Cто машин на приколе. За что глава «Рижского таксопарка» благодарен Covid-19

«В марте, когда все только начиналось, пришлось не очень легальным путем достать медицинский спирт... купил целую канистру», — говорит Каспар Муйжниекс, глава АО Rīgas Taksometru Parks. И добавляет: коронавирус «послан нам от небесной канцелярии», за что канцелярии спасибо — даже при том, что клиенты перестали ездить.

AO Rīgas Taksometru parks — самая старая из действующих компаний такси в Латвии, основана еще в 1948 году. И по сей день она — одна из крупнейших: более сотни таксомоторов, парк микроавтобусов, свыше 400 работников. Работает под брендом Red Cab, машины можно увидеть на парковках около крупных гостиниц, а также учреждений: компания регулярно выигрывает конкурсы госзакупок на пассажирские перевозки.

Финансовый отчет за 2019 год еще не опубликован, но в прежние годы оборот компании немного превышал 6 миллионов — при традиционных убытках в 200-300 тысяч евро. По словам Муйжниекса, если честно платить все налоги, не «химичить», и не устраивать «карусель фирм» (регулярно переводя бизнес под новую компанию —С.П.) — работать с прибылью нереально. Почему все же он работает и как видит ситуацию в отрасли до и во время эпидемии — в разговоре с LSM.lv.

— Ваш отец, ветеран отрасли и председатель совета компании Леопольд Муйжниекс, отвечая на вопрос о том, как себя чувствует бизнес такси «при ковиде», сказал, что «бизнеса нет, все стоит». Можно подробней?

— Для начала надо признать: с тех пор, как в Латвию зашли мобильные платформы, ловить такси на улице, подняв руку — это уже редкая практика. Разве что в районе Старой Риги и вокруг, где есть туристы, или если у людей нет никакого мобильного приложения. Мы обычно работаем в основном с корпоративными клиентами. Но и они во время эпидемии не ездят. Ждем, когда ситуация нормализуется. Но у нас уже были разговоры, что одна крупная сеть гостиниц в центре Риги рассматривала и такой вариант: в этом году деятельность своих отелей не возобновлять. Значит, центр города, где мы работаем, будет почти без туристов. Может, что-то изменится, но пока об этом ничто не свидетельствует.

— Как выживаете?

— Уже с начала «ковида» у меня простаивают 100 машин.

— А сколько ездят?

— Наших — четыре. Еще 6 — у партнеров, которые работают под нашим брендом.

— Почему перестали ездить корпоративные клиенты?

— Офисы в основном были закрыты. Что люди освоили за это время — технологии позволяют очень многим работать из дома. Раньше не думали, что это на самом деле довольно удобно. Ну ладно, на сегодня та же Maxima еще не может обойтись совсем без продавцов – но, думаю, еще пара лет, и продавцы в супермаркетах уйдут в небытие как класс.

Ваши шоферы сейчас на пособии за простой?

— Очень по-разному. Те, кто получают пособие, сидят дома. Мы за этим следим. Есть работники, которые у нас очень много лет. Если у них накопились неиспользованные отпуска, они в отпуске. Некоторые написали заявления об уходе.

— Так как вы выживаете, раз клиенты не ездят?

— У нас бизнес состоит из двух частей — такси и автобусные пассажирские перевозки. С автобусами у нас до сих пор 26 маршрутов в Рижском регионе, которые мы обслуживаем. Максимально урезали все расходы. Пришлось сократить уборщицу, еще одну отправили на пособие за простой.

Руки не отвалятся, если мы — и я сам, в том числе — возьмем тряпку и вымоем полы в офисе.

— Что делаете, чтобы работники и пассажиры не заболели?

— После каждого клиента дезинфицируем машины. Протираем все дверные ручки, сиденья и прочие поверхности. И в такси, и в автобусах. В марте, когда все только начиналось, пришлось не очень легальным путем достать медицинский спирт, — хотя, может не стоит об этом рассказывать! (Смеется). Но так было. Купил целую канистру. Тогда еще никто не выпускал здесь свое средство для дезинфекции. Дополнительно купил дистиллированную воду, глицерин, смешали... Это чтобы какой-нибудь водитель не подумал, что можно отнести домой и выпить. Разлили по бутылочкам с пульверизатором, плюс выдали перчатки, и работали. Спасибо нашим водителям, что отнеслись с пониманием и выполняли все требования.

— Перегородки, изолирующие пассажира от водителя, не ставили?

— Нет. Посчитали, что это не дает нужного эффекта. Это больше самообман.

— Про автобусы: в них ездит много людей, и, если среди них будет один заболевший — этим же воздухом дышат все остальные пассажиры в салоне. Особенно если при кондиционировании включен режим, когда воздух снаружи не подается…

— Этот режим может работать очень недолго. Обычно он включается в тот момент, когда транспорт начинает ехать, и в салоне еще жарко — чтобы его быстрее охладить. 

Но, как бы сурово это ни звучало с моей стороны,

этим гадским вирусом в итоге переболеет весь мир. Хотим мы этого или нет. И очень многие умрут.

Но остановить всю жизнь вокруг, типа, сидите дома и никуда не ходите, в дальней перспективе для экономики это — не вариант. Да, я тоже не хочу, чтобы среди заболевших были мои родители. Конечно, я их поберегу.

Но если остановится экономика, и людям будет нечего есть, мы все будем в полной заднице. В этом плане

шведы были правы, когда решили не останавливать экономику.

Чем теперь занимаюсь — пытаюсь найти слышащие уши, чтобы рассказать, что происходит в отрасли в целом, со всеми болтами-яндексами-пандами. Провел онлайн-конференцию, на прошлой неделе разговаривали с директором СГД (Иевой Яунземе — С.П.) и ее помощниками. Нужно сказать ей спасибо: она понимает, что проблема не столько в контролирующих службах, те являются последствиями. А вопросы остаются.

— Например?

— Почему только в Риге работают 710 компаний такси, почему практикуются «карусели фирм», когда, отработав по 2-3 месяца, владельцы снова и снова бросают свои компании, где члены правления — какие-то граждане Украины или Беларуси, которых не найдешь. Почему это происходит? Не потому, что все — полнейшие негодяи. Просто нужно понять, соответствуют ли ситуации нынешние налоги — их вообще реально заплатить? Могу сказать, что сейчас нет такой компании такси, которая может заплатить все налоги. Rigas Taksometru Parks тоже не может. Мы из-за этого регулирования практически потеряли всю свою недвижимость. Пришлось ее продать, чтобы рассчитаться с государством.

А говоря об СГД — какой им смысл гонять 700 коммерсантов? Поймать их — это уже большой административный труд и затраты. И в конце концов с них не получают абсолютно ничего. Там просто нечего взять.

— Вы не использовали режим микропредприятий, когда на каждую машину — отдельная фирма?

— У микропредприятия есть ограничение по обороту — не более 40 тысяч евро в год. Мы считали. С самого начала были подозрения, что уложиться в эту сумму не смогли бы, с учетом всех наших корпоративных клиентов. Особенно если машина работает постоянно, когда на одно авто — по два водителя, по сменам, а иногда и по три. И это означает одно: чтобы уложиться в лимит, нужно жульничать, придумать какие-то манипуляции со счетчиками. Это уже конкретный čakars, а мне хочется спать спокойно, и не думать, в какой момент меня начнут вызывать по инстанциям. Сам по себе режим микропредприятий — он не то чтобы очень плохой. Его можно было бы использовать. Но ограничения по обороту не дают.

По очень грубым подсчетам,

от той суммы, которую показывает счетчик такси, только в виде налогов — социального, подоходного, НДС — надо отдать государству примерно 55%.

Из оставшихся 45% нужно оплатить топливо, страховку, техосмотр дважды в год, лизинг, в конце концов. Это просто невозможная миссия. По сути, нам приходится еще доплачивать за то, что мы везем клиентов. Но если посмотреть, с какими тарифами ездят другие, какие там ценовые войны — это вообще далеко от реальной арифметики.

Все в Латвии очень радуются, что есть тот же Bolt, да? У меня довольно много водителей ушли к ним и говорят: у нас теперь все классно, и работы много. Но там такой интересный момент... Допустим, клиент Bolt через аппликацию заплатил 10 евро за поездку. Все знают, что комиссия самой платформы Bolt, которую она берет с водителя — 18%. То есть от 10 евро забирают 1,80 евро, остальное — твое. И водитель очень-очень рад. Но мы-то помним, что с оставшихся 8,20 евро водитель еще должен заплатить налоги, социальный, подоходный и НДС.

И как вы думаете, шофер будет платить государству эти деньги? Конечно, нет! Он радуется, что у него так много денег. Но это только вопрос времени, когда СГД постучит в его двери. И если он год не платил, и с него потребуют сразу всю задолженность и штрафы — можете представить, сколько тогда будет процессов неплатежеспособности частных лиц.

Сейчас Bolt, мне кажется, единственный, кто реально передает в СГД информацию обо всех совершенных через приложение поездках. (В компании Lsm.lv ответили, что они это делают, и это требование относится ко всем компаниям отрасли. — С.П.) А некоторых других, кто через приложения работает, вообще никто не контролирует. Шоферы ездят без лицензий, иногда даже без прав — полная дурка!

— И что, по-вашему, нужно делать?

— Для отрасли необходимо очень разумное, облегченное регулирование. СГД занимается ликвидацией последствий, а нужно начать с другого конца — решить для начала, кому вообще можно выдавать лицензии.

Должны быть четкие критерии. Чтобы не мог любой сапожник, или бывший юрист, или домохозяйка вдруг решить: у меня есть машина, буду таксистом!

Когда-то эта работа считалась профессиональным промыслом, сервисом повышенного комфорта, с безопасными машинами и опытными водителями. А сегодня таксистом может стать любой, кто захочет. Но как я могу доверить везти своих детей кому-то, кто не профессионал, не прошел обучение? Ведь единственное требование сейчас — чтобы три года были водительские права. В принципе, уже этой основой наша отрасль изнасилована.

Второе: у нас Совет по конкуренции всегда кричит, что единый тариф для такси недопустим, так как это ограничение конкуренции. Интересно, почему в крупнейших экономиках Европы, в Германии, в Австрии, в Ирландии, единый тариф может работать, а у нас — нет? В Ирландии по всей стране один тариф. В Германии тоже один для всех, только по городам. Там ценовую политику регулирует гильдия — крупнейшие операторы такси, плюс торговая палата, плюс специальная экспертная комиссия при министерстве экономики. Каждые 2 года в Германии тарифы анализируют, пересматривают, — в основном немного повышают. А у нас? Совет по конкуренции считает, что ценовая конкуренция — это главное. Но тут начинаются мошенничества, чтобы экономить на налогах и возить дешевле.

— Что вам отвечают в СГД?

— Они за любой кипеш, кроме голодовки. (Смеется). Они готовы участвовать в дискуссии, чтобы помочь в рамках своей компетенции, но они не разрабатывают законы — это делает Министерство сообщения. Например, в Германии НДС на такси — 7%. В Австрии — 10%. Почему в Латвии 21%? Потому что так проще считать — 21% почти для всех. А то, что столько нереально платить, никого не волнует.

По сути, услуги такси — это очень близко к общественному транспорту. Могли бы рассмотреть возможность включить нашу отрасль в общественный транспорт, как это сделано во многих странах, — и был бы у нас пониженный НДС, 12%. Сразу проще платить, предприятия не химичили бы, не прятались.

А сегодня именно так: или ты жульничаешь, или ты терпишь убытки, как мы.

Но я не могу закрыть АО Rigas Taksometru Parks и каждые 3 месяца регистрировать новую компанию. Варианты — или «кидать» клиентов, или кинуть государство на налоги. А вариант «платим налоги, работаем честно, развиваемся, берем новые машины, в том числе электро» — на какие деньги?

Про мобильные приложения: их не надо уничтожать! Они нужны, они классные, людям нравятся, они user friendly. Но люди дорогие, давайте не ездить по мозгам! Покажем, как все есть на самом деле. Я так им и говорю: если вы регулируете издержки такси — вы уже не просто Интернет-платформа, вы — перевозчик. И тогда вы отвечаете и за водителей, и за качество услуги в целом. Но они бегут от этой ответственности. И это не только в Латвии, во всем мире так. Поэтому Uber в мире проигрывает столько судов.

Лицензирование — еще одна сага. Нужно делать, как во многих странах Европы: чтобы лицензию выдавала одна конкретная инстанция. Можно ввести градации: например, одна лицензия — чтобы работать только в Риге, другая — чтобы во всей Латвии, допустим. А что у нас? Есть большие города и регионы планирования, которые их выдают. Из-за этого ценовая политика, скажем так, интересная. Например, самая дорогая лицензия была в Марупе, даже дороже, чем в Риге — потому что интерес к аэропорту. В Саласпилсе раньше вообще не было муниципальных правил в отношении такси. Они нас гоняли так долго, что я спросил у председателя их думы: чего ты хочешь? Он говорит: хочу, чтобы такси работали в Саласпилсе. А регулирования нет. Говорит: сделаем! И они сделали лицензию за 1 евро — в год! Для сравнения: в Марупе было 26-27 евро плюс НДС. В месяц.

Еще пример, на что я был реально зол — хотел даже позвать журналистов, чтобы устроить на ТВ дискуссию... Есть одна административная территория — Юрмала, где чиновники, члены административной комиссии, издеваются и открыто смеются в лицо. Нас там судили за пассажирские перевозки без лицензии. Мы туда доставили клиента из Риги — рижская лицензия дает право везти пассажира из столицы в любую точку Латвии. У нас нет права взять клиента обратно из Юрмалы, если там у нас лицензии нет. Мы этого и не делаем. А наказали нас за то, что шофер там высадил клиента, и зашел в магазин — а машину оставил с включенным плафоном и зеленым огоньком.

Это, на их взгляд, нарушение. Но в законе об автоперевозках сказано, что у счетчика в такси есть только два режима: он либо включен — когда клиент в салоне, и плафон с зеленой лампочкой не горят, или выключен — когда клиента нет, и тогда горит плафон. Всего два режима, третий в законе не предусмотрен.

Нам в СГД в свое время так и сказали: если попробуете ввести третий режим — это мошенничество, накажем.

Я спрашивал у административной комиссии Юрмалы, как я могу покинуть их территорию, не включая плафон, если клиент вышел? Знаете, что они мне ответили? Вы можете вызвать эвакуатор!

Это не издевательство!? Если бы там не было депутатов, можно было бы за такое и по зубам врезать.

Чем дело кончилось?

— Мы выиграли административные суды, но Верховный суд по двум таким делам признал нас виновными. Потому что подобные дела против других, маленьких, перевозчиков уже были так разрешены раньше, и все — čau! Поэтому я считаю, что у самоуправлений нужно это регулирование отнять, как бы они не кричали!

У меня много чего есть рассказать про странное регулирование. Допустим, в Адажи есть музыкальная школа, я отвез туда маленькую дочку из Риги, а обратно забрать не успеваю. Хочу заказать для нее такси — но в Адажи я никого не знаю и не хочу, чтобы мой ребенок сел в машину непонятно к кому. Технически можно отправить такси из Риги в Адажи, тут у меня машины есть. Но нет лицензии для Адажи. Казалось бы: ОК, включу счетчик уже на выезде из Риги, пару евро переплачу, пусть считается, что услуга началась еще в Риге. Но оказывается, так тоже нельзя: на взгляд суда, услуга начинается не тогда, когда мы договорились о поездке, оплатили ее, выдали чек, включили счетчик.

Не-е-е-е-ет, услуга начинается, когда клиент реально сел в машину.

Если он хочет сесть в Адажи, я не могу его без адажской лицензии взять.

Я спрашивал в суде: люди милые, а как же мы ездим из Риги в Сигулду, если пилот или пассажир авиакомпании забыли чемодан или документы? Что, когда чемодан положат в машину, это тоже будет начало услуги? Суд ответил: это казус, это не относится к делу — там едет чемодан, а не человек. Но это же тоже перевозки…

Почему я так бьюcь — потому что это семейное предприятие. Ему 73 года. И люди там очень хорошие, они любят свою работу и хорошо ее делают. Ну почему не дать им возможность делать свое дело? Привести в порядок регулирование отрасли, чтобы все было ясно. Например, ввести один конкретный платеж. Или как в Эстонии: ты коммерсант-таксист, в банке открыт своего рода «виртуальный кошелек». И ты работаешь через этот счет, к которому у налоговой службы есть подключение. Получаешь 10 евро, 18% забирает Интернет-платформа, еще, допустим, 20% — налоговики. В эти 20% входят социальный и подоходный налог, и это лучше, чем налог микропредприятия.

Взять конкретный процент от оборота, и не компостировать мозг.

Подумайте, если одна только обязательная страховка для такси стоит 1200-1500 евро в год, то сколько надо зарабатывать, чтобы окупить все расходы? Но никто из чиновников не хочет смотреть эти цифры!

И хватит друг другу врать: химичить, давать взятки, не брать лицензии, еще чего-то не делать... В отрасли все время такие [игроки] мелькают.

Этот «ковидный» период на самом деле отличный — он нам послан сверху, от небесной канцелярии.

Чтобы мы посмотрели на себя со стороны и привели запущенные дела в порядок. Потому что эти чиновники, по моему впечатлению, считают, что деньги на деревьях растут. Как мне сказал один: «Г-н Муйжниекс, если вы не умеете заниматься этим ремеслом, то советую что-то менять в жизни». Он, очевидно, умеет.

У меня были разговоры с судами, полицией, СГД — я всех их очень люблю!

Но пусть они будут корректными и не считают предпринимателя априори мошенником. Приведите в порядок регулирование и налоговый режим. Такси — это не золотая жила, сделайте так, чтобы можно было нормально работать. Нет, сидят в теплых креслах и считают себя большими господинчиками. Но ведь это мы все платим им зарплату! И за что я им плачу — за такую работу? Поэтому я немного наивно надеюсь, что весь этот «ковид» перестроит людям мозги.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно