брака в Сатверсме

Дополняя сказанное Бите об отрицательном отношении к закреплению прав однополых партнеров законом, Бранте сказала, что такое закрепление противоречило бы конституции и ее преамбуле:

«Я хочу также обратить внимание на Сатверсме. Это [закрепление] было бы против нашей Сатверсме. Преамбула на это ясно указывает».

Из сказанного Бранте можно понять, что она обращает внимание на сказанное в Сатверсме о том, что брак — союз мужчины и женщины. Однако это определение брака входит не в преамбулу, которую упомянула Бранте, а в 110 статью основного закона. Поправки к Сатверсме, устанавливающие, что брак есть союз мужчины и женщины, были приняты по инциативе возглавляемой Айнаром Шлесерсом Латвийской Первой партии в 2005 году. Одновременно в 110 статье по-прежнему говорится, что государство защищает семью, и права родителей и детей.

В свою очередь, преамбулу к Сатверсме Сейм принял в 2014 году — с целью укрепить основы существования латвийского государства, и она не указывает, какого рода семьи или партнерские отношения государство защищает.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное
Интересно